67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+10° ветер 2 м/c
10 мая
Понедельник

Общество

Светописец от бога

Фотохудожник, ломающий стереотипы, не прижился в Москве

Пару лет назад Михаил Павин публично сжег весь свой фотоархив: в пламени сгорели более тысячи работ и остатки веры в будущее города. Разочаровавшись во всем, фотохудожник покинул Владивосток, казалось бы, навсегда. Спустя полтора года он прилетел обратно - с озорным блеском в глазах, с горкой фотофильмов и новых идей, устроил настоящее шоу. "Набегался", - подытожил один из его друзей. Надолго ли он приехал? Этого не знает даже сам Павин.

Восставший из пепла

Павин - фотохудожник высочайшего класса. Таких в Приморье единицы: он одним из первых начал превращать фотографию в авангардное искусство, применяя синтез совершенно несовместимых материалов и технологий, одним из первых запечатлел владивостокский андеграунд. Затем были выставки в Санкт-Петербурге, Майами, Пекине, Махачкале, Берлине, Кельне и, конечно, участие в международной ярмарке "Арт-Москва", куда его приглашали пять лет подряд. Его фотоживопись восхищала и шокировала: казалось, что, минуя все промежуточные моменты, Павин каким-то невероятным образом напрямую фотографирует идеи.

В 2001 году он собирался демонстрировать самую длинную фотографию - 108 на 6654 сантиметра. На простейшем фотоувеличителе он создал законченное произведение из 62 кадров под называнием First dimension ("Первое измерение") и подал заявку в Книгу рекордов Гиннесса. Но его опередил японец. И дело тут не в расторопности и изобретательности: фотограф из Японии сделал все за считанные дни на высочайшем оборудовании, Павин же свою черно-белую "штопал" вручную.

Художник упрямо шел на рекорды: он изготовил самую толстую фотографию в мире. Методом Уильяма Тальбота на российской туалетной бумаге Павин повторил сюжет первого дагерротипа. Но, как и в предыдущей истории, в Книге рекордов Гиннесса раритет фиксировать отказались, не пожелав вводить новую рекордную категорию. Самая толстая фотография в мире погибла от удара при перевозке из Новосибирска. "Там своя бюрократия, - откомментировал ситуацию Павин. - А мне было достаточно и того, что придумал и сделал это я".

"Если это место, куда я шёл, значит, я просто шёл не туда" (из песни А. Демина)

Михаил Павин протестовал. На центральной площади города он кремировал коллекцию своих фоторабот, собранных за 15 лет, и расстрелял японскую куклу, бывшую несколько лет его излюбленной натурщицей. Художник заявил о прекращении выставочной деятельности во Владивостоке и сдержал свое обещание. Самую длинную фотографию он подарил "Арке", обозвав куском бумаги, захламляющем мастерскую, а затем уехал в Москву.

Выходку ранимого гения расценивали по-разному: то ли у него сдали нервы, то ли он первый кинул камень в болото, отомстив городу, в котором не финансируются культурные проекты, а современное искусство соглашается выставлять всего лишь одна галерея. Но, как заявил возвращенец, в его поступке не было ни капли политики. Павин порвал с прошлой жизнью. Прежний Миша сгорел дотла, новый обрел себя в измерении фотофильмов.

Творить без страха и упрека

Еще в середине 1990-х фотограф задумался над использованием мультимедиа в искусстве, однако реализовал идею лишь спустя несколько лет в Москве, где получил возможность проявить свой потенциал в создании серий фотофильмов. В галерее "Арка" художник демонстрировал друзьям-художникам не только свои фильмы - потоки слайдов, мелькающих в режиме нон-стоп, под музыку, написанную специально для него московскими рок-группами, но и доказал, что такие эксперименты могут быть действительно востребованы в столице.

Оперируя фотофильмами как одним из инструментов, он оформлял концерт Олега Чубыкина в московском клубе "16 тонн" - на стене проецировался слайд-фильм из фотографий разного времени: ностальгические виды Владивостока, полуобнаженные натурщицы и сам Павин, голый, на унитазе и с пистолетом в руках.

Художник принял участие в неделе декора от журнала "Мезонин". Вместе с известным дизайнером Еленой Братчиковой, с год жившей в Японии, они попытались воспроизвести особую энергетику чайной комнаты: открывались раздвижные двери - и зритель попадал в мир зеркально отраженных облаков и воды; специальные колонки перемещали человека в иную акустическую среду, а окно-иллюминатор светилось фотофильмом "Сны о чем-то большем", состоящем из фотографий той самой куклы-натурщицы в пузырьках воды. В общем, бесконечный релакс, из которого зрители не хотели выходить. В восторге остались и почетные гости из Великобритании - принцесса Кентская и принц Майкл Кентский.

Довольно необычно смотрится фотофильм, ставший своеобразным видеоклипом на песню "Гармония" для одной московской регги-команды. Павин задействовал вместе со своими фотоколлажами и некоторые картины художника Евгения Макеева.

Я ненавижу куклу Barbie!

- Когда я рассматриваю чужие фотографии, меня прежде всего интересует, откуда взялся импульс, который управлял пальцами: почему он повернул вот так, а не иначе, - говорит фотохудожник. - Любой фотограф в снимках отражает в первую очередь себя - объект не может вдохновлять.

Однако голова старой японской куклы, оказавшаяся у Михаила случайно, стала своего рода откровением и породила целую серию, которая так и называлась - "Любимая натурщица": кукла-маска в мыльной пене, воде, чернилах и в разных фантастических ракурсах.

Но кукла, расстрелянная в клочья, пылилась в мастерской, когда Павин отправился на поиски новой "любимой натурщицы" в магазин.

- Я был в шоке! Ребенку, который еще говорить не умеет, подсовывают монстра. Можно воспитывать словами, а можно молчанием, последнее сильнее, оно работает на подсознание. Это жуткий бизнес: вы знаете, что каждые две секунды в мире продается Barbie, а несет ли она хоть какое-то эстетическое начало?

Так появилась на свет новая забава под названием Styllove: Павин остервенело и по полной оторвался на массовой культуре. "Я ненавижу покемонов, телепузиков, куклу Barbie и прочую высокобюджетную дешевку". Кстати, кукольные совокупления, которыми Павин пытался показать однотипность, агрессивность и гиперсексуальность американской красотки, собравшийся бомонд воспринял весьма неоднозначно.

Музыкальный некрофил

Мастерская, где всегда скрупулезно, как ученый-исследователь, работал Михаил, с момента отъезда нисколечко не изменилась: та же бочка-столик, за которой было много выпито-говорено, листы "Красного Знамени" на стене, красноватый полумрак и Deep Perple из колонок. "Меня сын прозвал музыкальным некрофилом, - признается Павин, - люблю послушать старые альбомы "Аквариума", да и Майка Науменко с Янкой Дягилевой очень даже жалую". Поменялось что-то неуловимое в самом художнике, не осталось и следа грусти или полудетских надежд, что кто-то поймет, кто-то поддержит...

Отчего перевернулся Ленин?

Первое Московское биеннале современного искусства окрестили "святотатством года". Ну еще бы, авангардисты попрали все нормы морали! Клозет с заледеневшей мочой, "быстрая камасутра" на видео, фигура Ленина, переворачивающаяся в стеклянном ящике, как в гробу. В московских музеях происходила какая-то непонятная арт-дискотека. Поиски нового смысла в новых формах от искусства зашли в провокаторский тупик, считает Павин (он отслеживал весь процесс), потому что нет никаких форм, а смысл - он на уровне бутылки и закуски к ней. "Я смотрю и чувствую себя обманутым, меня ничто не потрясает, не дает пищи для ума. Отсутствует главное: качество и масть, - жалуется фотохудожник. - Возникает естественное желание понять, может ли современное искусство так же сильно влиять на умы, как классическое?"

Были, конечно, редкие исключения: выставка Бориса Михайлова, где на обычных фотографиях, сделанных "мыльницей", без всяких претензий и ухищрений размещался белый стих. "Я как посмотрел, меня перевернуло - это цельная вещь, воздействие происходит на уровне подсознания".

Москва Москвой, а дома лучше

Странно, но российская столица Павину запомнилась территориями, огороженными бетонными стенами, высокими заборами, колючей проволокой и бесчисленными пропусками. Едкий слайд-фильм про небо в клеточку называется "Тюрьма победившей демократии".

Что такое арт-бизнес? Это словечко в полной мере раскрывается на Западе, где каждый уважающий себя мастер занимает свою нишу: если ты фотографируешь деревья (в разных ракурсах или цветах или ландшафтах), будь любезен придерживаться тематики и стиля, в котором тебя будут узнавать на арт-рынке. Если фотографируешь какие-нибудь кнопки, так и просидишь всю свою жизнь "кнопочником". Музыканты всегда ориентируются на массу и тираж, а художника делать знаменитым на всю страну особого смысла нет, у этого искусства целевая адресная группа - определенные коллекционеры и галереи.

Для того чтобы продать свои фотокартины, Михаилу Павину предложили встретиться с одним фотографом: "И вот долгожданная встреча. Он сидит напротив и листает мои альбомы, приговаривая: "Это на рынке есть, это есть и это тоже... А вот этого нет! Ты над этим поработай!" В Москве передо мной встала проблема выбора: если я хочу продавать свои работы, то должен следовать законам. И я свой выбор сделал. С этим человеком я больше не встречался никогда... Не хочу знать специфику рынка, не хочу торговать! Приходится совмещать приятное с прибыльным, хотя с каждым годом я все больше устаю сидеть одновременно на двух стульях".

Про Мишу Павина можно сказать словами Осипа Мандельштама: "Всех живущих прижизненный друг", он талантливый художник, являющий собой целое культурное пространство. И просто очень хороший человек, а это значит, что Владивосток получил еще одну площадку для творческого развития, и если не с оптимизмом, то со скрытыми надеждами нам с вами можно смотреть в будущее.

Татьяна Шугайло

Поделиться:

Наверх