65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 7 м/c
15 июня
Вторник

Общество

Феликс Берман: У искусства нет прописки

- Я слышал, вы поставили сто пятьдесят три спектакля... Так много...

В театре Горького известный московский режиссер Феликс Берман ставит спектакль "Деревья умирают стоя"... Много лет назад Берман дебютировал постановкой пьесы Константина Симонова "Четвертый". И, говорят, мэтр советской поэзии признал ее лучшей. Сегодня в активе Феликса Соломоновича более 150 спектаклей по всей России. В Горьковке он ставит впервые...

Феликс Берман: "У искусства нет прописки"

- Это неплохо, но немного. Мой учитель Николай Петров, например, поставил пятьсот, а Всеволод Мейерхольд - четыреста пятьдесят три. Конечно, тогда это количество включало в себя и так называемые "дачные" постановки. Утром встретились - вечером сыграли. А у нас сроки побольше. Но работать всегда надо быстро.

- Как-то наш Ефим Семенович отрекомендовал вас как режиссера-авангардиста... Это правда?

- Ну, ежели Звеняцкий так думает, то слава Богу. А я - это я. И ничего больше. Но и не меньше.

- У вас статус "свободного режиссера". Вы работали по всей России, и каков Приморский академический театр на ваш взгляд?

- Свежий театр, молодой. Я имею в виду труппу. Мы тут недавно беседовали с Андреем Бажиным, он занят в моем спектакле. И я сказал ему, что не бывает московского искусства или владивостокского. Искусство либо есть, либо его нет. Оно без прописки. Так бывает, что в каком-то месте внезапно, как правило, появляется мощная зона искусства. Это я вижу во Владивостоке. А театр Горького - он еще и с традициями! Достаточно Ефима Давыдовича Табачникова вспомнить. А Звеняцкий?! Конечно, зона искусства - это прежде всего человек. Если Звеняцкий, не дай бог, от вас уедет, то свое культурное пространство он заберет с собой. Вам с ним несказанно повезло...

- А какое впечатление у вас от Владивостока?

- Здесь особое общество... Здесь особое почкование вольных людей. Не то Москва. Там тесное, коммунальное существование. Там говорят: "Как далеко! Это целая остановка на трамвае!" А здесь говорят: "Да, это рядом - всего пять тысяч километров!" Когда в Москве появился замечательный артист Александр Михайлов - он же родом отсюда - он удивил. Не только тем, что он очень красивый человек. У него было другое дыхание.

- Но вернемся к спектаклю... О чем он будет?

- Я ставил почти всех известных авторов. Это Шекспир и Гоцци, Чехов и Горький, Салтыков-Щедрин и Леонид Андреев. А пьеса "Деревья умирают стоя", по-моему, принадлежит к театральной классике. Она поднимает самые главные вопросы жизни. Не бытовые - "как готовить" или "как не ссориться". Нет! "Как жить?" - вот вопрос вопросов. Мы же приходим в театр не учиться варить сталь. Нам нужно знать, как строить себя среди людей и с людьми, как сохранить высокий статус человека. Мы забываем, что в нас еще очень много есть от животных. Безумно трудно сохранить достойный уровень духа и мысли. Да, есть такое понятие - "амбивалентность" - сочетание высокого с низким. В каждом из нас есть. Но ценят-то нас за высокое! Иначе мы бы уже лаяли на углах. И мой спектакль о том, как можно и нужно не идти на компромиссы с "низом".

- Автор пьесы - Алехандро Касона - кто он?

- Он испанец. Уроженец середины нашего века, житель того же периода, что и Федерико Гарсиа Лорка, Антонио Мачадо. Когда в Испании к власти пришел кровавый генерал Франко, он эмигрировал в Аргентину. И... следы его затерялись. Касона был удивительной личностью - философ, писатель, художник. Открыл его гениальный режиссер Николай Акимов, руководитель Ленинградского театра комедии. И он поставил в конце 50-х этот же спектакль с замечательной артисткой Еленой Юнгер в главной роли. Она тогда была молода и красива, но играла бабушку - главную героиню. Кстати, позднее в Москве эта роль досталась Раневской. А у нас играет Татьяна Михайловна Данильченко... Замечательная, невероятная, удивительная актриса. И я безумно рад, что нашел такого высокого человека.

- Чем обусловлен подбор актеров?

- Я читаю пьесу. Потом населяю ее теми людьми, которые мне нужны. А потом ищу этих людей среди артистов. И артист сочиняет роль вместе со мной, постепенно надевая ее на себя. И происходит - перевоплощение, преображение, и... пре-вра-ще-ни-е.

- Насколько известно, "Деревья умирают стоя" - комедия?

- Автор написал комедию, но у меня она названа "удивительной историей". Там есть смерть, поэтому для меня это не совсем смешно. Это история превращений, игры "в театр" в жизни.

- Вы - автор музыкального оформления спектакля. И какая это музыка?

- В этом спектакле один композитор - Астор Пьяццолла. Гениальный композитор. После смерти Нино Рота, величайшего композитора и соавтора Федерико Феллини, он занял его место. Пьяццолла - аргентинец, который всю жизнь прожил в Париже. Увы, недавно он тоже умер. Его музыка придает спектаклю дополнительный смысл. Она упоительна, настояна на латиноамериканских ритмах. Словом, то что надо!

- Надо полагать, латиноамериканского колорита в спектакле будет много?

- Как вам сказать... Тема спектакля - вечна. Действие происходит Где-то. Там, где живут сеньоры и сеньориты. Но на самом деле, это про нас с вами. И если я увижу, что в зале зрители кладут руку на руку жены или мужа - этого будет достаточно. Пусть люди соединятся в главном - в Любви. Ведь ничего на свете важнее нет...

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх