65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+18° ветер 2 м/c
21 июня
Понедельник

Общество

Прошлого тени кружат давно...

Сто лет назад был подписан Портсмутский мир, прекративший Русско-японскую войну. Героев той войны Россия забыть не должна

Юрий Филатов, специально для "Н"

60 лет тому назад, 2 сентября 1945 года, в Токийской бухте на борту линейного корабля "Миссури" был подписан договор о прекращении военных действий на Тихом океане. Окончилась Вторая мировая война. Но начало сентября памятно для нашей страны и еще одной датой.

Национальный позор

100 лет назад, 5 сентября (23 августа по старому стилю) 1905 года, в американском городе Портсмуте был подписан договор о прекращении военных действий между Россией и Японией. Окончилась русско-японская война за раздел сфер влияния в Корее и Китае. Россия вернула Японии южную часть острова Сахалин, отказалась от Порт-Артура, Южноманьчжурской железной дороги и согласилась на аннексию ею Корейского полуострова и фактическую оккупацию Маньчжурии.

Этот мир считала национальным позором вся Россия. Поэтому 5 сентября 1910 года пятую годовщину Портсмутского договора официально Владивосток не отмечал. Просто во всех храмах города помянули воинов, "положивших головы за други своя, имена же их Ты Господи веси" (то есть "их имена Богу известны").

В редакционной статье городской газеты автор прямо заявлял: "Когда русский народ понял, почему началась и продолжается эта война, когда его армия стала способной не только противостоять врагу, но и нанести удар, который свел бы на нет все его предыдущие победы, прозвучало роковое слово - Портсмут. "Досадным недоразумением" назвали то, за чем последовало страшное кровопролитие..."

Пусть хоть дети порадуются

День 5 сентября был отдан детям города. Обществом детских развлечений для них был устроен бесплатный выезд на Седанку, в дачный пригород Владивостока. Управление железной дороги предоставило им целый дачный поезд. Городские власти два раза поили ребятишек чаем и угощали бутербродами с колбасой, булочками с маслом и печеньем.

Воспитательницы детских садов (их тогда во Владивостоке было два: один - ниже Восточного института, другой - рядом с памятником адмиралу Завойко) и их помощницы из женской гимназии устроили веселые игры. Девочки водили хороводы, пели и собирали цветы. Мальчишки, разделившись на две армии, вели ожесточенную войну, не взаправдашнюю, конечно, но по всем правилам. Посредниками между воюющими сторонами были кадеты и юнкера Хабаровского корпуса. Потом вечерний поезд привез всех обратно.

Плачут все, как один человек...

А вечером того же дня начальники крепости Владивосток и капитаны эскадры, губернатор и чины областного правления, депутаты городской Думы и приглашенные горожане собрались в театре "Золотой Рог" на концерт хора, созданного регентом кафедрального собора Поповым.

Хор, состоявший из лучших певцов гарнизона и города, был великолепен. Ведущий объявил, что концерт посвящен памяти русских воинов. Прозвучали прекрасная "Жертва вечерняя" Бортнянского и несколько псалмов. Затем хор исполнил песню, посвященную морякам, погибшим при Цусиме. Потом ведущий ничего не стал объявлять. Просто капельмейстер взмахнул палочкой - и в зал поплыли звуки всем знакомого вальса:

"Тихо вокруг, сопки покрыты мглой. Вот из-за туч блеснула луна. Могилы хранят покой..."

В первом ряду партера сидели начальник гарнизона крепости Владивосток генерал-лейтенант Владимир Александрович Ирман и начальник крепостной артиллерии генерал-лейтенант Василий Федорович Белый. Два друга, два порт-артурца. Порт-артурские береговые батареи генерал-майора Белого первыми встретили огнем японские корабли адмирала Того. Артиллеристы 4-й Восточно-Сибирской артиллерийской бригады полковника Ирмана обороняли западный участок крепости Порт-Артур и ключ к ней - сопку Высокую. В последний день штурма ее защищали только артиллеристы Ирмана и перешедшие с береговых батарей канониры генерала Белого.

Хор тихо пел: "Белеют кресты, мирно герои спят..."

Задумчиво облокотился на бархат ложи военный атташе России в Китае полковник Генерального штаба Лавр Георгиевич Корнилов. По долгу службы ему часто приходилось выезжать в Маньчжурию, на места былых боев. На русских оперативных картах эти места носили названия: "Сопка Путивльская", "Сопка с деревом". Пять лет назад во главе арьергарда 1-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады он прорывал здесь японское окружение штыковой атакой. Убитых тогда вынести не удалось, их хоронили уже японцы. На этих аккуратных ухоженных кладбищах Лавр Георгиевич бывал не один раз.

"Тихо вокруг, ветер туман унес. На сопках Маньчжурских воины спят И русских не слышат слез..."

Рядом с Корниловым - полковник Горский с женой. Александра Николаевна прошла всю войну в полевом госпитале сестрой милосердия. Сам Горский после войны получил назначение во Владивосток заместителем командира полка. В городе было полно участников боев, еще не оправившихся от ран, и их бедствующих семей. Александра Горская смогла выпросить у местных толстосумов, выбить у городской управы и достать в областном правлении достаточно средств, чтобы открыть в Матросской слободке не только "Убежище для пострадавших на войне нижних чинов и членов их семей", но и бесплатную амбулаторию при нем.

"Шумит гаолян, им навевает сны. Спите, герои нашей страны, Отчизны родной сыны..."

Среди сидящих в партере - священники с наперсными крестами на аннинских лентах. Это тоже порт-артурцы и участники боев в Маньчжурии, награжденные орденом святой Анны 4-й степени, то есть темляком на шашку цветов ленты ордена и орденским знаком на нее. Но за отсутствием оружия у святых отцов лента крепилась к кресту...

Они все могли спокойно спать. Та Россия своих сынов не забывала.

История вальса "На сопках Маньчжурии"

По-особому трогательно любим в народе этот старинный вальс - печальный голос уже далекой Русско-японской войны. Доподлинно неизвестно, кому принадлежат слова. Как это бывает с истинно народными произведениями, существует несколько вариантов песни. В разное время и в разные годы слова добавлялись, дописывались, допевались... Но их дивная мелодия и высокий гражданско-патриотический смысл остаются неизменными.

"По объявлении мобилизации 1 июня 1904 года Мокшанский полк развернулся в полевые пехотные полки. В нем числились 6 штаб-офицеров, 43 обер-офицера, 404 унтер-офицера, 3548 рядовых, 11 конных ординарцев и 61 музыкант. За войну мокшанцы потеряли убитыми - 7 офицеров и 216 нижних чинов, ранеными - 16 офицеров и 785 нижних чинов, пропали без вести 1 офицер и 235 нижних чинов (полагали убитыми, но не опознанными).

Одно из кровопролитных сражений состоялось под Мукденом и Ляояном. Мокшанцы 11 суток не выходили из боев, удерживая свои позиции. На 12-й день японцы окружили полк. Силы оборонявшихся были на исходе, заканчивались боеприпасы. В этот критический момент в тылу у русских заиграл полковой оркестр, которым дирижировал капельмейстер Илья Алексеевич Шатров. Сменяли друг друга марши. Музыка придавала солдатам силы, и кольцо окружения было прорвано. За тот бой семь оркестрантов были удостоены Георгиевского креста, а сам капельмейстер - ордена Станислава 3-й степени с мечами.

В сентябре 1906 года полк был переведен в Самару, где Илья Шатров издал ставший всемирно известным вальс "Мокшанский полк на сопках Маньчжурии". Популярность его была необычайно высока. Только за первые три года после написания вальс переиздавался 82 раза, граммофонные пластинки с ним выпускались огромными тиражами. За границей его даже назвали национальным русским вальсом. Только в дореволюционные годы на популярную мелодию было написано несколько вариантов текста. Наибольшее распространение получили слова, написанные Степаном Скитальцем.

Поделиться:

Наверх