71,29 ↑ 100 JPY
11,39 ↑ 10 CNY
73,97 ↑ USD
66,85 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-26° ветер 2 м/c
EN
19 января
Вторник

Общество

Неподражаемый Шапрон

Он отбирал фильмы для показа на Каннском фестивале и участвовал в "Меридианах Тихого"

Без особых феерий, без лазерных шоу и без обещанной дегустации коньяка "Мартель" во Владивостоке стремительно стартовал и завершился фестиваль "Французское кино сегодня".

А открывали кинофорум первая леди Приморья, заслуженная актриса России Лариса Белоброва и Жоэль Шапрон, маститый специалист в области киноиндустрии, отборщик фильмов Каннского фестиваля и руководитель отдела стран Восточной Европы в ассоциации "Юнифранс".

Конечно, можно утверждать, что это событие рангом пониже, чем Международный кинофестиваль "Меридианы Тихого", но, с точки зрения культурной интеграции, оно, пожалуй, не менее ценно. Сейчас попробуем объяснить почему...

"Я волнуюсь, заслышав французскую речь..."

Это цитата из песни об авиаэскадрилье "Нормандия-Неман", состоявшей из советских и французских летчиков и боровшейся во времена Второй мировой с коричневой чумой в голубых просторах неба... Кстати, о героической авиафлотилии "Нормандия-Неман" счел нужным упомянуть и сегодняшний именинник, губернатор Приморья Сергей Дарькин, в своей приветственной речи. Россия и Франция часто оказываются плечом к плечу.

По словам Жоэля Шапрона, человека, без которого во многом невозможен был бы этот проект, никаких скрытых мотивов для путешествия "Французского кино сегодня" из Москвы во Владивосток и Екатеринбург нет... Хотя одной из причин интереса к далеким окраинам стало то, что Москва слишком дорога для фестиваля французского кино, признался Жоэль на пресс-конференции.

Скажите спасибо кинопрокатчикам

Впрочем, предоставим слово самому месье Шапрону. Благо, русским языком этот блестящий француз владеет в совершенстве.

- В том, что мы здесь, виноваты кинопрокатчики - ваши, российские.

- Стало быть, не было бы счастья, да несчастье помогло?

- В некоторой степени так... Когда в апреле я решил, что нам пора заняться российскими регионами, начал расспрашивать московских прокатчиков французского кино, какие города к востоку от Урала считаются ключевыми с точки зрения кинопроката. Мне назвали пять перспективных городов: Якутск, Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск и, разумеется, Владивосток.

Из предложенного списка начали выбирать те города, в которые можно было бы летать из Парижа, минуя Москву. В конце концов я остановил выбор на Екатеринбурге, куда наша делегация летела через Прагу, и на Владивостоке: сюда мы добирались через Сеул. Но эти два фактора - прокат и отсутствие в нашем маршруте российской столицы - были определяющими.

К тому же, для того чтобы привлечь французских актеров на фестиваль, нужно было какое-то волшебное слово... Они любят экзотику. Сибирь и Дальний Восток оказались им интересны.

- А финансовая сторона вопроса?

- Это волновало нас в меньшей степени, ведь предприятие изначально было некоммерческим. Мы просто помогаем прокатчикам в их работе. Я очень рад, что Марк Лоло, глава компании "Сентрал Партнершип", оторвался от московского кинорынка и приехал сюда. Теперь он уже абсолютно убежден в том, что Владивосток по части кино - город весьма перспективный. Это же очевидно: здесь хорошие зрители! А стало быть, в итоге появятся хорошие деньги.

Куда везти народное достояние?

- Так чем же вам все-таки не угодила Москва?

- Кошмарные пертурбации на московской таможне... О-о-о... Они кого угодно сведут с ума! И мне пришлось бы беспокоиться за наших артистов, которые - как ни крути - есть национальное достояние моей родины, Франции (улыбается).

- Какое впечатление у вас, отборщика фильмов для Каннского фестиваля, оставил "Пасифик Меридиан", ведь вы были у нас в сентябре, да и в июне наблюдали за процессом его подготовки...

- Мне был безумно интересен фестиваль во всем своем многообразии, особенно волновал уровень организации. Понимаете? Не столько фильмы, сколько административная часть. Я уже тогда предполагал, что буду работать с Александром Долудой и его командой. Мне нужно было самому убедиться, насколько можно ему доверять. И я выбрал правильно. Тот уровень, который его команда придала нашему мероприятию, вызывает только позитивные оценки. Мы не хотим никакого другого партнера.

- Но ведь понятно, что поддержку фестивалю оказывают приморские власти - отсюда и уровень.

- Ну это само собой... Когда власть интеллигентна и цивилизованна, она просто обязана поддерживать культуру и искусство.

"Французское кино сегодня" существует уже шестой год. И все эти шесть лет не мы выбираем фильмы - программу диктуют московские прокатчики. Наш фестиваль на самом деле не настоящий - это просто ряд предпремьерных показов фильмов, которые должны появиться в российском прокате. И поэтому мы боялись, что многообразное французское кино предстанет перед россиянами только в одном жанре, только в одном типе картин.

Только в Москве 14 компаний - прокатчиков французского кино. И вкус у тех, кто там работает, самый разный. Они покупают и "пиф-паф", и мелодрамы, и остросоциальные ленты, и комедии. Обычно "Французское кино сегодня" включает в программу от восьми до десяти фильмов, на сей раз их меньше.

Владивосток оправдал наши ожидания, тревожились мы напрасно. Несмотря на то что фильмов было всего пять, мы сумели дать приморским зрителям довольно ясную и четкую картину, объективно отражающую то, что происходит во французском кино сегодня.

Ассоциация "Юнифранс" была создана в 1949 году. Сегодня она насчитывает в своих рядах около 500 членов: продюсеров полнометражных и короткометражных фильмов, компаний международных продаж, режиссеров и актеров. Это некоммерческая организация, занимающаяся продвижением французского кино в мире. Деятельность "Юнифранс" находится в ведении Национального центра кинематографии (CNC), задача которого - поддержка национального кинематографа. Организация существует за счет субсидий, выделяемых комитетом, а также за счет поддержки со стороны МИД Франции, членских взносов и спонсорства.
Эксперт Международного Каннского фестиваля и ведущий сотрудник "Юнифранс" Жоэль Шапрон русским языком, по его словам, владеет с 8-го класса. В 1978 году он побывал в Москве и Киеве. Под впечатлением от поездки поступил на русский факультет Сорбонны. В 1981 году Жоэль Шапрон приехал в Россию на два месяца, потом, на четвертом курсе, еще полгода жил в Киеве. Потом год преподавал французский в Алма-Ате. В то время обмен студентами Москвы был уже привычен, но в региональных отделениях КГБ иностранцев ненавидели: для них это был лишний труд. Поэтому выгоняли всех подряд. И Жоэля выгнали из СССР "за аморалку". Снова в России мсье Шапрон оказался во время горбачевской "оттепели", когда русский режиссер Тамара Лисициан приехала снимать в Париже фильм "Загадочный наследник" с Ингеборгой Дапкунайте и Иннокентием Смоктуновским. Жоэль работал на съемочной площадке, и его попросили сыграть маленькую роль вора, который крадет у героини Дапкунайте сумочку. С тех пор прибалтийская актриса и французский знаток кинематографа дружат. Однажды "Совэкспортфильм" попросил перевести русский фильм, который пришел в Канн без субтитров. Так Шапрон познакомился с главой фестиваля Жилем Жакобом, и он стал приглашать его переводить русские картины. В жюри фестиваля тогда пригласили Алексея Германа, у которого Жоэль Шапрон был переводчиком.

Кстати, кроме русского и французского, Жоэль Шапрон владеет английским, польским, сербохорватским, древнерусским. Читает практически на всех языках Европы. Жоэль Шапрон утверждает, что сегодня российское кино во Франции представляется арт-хаусным искусством, кино не для всех. Такое положение вещей Жоэль объясняет тем, что долгое время французский кинозритель был знаком только с работами элитарных мастеров таких, как Кира Муратова, Алексей Герман, Сергей Параджанов, Александр Сокуров, Андрей Тарковский. Во многом поэтому прокатная судьба "Возвращения" Андрея Звягинцева во Франции была финансово более успешна, чем у "Ночного дозора" Тимура Бекмамбетова.

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх