67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+3° ветер 2 м/c
11 мая
Вторник

Общество

"Россия! Вспоминай иногда о своих сыновьях..."

Накануне празднования Дня Военно-Морского Флота "Н" решили рассказать своим читателям о последнем российском морском министре Иване Григоровиче. Он столько сделал для нашего флота, что забыть о нём просто грех

Юрий Филатов, специально для "Н"

Семейные традиции и подарки судьбы

Должность управляющего Морским министерством Российской империи в разное время занимали выдающиеся флотоводцы, прошедшие школу тихоокеанских походов, - адмиралы Пещуров, Чихачев, Диков. А в 1911 году указом Николая II морским министром был назначен участник обороны Порт-Артура адмирал Иван Константинович.

Это был пик его карьеры и явственный голос многообещающей судьбы, складывавшейся поначалу вполне обычно. Иван Григорович родился 8 февраля 1853 года в Санкт-Петербурге. Отец его был капитаном I ранга, поэтому по семейной традиции в 1870-м юноша поступил в Морское училище - бывший Морской кадетский корпус, реформированный по проекту военного министра Милютина.

В конце марта 1874-го гардемарин Григорович начал службу в сводном экипаже. А через полтора года его, уже в чине мичмана, направили для усовершенствования знаний по специальности в учебно-артиллерийский отряд Морских сил на Балтике.

В те годы российский флот полностью перевооружался. Чугунные гладкоствольные пушки оставались только на маяках. На кораблях устанавливались новые нарезные орудия. И вообще, новшества буквально ворвались в устоявшуюся морскую рутину. По окончании 2-летнего курса артиллерийского дела, в 1878 году, Иван Константинович выехал в Нью-Йорк. На тамошних верфях по заказу России перестраивали в патрульный клипер, названный впоследствии "Забияка", пароход "Язу". Григорович стал артиллерийским офицером нового корабля. В конце 1879-го клипер вернулся в Петербург. Руководители Морского ведомства тщательно проверили качество американской работы и остались им довольны.

Ходили мы походами...

В начале 1880 года лейтенант Григорович совершил переход на "Забияке" на Тихий океан. Клипер был включен в отряд контр-адмирала Асланбегова. Но если другие корабли отряда - "Африка", "Пластун" и "Джигит" - должны были отправиться в вояж по странам Тихого океана, то на "Забияку" возлагалась охрана природных богатств тихоокеанского побережья России и проведение гидрографических работ в Охотском море. Этим экипаж корабля занимался почти что два года. В 1873 году клипер возвратился в Кронштадт. В память о походе на морских картах остался залив Забияка в Охотском море.

С 1873-го по 1878 годы Иван Константинович командовал судами ластового экипажа Кронштадтского и Петербургского портов (ластовым экипажем назывался вспомогательный флот, водоизмещение судов которого по традиции измерялось не в тоннах, а в ластах).

Через 10 лет добросовестной службы Григорович был назначен флаг-офицером командующего Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала Шмидта. Адмирал обходил на крейсере "Адмирал Нахимов" порты соседних стран, и у Ивана Константиновича появилась возможность познакомиться с Китаем и Японией. Но Шмидт заметил незаурядные хозяйственные способности Григоровича, и ему, по приказу адмирала, часто приходилось исполнять обязанности ревизора (второго помощника капитана, ответственного за снабжение) то на одном, то на другом корабле. На "Нахимове" же офицеры единогласно избрали его распорядителем кают-компании.

С Великим князем на борту

В 1890 году Шмидт с офицерами штаба вернулся на Балтику. Но в Кронштадте Иван Константинович задержался ненадолго: в 1890 году старший офицер крейсера "Адмирал Корнилов" капитан II ранга Григорович принял участие в плавании эскадры под флагом наследника российского престола - Великого князя Николая.

В начале декабря русские корабли вошли в Бомбей. Индия предстала перед нашими моряками во всей своей экзотической красе. Они увидели сказочные дворцы, осмотрели Зоологический и Ботанические сады, приняли участие в охоте. Но всех этих удовольствий были лишены офицеры "Адмирала Корнилова". На их несчастье, вахтенный начальник крейсера "Память Азова", Великий князь Георг Греческий, заболел тропической лихорадкой. Кораблю Григоровича было поручено доставить больного в Алжир. Эта страна тогда считалась лучшим климатическим курортом.

Так что наследника престола экипаж крейсера встретил в мае 1891-го уже во Владивостоке. По долгу службы Ивану Константиновичу пришлось вместо капитана присутствовать при закладке железной дороги и вокзала, памятника адмиралу Невельскому и сухого дока.

"Адмирал Корнилов" стал флагманским кораблем Объединенной Тихоокеанской эскадры. Начались обычные походы. Но в 1894 году крейсеру пришлось принять участие в не совсем обычном мероприятии.

Юбилей "хризантемового" трона

25 февраля 1894 года - впервые в истории - Япония праздновала день серебряной свадьбы императора и императрицы. А 21 февраля "Адмирал Корнилов" под флагом командующего Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала Тыртова пришел в Иокогаму, где на рейде уже стояли корабли Америки, Англии и Франции.

В день юбилея на всех кораблях и судах, стоящих в порту, подняли флаги, устроили салют. В Токио императорскую чету Муцухито поздравляли от имени России посланник Хитрово и адмирал Тыртов. Днем состоялся большой парад, на который были приглашены и русские офицеры. Дальнейшая программа включала большой концерт, состоявший из пьес 500-600-летней давности и танцев самураев. 27 февраля министр иностранных дел устроил большой бал: танцевали до упада, причем не только иностранные гости, но и принцы и принцессы императорского двора...

Служу России!

С 1896 года Иван Константинович в качестве морского агента (военно-морского атташе) представлял Россию в Англии. Через три года он был назначен капитаном строившегося в Тулоне эскадренного броненосца "Цесаревич". Благодаря неусыпному надзору Григоровича, его умению находить общий язык со строителями и поставщиками российский флот получил один из лучших для своего времени кораблей. Все новые броненосцы 2-й Тихоокеанской эскадры были построены по этому же проекту.

В 1903-м "Цесаревич" прибыл в главную Тихоокеанскую военно-морскую базу России - Порт-Артур. 27 января 1904 года, во время ночного нападения японских миноносцев на Порт-Артурскую эскадру, одна из торпед попала в броненосец, но благодаря умелым действиям команды корабль остался на плаву. И именно за умелые действия - во время постройки "Цесаревича" и при отражении минной атаки - Григоровича произвели в контр-адмиралы. Вступивший тогда в должность командующего Тихоокеанским флотом вице-адмирал Макаров назначил Ивана Константиновича капитаном порта. До самого падения крепости боеготовность флота зависела только от него...

Флот обеспечивал сухопутные части оружием и продовольствием, боеприпасами и углем. После сдачи командованием Порт-Артура капитан порта со своих складов сумел обеспечить продовольствием не только уходившие в плен морские и сухопутные команды, но и остававшееся в городе гражданское население.

Последний морской министр

По возвращении в Россию, в 1908 году, Григорович стал губернатором Кронштадта. В 1909-м его назначили товарищем (заместителем) морского министра, а в 1911-м он занял пост морского министра. При участии Ивана Константиновича были разработаны судостроительные программы, для выполнения которых ему и академику Крылову удалось добиться от Государственной Думы выделения 500 000 000 рублей. На флотах появились подводные лодки, линейные корабли и эсминцы, построенные русскими корабелами и прослужившие несколько десятков лет. Линкоры "Гангут" ("Марат") и "Петропавловск" ("Октябрьская революция") обороняли блокадный Ленинград. Линкор "Севастополь", ставший "Парижской коммуной", защищал Одессу и Севастополь.

По инициативе адмирала Григоровича была создана морская авиация, и русские летающие лодки "Чайка" стали хозяйками балтийского неба. На Черном море в составе флота появились авианесущий корабль - разведчик "Алмаз" - и авианосные транспорты "Александр I" и "Николай I"...

В марте 1917-го морскому министру Григоровичу, кавалеру орденов святого Владимира 4-й степени с бантом и 3-й степени с мечами к ордену, святого Станислава 1-й степени с мечами, святой Анны 1-й степени, Белого орла и Александра Невского, Временное правительство предложило подать в отставку. Иван Константинович так и сделал, немедленно покинув Россию.

Умер Григорович в 1930 году и был похоронен в городке Ментона близ Ниццы. На могильной плите вырезана последняя просьба усопшего: "Далекая Россия! Вспоминай иногда о своих сыновьях, помнящих о тебе всегда!"

24 июля 2005 года прах адмирала Григоровича на крейсере "Москва" был доставлен в Новороссийск, а после отправлен в Санкт-Петербург для захоронения в фамильном склепе Григоровичей на Никольском кладбище.
Поделиться:

Наверх