65,24 ↓ 100 JPY
11,17 ↓ 10 CNY
72,33 ↓ USD
63,86 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 3 м/c
25 июня
Пятница

Общество

Поднимите музыку с колен

Владивосток такой амбициозный город, а в местном симфоническом оркестре даже арфы нет!

Виктор Баранов, глава продюсерского центра "Камертон", был (впрочем, и остался) классным классическим гитаристом. Но работать музыкантом больше не собирается ("Надоело быть униженным!"). Вместо собственно музыки он нашел магнит попритягательнее. Это та же музыка. Но в несколько ином спектре...

Продюсерский центр "Камертон" часто ассоциируют с Пушкинским театром. Для этого есть основания. Опера, классическая музыка - все это звучит на сцене Пушкинского театра стараниями Виктора Баранова и его центра. Перечислять заслуги этих рыцарей антрепризы пока не будем - у нас задача иная. Дадим высказаться. На животрепещущую тему...

Мы мечтали об оперном театре во Владивостоке, но в результате вынуждены мечтать о приличном симфоническом оркестре. Понятно, что Тихоокеанский симфонический волны энтропии скоро поглотят. А уж "съеденные заживо" его многочисленные дирижеры - тема для отдельного культурологического исследования. Вот что думает по этому (и не только) поводу человек, поднимающий во Владивостоке классическую музыку с колен.

Искусство - безвредный опиум

- Оговорюсь сразу, что моя тема в музыке более камерная. Салонная, если угодно. Известность как исполнитель я приобрел в знаменитом некогда салоне "Делин". Потом, в тех же 1990-х, работал солистом в Приморской филармонии, ездил часто в Москву со своими программами. В то время я был наивным музыкантом и полагал, что если сделаю высокохудожественный репертуар, то... Но, работая там, я вдруг понял, что на концерты классического гитариста Баранова не очень-то ходят люди. И только потому, что рекламы нет никакой. И я стал сам расклеивать афиши, связываться с любителями музыки и приглашать их на свои выступления, самостоятельно общаться с журналистами, продвигая свое творчество. Потому что я не люблю жаловаться. Предпочитаю развиваться.

Так и втянулся в музыкальный менеджмент, так и стал продюсером. И обнаружил, что эта работа не менее, а даже более творческая. А творчество - самый сильный наркотик, который можно представить. Это даже Фрейд утверждал, что бы там о нем ни говорили как о бездуховном естествоиспытателе, сводящем любое творческое проявление к либидо...

Вектор развития в любой деятельности необходим. Если ты движешься в определенном направлении, то обязательно будешь развиваться и усложняться. То же произошло с "Камертоном". Начиная с небольших салонов продюсерский центр подошел к большим залам. Все-таки зал Пушкинского театра с его 450 зрительскими местами и превосходной акустикой - уже немало. А в сегодняшней обстановке, когда большой зал краевой филармонии с 1997 года в ремонте, тем более.

У нас выступают Волков и Шалина. К нам приезжала Елена Образцова! И золотые голоса Кореи! Все это требует симфонического оркестра. Требует красок. Оркестр есть - какой бы он ни был. Он работает в своем режиме. И, может быть, даже сцена Пушкинского театра не совсем подходит ему по параметрам. Мы делали свой - сборный – антрепризный симфонический оркестр. Позднее сотрудничали с ТСО. Мы сделали немало, но это все было в рамках той же антрепризы. Приходилось изыскивать "инвестиции". Нам помогали наши слушатели, небольшие спонсорские вложения, деньги из Южной Кореи...

Жертва эксперимента

- Но потом наше сотрудничество с ТСО прервалось. Произошли у них драматические изменения, и все угасло. Но "вирус" симфонического оркестра нас заразил плотно, как и наших слушателей. И мы стали работать с коллективом Анатолия Тихонова, с оркестром ТОФ под управлением Константина Селиванова. И путем такого простого сложения что-то получается...

Лица музыкантов военно-морского оркестра просто сияют во время выступления, чего не скажешь об их коллегах. Потому что у них есть элемент свободы в творчестве. К тому же антреприза - это предпринимательство. Это та палочка-выручалочка, с помощью которой можно творить чудеса. При антрепризе выполняются художественные проекты, и при этом, как правило, никто не уходит обиженным. Нет места интригам, амбициям, склокам, взаимным претензиям. Так у нас было на недавних концертах Игоря Волкова - а это очень серьезный музыкальный проект. Волков сам по себе величина огромная. И оркестр, работая с ним, должен попотеть.

Что же до судьбы Тихоокеанского симфонического, то это результат того, что взыграли чьи-то амбиции. То же самое мы можем наблюдать сегодня по всей стране, когда результаты воплощения грандиозных замыслов оказываются в лучшем случае ничем. И хочется сказать таким господам: результат вашей пенсионной реформы отпечатывается, простите, на лице...

Уповая на светлое будущее оркестра, Сергей Примак принял решение присоединиться к филармонии. Но оркестр в результате потерял свою самостоятельность. Филармония, на мой взгляд, не была готова принять оркестр. Да и не очень-то там, по-моему, этого хотели. Потом Сергей Примак пал жертвой собственного эксперимента, потеряв место у дирижерского пульта. Но свято место пусто не бывает...

Выбор маэстро Пьецуха

- Не так давно проходили в Пушкинском театре гастроли знаменитого американского дирижера Мартина Пьецуха. Поработав во Владивостоке, маэстро уже приготовился к бою за искусство и в Хабаровске. Но не получилось. Потому что на репетицию Дальневосточный симфонический оркестр, которым управляет Виктор Тиц, собрался вовремя. Потому что ноты были приготовлены вовремя. Потому что в ДСО есть арфа, которой нет у нас. Не говоря уже о об английском рожке - у нас отродясь его не было... И, поработав с оркестром, который способен играть с листа и может исполнять симфонию Дворжака в интерпретации Пьецуха, маэстро признал хабаровский коллектив одним из лучших в мире. Кому как, господа, а нам от этого просто стыдно. Ну вы понимаете почему...

Республика духа

- Что касается оперы... Дорогое удовольствие. Сегодня ни Владивосток, ни Приморье не потянут этот затратный, но, безусловно, привлекательный проект... За рубежом оперные театры лишь на десять процентов поддерживаются государством. Остальное - за счет спонсорских пожертвований. Сборы проблемы не решают, хотя билеты на оперные постановки всегда традиционно довольно дороги.

Хотя если мы обратимся к опыту истории... В годы Гражданской войны во Владивостоке было три симфонических оркестра. А драматических театров - двадцать! Конечно, в то время город был еще более многонациональным. Но сейчас-то амбиции Владивостока должны и могут решить многое. Как говорил кардинал Ришелье: "Ваше величество, еще немного денег, и мы возьмем любую Ла-Рошель". А мы можем поставить "Тоску" и "Мадам Баттерфляй"! Мы уже ставили "Дона Паскуале" и "Севильского цирюльника". Все это вопрос амбиций, но уже не наших, а нашей власти. Можно здесь организовать Дальневосточную республику духа. Силы есть. Только бы не мешали...

P.S. Кстати, Дальневосточный симфонический оркестр сыграет во Владивостоке. Потому что свято место пусто не бывает. Наверное, в апреле. Виктору Баранову просто жутко захотелось пригласить этих музыкантов к нам.

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх