65,26 ↓ 100 JPY
11,22 ↑ 10 CNY
71,83 ↑ USD
64,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 4 м/c
16 июня
Среда

Общество

ПроРОК в Отечестве

Почему аншлагового Кинчева не показывают по "ящику"?

Выступления "Алисы" во Владивостоке вот уже без малого 20 лет сопровождают аншлаги. Причем в последние годы - без скандалов. Повзрослевший и избавившийся от рок-н-ролльных "дурных привычек" Кинчев все чаще предстает саморощенным гуру новой - православной, но глубоко личной - модели Руси.

- Я вольный русич, - недавно сказал о своем мировоззрении бывший запрещенный певец хард-рока. - Хотя мне как христианину привычнее ощущать себя рабом Бога. Да, я глубоко верующий человек. Я стал верующим после своего крещения. До этого я был ищущим - со свойственными поиску ошибками. Иначе быть и не могло - многие из моих детских друзей стали преступниками, сидят по тюрьмам. Зато другие стали священниками...

Впавший в православие Константин Кинчев, этот "юродивый наоборот", по образному выражению не раз благодарившего его за служение Богу дьякона Андрея Кураева, уже давно не играет концертов во время православных постов. Именно поэтому (Великий пост начинается в середине марта) нынешний гастрольный гон "Алисы" стал столь стремителен, что "алисоманы" Приморья услышали его одними из первых. 5 марта ее двухчасовой концерт "Ваш выбор" (в него вошли практически все вещи нового альбома Кинчева "Изгой", а также лучшие композиции группы за 20-летнюю историю, за которые проголосовали поклонники) состоялся в легендарной "Горбушке" (ДК им. Горбунова в столице), а 8-го его уже слушали мы на сцене владивостокского ДКМ. До 12 марта "Алиса" выступит с новым концертом в Южно-Сахалинске, Хабаровске и Комсомольске.

Постаревший Кинчев все так же полон брызжущей энергетики и огромной харизмы. Начав концерт с минимальным "незвездным" опозданием, во время которого фанаты успешно затыкали своими телами редкие прорехи в кресельном партере и заполняли все три прохода зала, он буквально с первых же песен поднял публику на ноги. Причем неважная акустика ничуть не мешала - многие песни Кинчева на слуху даже у тех, кто хард-рок почти не знает и не слушает. Названия многих из них говорят сами за себя: "Родина", "Небо славян", "Без креста", "Антихрист", "Моя светлая Русь", "Повелитель блох", "Рождество". А нестареющие "Мое поколение", "Красное на черном", "Ко мне" и заглавную - "Изгой" - зал пел вместе с Кинчевым буквально с первой строчки, с поднятыми вверх руками, огоньками зажигалок и многорукой "сатанинской козой", благославлявшейся певцом двуперстием.

Где формула власти - кукиш, Там градус кипенья - ноль. Бригадами сжата в кулак Перекатная голь. Дороги повсюду разбиты, Всяк рубится сам за себя, А вместо святынь нужник да корыто, Петух да свинья. ("Бойся, проси и верь", К. Кинчев)

В отличие от прошлых приездов, Кинчев за весь концерт так и не взял в руки (ни разу!) "кормилицу" - именно так в свое время он называл гитару. А на концертном имидже певца новой веры явно сказалось увлечение компьютерной "готикой": черные в обтяжку слаксы, металл молний, пряжек и ремней, черная же майка-безрукавка, дивно облегавшая мужественный торс и обнажавшая татуированные руки Константина.

Пел Кинчев один, "Алиса" только играла. Лишь иногда было слышно бэк-вокал бас-гитариста. Таково, видимо, еще одно имиджевое перевоплощение питерской группы с московским по рождению лидером. Кинчев все отчетливее - судя по текстам его последних песен - становится гуру "своего поколения". Не самого, кстати, худшего. Большинство пришедших в праздник на концерт владивостокских "алисоманов" и "алисоманок" - несмотря на свист, крики, подпевки и прочие старорокерские забавы - были очень прилично одеты, приятно пахли фиалками, "хеннеси" и "мираклем" (в отличие от "арийских" и панковских фанатов) и, вообще, судя по всему, давно состоялись как личности. "Стойла" у ДКМ были напрочь забиты сотыми "Крузаками" и "Мерседесами". Оказалось, что всем этим личностям по сердцу и новые песни Кинчева - что-то среднее между библейскими песнопениями и агитками немеркнущего "стального" Маяковского.

Смотри, как "черный" распечатал всю колоду, Мой rock-n-roll забил по цифре синхрокода, Весь генофонд нагнул в полураспад, А биомассу превратил в электорат. Он каждому шепчет: "Ты", и каждой орет: "Мне!" В самости по шею, по глаза в говне. Три шестерки на семи понтах, Землю распатронили в пух и прах.

Мир без глаз. Танцы раком, срамом на показ. Взгляд - кровь слез. Где вразнос, там свара, да донос.

Как жить толпе, давным-давно диктует стая. Все "распальцованно" от края и до края. На криминал работает актив, Без вариантов, то бишь без альтернатив. Здесь слово "русский" не вполне политкорректно, Вот "россиянин" - это "чисто" и "конкретно". Строем роют по формату норы Люди-телевизоры, люди-мониторы". ("Черный", К. Кинчев)

Возможно, единение Кинчева именно с хай-классом поклонников "низкой музыки" состоялось именно потому, что, по его словам, "мои песни - это в основном личные переживания. "Звери", кстати, - тоже. Песня получилась несколько малохудожественной и информационной".

Однако не ротируемые на радио и ТВ "Звери" - одна из лучших песен нового альбома. Наверное, с ней согласны не все. Возможно, потому, что о войне в Чечне, о своем отношении к ней и ведущим ее со всеми нами бандитам так прямо и открыто не сказал пока ни один рокер или бард из числа тусующихся на праздничных телеэкранах России.

Расплодилась сволочь на родной земле, Нелюдь в камуфляже без лица и глаз. Взрывами диктует свою волю мне, Ужасом террора гнет нас. Кровью захлебнулись сводки новостей, Как зверье глумится да скалит пасть. Именем Аллаха убивать детей - Может только полная мразь. Звери они - не люди! Черных дней череда. Солью слез мстит вода Тем, кто жил кое-как. Быть может, это горе нас соберет в кулак. Взрывы самолетов да захваты школ: Вот не полный перечень "славных" дел. У зверя вместо Бога - чека да ствол. Зверя лечит только отстрел. Звери они - не люди! ("Звери", К. Кинчев)

Василий Буслаев

Поделиться:

Наверх