67.93 ↓ 100 JPY
11.48 ↓ 10 CNY
74.14 ↓ USD
66.11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 7 м/c
08 мая
Суббота

Общество

Полчаса с Арамисом

Элегантный, похожий на поседевшего льва этот Арамис уже побывал аббатом. Теперь народного артиста России Игоря Старыгина заботят вещи менее суетные, нежели слава и успех у публики. Его огорчает сегодняшний непрофессионализм в театре и кино

Экс-мушкетёр

- Игорь Владимирович, давно хочу спросить: вам мушкетерская маска не надоела?

- К лицу, конечно, не приросла, но досаждает страшно. Для зрителя актер всегда ассоциируется с какой-то ролью, но нам это, увы, не очень интересно. У меня ролей, сыгранных в кино, уже около 45... И многие из них гораздо интереснее, чем Арамис. Хорошо помню первую киноработу - я сыграл в фильме "Доживем до понедельника". Меня, студента четвертого курса, тогда никто не знал! Потом был "Адъютант его превосходительства" - и прохожие показывали пальцем: "Смотри, идет Микки!" А уж потом меня стали узнавать как Игоря Старыгина.

- Вы дружите с актерами, сыгравшими в "Доживем до понедельника"?

- Ну не то чтобы не разлей вода... Нас тогда сплотил один великий человек, царство ему небесное, Станислав Ростоцкий. Сплотил всех - и молодых, и зрелых: меня, Олю Остроумову, Юру Чернова, Ирину Печерникову и нашего учителя Мельникова - Вячеслава Тихонова. Конечно, мы поддерживаем хорошие отношения - обязательно. Но актерская профессия всегда предполагает разобщенность. Многие из нас думают примерно так: "Ах, ты сыграл в этом фильме? Я сыграю лучше! Ты популярен, а я стану еще популярнее!" Зависть, ревность - все это свойственно людям, что уж там...

Режиссёры нынче мало что умеют

- Ваша любимая роль, надо полагать, уже состоялась?

- В театре - пожалуй, нет. А в кино - да, причем я ее сделал сам. Это работа в телесериале советских еще времен "Госграница". Пообщались мы тогда с режиссером, и он сказал мне: "Будешь играть так". Но ведь каждый актер - в душе немного режиссер. Поэтому я для начала согласился, но попросил так называемый актерский дубль, чтобы показать, как смог бы сделать это сам. И в течение двух дней доказывал, что мой вариант прочтения роли не хуже, а лучше. Режиссер понял, что в каком-то смысле я прав. Нам пришлось непросто, потому что во время съемок я заболел и даже лежал в больнице... Но в конце концов выздоровел, и тут режиссер мне сказал: "Знаете, Игорь, давайте попробуем по-вашему"...

- Выходит, заставили режиссера сомневаться?

- Да уж... Впрочем, сегодняшние режиссеры в большинстве своем пребывают в состоянии тяжких сомнений и раздумий. Во всяком случае такое складывается впечатление.

- Почему?

- Да потому что они ничего не умеют. Потому что сегодня нет школы. Нет того уровня, на который могли бы равняться молодые. Я не имею в виду Тодоровского-младшего или Егора Кончаловского, конечно... У них талант и мастерство, похоже, в крови. В основном же молодые режиссеры приходят на съемочную площадку и вопрошают: "Итак, что мы будем делать?" Это просто дико, по-моему... Больше всего меня удручают режиссеры - авторы сериалов, которые просто не знают, чем занимаются. Зато я помню как Иосиф Хейфец, который снял "Впервые замужем", пришел на съемочную площадку, и в руках у него было нечто, напоминающее набор игральных карт. Нечто оказалось раскадровкой всего фильма. Он уже знал, кто из артистов где будет стоять, какую реплику произнесет. Другими словами, этот талантливый человек ясно и четко представлял себе картину будущего фильма. Такой профессионализм по сегодняшним меркам российского кино - просто фантастика.

- А мне всегда казалось, что это вещь естественная. Для режиссера, по крайне мере...

- Для какого режиссера, друг мой?! Для Хейфеца, Герасимова, для Зархи, Пашкова и Ростоцкого? Для них - несомненно. Но сейчас равных им я не вижу. И вот мы имеем то, что имеем. Вы не поверите, приходится показывать на съемочной площадке: здесь будет "восьмерка", здесь - диалог, тут возьмем крупный план, а там - средний. И все довольны, черт возьми! Слава богу, профессионалы, с которыми посчастливилось встретиться, научили меня работать в кино. А великий Орлов, мастер МХАТовской сцены, показал, как надо работать в театре. Ведь сейчас ни один молодой актер не умеет и шагу ступить самостоятельно. Потому что нет школы.

- Не зря, выходит, говорят, что во ВГИКе сегодня самая слабая в мире киношкола?

- ВГИК обижать не хочу, но... Может быть, и так. Очень мало осталось хороших учителей. И тех, кого я боготворю, можно пересчитать по пальцам. Например, Алексей Баталов - замечательный актер, прекрасный педагог и режиссер. Когда мне говорят: "Старыгин, ты ведь мог бы пойти в преподаватели или худруки какой-нибудь труппы!" - я всегда отвечаю: "Нет". Потому что заниматься нужно своим делом. Режиссер, актер, сценарист, оператор, педагог - совершенно разные профессии.

Госпожа Антреприза

- Ну хоть что-то вас радует?

- Пока нет. Но может, вся эта сериальная заваруха скоро закончится (ведь смотреть "мыло" тяжело и даже невозможно), и что-то начнется. Но вообще-то радуют некоторые молодые режиссеры.

- Кто именно?

- Так я вам и сказал... Другие обидятся. Зритель сам отыщет и определит достойных. Хотя в последнее время мне ни у кого не было интересно сниматься. Я ведь как люблю: пусть кинорежиссер поставит задачу. Желательно - тяжелую, и я буду работать с удвоенным удовольствием. Поэтому в последние годы мне интереснее работать в театре.

- Насколько я понимаю, речь идет об антрепризе?

- Совершенно верно. Сейчас мы с Юрием Смирновым, актером из Театра на Таганке, режиссером и исполнителем главной роли, выпускаем неплохой спектакль - французский, как сейчас модно говорить, иронический детектив. Много спорим, много обсуждаем, но... Меня больше устраивает, когда и сам режиссер горит и актеров зажигает своим огнем.

- Кстати, с экономической точки зрения антреприза предпочтительнее постоянной службы в театре? Ведь вы ни в каком МХАТе, ни в каком Ленкоме не числитесь...

- Работай я сейчас во МХАТе им. Горького у Татьяны Васильевны Дорониной - получал бы за месяц меньше, чем в антрепризном спектакле за два выхода. Другое дело, что антреприза должна быть хорошей, качественной. В свое время кое-кто понял, что вывозами известных артистов в провинцию можно зарабатывать большие деньги. И поначалу восторги зрителей были неописуемые. Как же - звезды. Но публика не дура. Вскоре она поняла, что часто ей предлагают вместо искусства халтуру. Поэтому сейчас в антрепризе очень важно держать марку, чтобы перед самим собой потом стыдно не было.

И снова плащ и шпага?

- Кстати, сегодня вы сказали, что от режиссера Юнгвальд-Хилькевича поступило предложение сыграть... продолжение "Мушкетеров"? Это серьезно?

- В том-то и дело, что я сам пока не могу понять, насколько эта идея осуществима. А дело было так. Буквально за пару дней до приезда во Владивосток звонит мне Володя Баллон, мой добрый товарищ, хороший артист, замечательный фехтовальщик (он блестяще сыграл неистового Де'Жюссака в "Трех мушкетерах" - помните?), и спрашивает: "Тебе Хилькевич звонил?" - "Нет". - "Тогда слушай внимательно. У него уже есть деньги, и он готов снимать продолжение "Мушкетеров"! Я говорю: "Володя, ты с ума сошел? Вроде бы уже все отснято". А он мне: "Нет, ты скажи, согласен?" А куда я денусь от этого фильма и своих друзей? Согласился, конечно. К тому же Миша Боярский, насколько я знаю, тоже заинтересовался проектом. Но что это будет - не представляю. Что-то фееричное, кажется. Фильм начинается с того, что Атос, Портос, Арамис и Д'Артаньян сидят в бане, открывается дверь... и они оказываются в современной Москве!

- Мушкетеры в XXI веке?

- Вот именно. Но, честное слово, ничего определенного насчет этого фильма сказать не могу - просто не знаю, что это будет. Вернусь в Москву - хотя бы сценарий почитаю... С другой стороны, не надо забывать, что Веня Смехов преподает за рубежом, Миша Боярский безвылазно на гастролях. Мы с Валей Смирнитским очень много работаем. Я, например, завязан в экранизациях повестей Донцовой - играю с Ларисой Удовиченко. Ее первого мужа. Уж такой идиот получился, самому противно, но, по-моему, все-таки смешно. Сейчас я отхожу от романтического амплуа - возраст все-таки. Играю теперь роли характерные. Примерно такую, как в ленфильмовской картине "Обделенные солнцем". До этого был "Кодекс чести", работа в спектакле у Олега Фомина... Больших ролей у меня сейчас нет. Но так, наверное, и нужно. В жизни каждого актера случается, что его начинают меньше снимать. Этого нельзя бояться. Я не боюсь.

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх