66,23 ↓ 100 JPY
11,30 ↓ 10 CNY
73,17 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+22° ветер 1 м/c
23 июня
Среда

Общество

Джон Кудрявцев на Земле снов

- Как получилось, что первая персональная выставка у вас состоялась только сейчас? С другой стороны, вы и без нее известны и даже популярны...

В "Артэтаже" открылась первая персональная выставка Джона Кудрявцева. Он знаменит на весь Владивосток и любим в этом городе, как мало кто из художников. Выставка "Земля снов" должна была быть еще ранней весной, но по некоторым причинам была перенесена на позднюю осень... Когда земля засыпает...

- Верно, верно, я участвовал и в других проектах. А персональных у меня не было никогда, потому что не было внутреннего желания. Но вот года полтора назад я почувствовал, что надо пройти и этот этап. "Земля снов" начала расти, концентрироваться, пока не достигла внутри меня некой критической массы.

- Справедливо было бы сказать о вас, что, будучи сибиряком по рождению, как художник вы родились в Приморье?

- Художником, каким мне хотелось, я стал поздно. Пожалуй, начиная с картины "Спички после конфликта". Это было двенадцать лет назад... А в детстве мне нравился художник Рокуэлл Кент, для меня его картины были связаны с Джеком Лондоном, романтикой, мужским кодексом. Я же не мог в двенадцать лет мыслить категориями Ницше и Шопенгауэра! Мне это на фиг не надо было! Для меня понимание философии жизни шло через Бажова, через сказки и Джека Лондона, через альбомы Репина и Сурикова. В мои отношения с природой с детства никто не вмешивался - не стрелял из вертолетов по оленям. Если бы я такое с детства видел, психика могла бы сломаться. Убийство ради убийства не свойственно человеку. Потому что наш мир более женственен, чем мужественен.

- Кстати, об идеях... Цикл ваших работ "Земля снов", давший название выставке, - откуда такое название?

- Можно и циклом назвать, но это не совсем цикл... "Земля снов" - это философская и эстетическая программа. Ничего нового нет в том, что художник сочиняет свой мир. Я в этом случае всегда привожу в пример Александра Грина с его Зурбаганом. Или взять Толкиена, Даниила Андреева. Это мой культурный архипелаг. Земля Снов, Земля Снов... Когда долго начинаешь произносить это имя, оно начинает - лично для меня - превращаться в фантастическую Землю Санникова. Помните, этот удивительный остров, где одновременно идут снег и дождь и олени друг с другом разговаривают. Это моя пожизненная программа и внутренняя потребность.

А невнутренние потребности Джона почти минимальны. Таких убежденных, "идейных бессребреников" осталось мало. Он, с одной стороны, достаточно щепетилен в средствах добывания денег, а с другой - некоторые вещи ему просто не нужны. Например, у него нет телевизора - сложно даже представить себе в его доме какие-нибудь ужасы с белоглазыми уродами, вопящими "звоните прямо сейчас!!!".

- Я не потратил себя на то, чтобы сначала устроить все в жизни, а потом для удовольствия своего рисовать. Для меня нет никакого удовольствия и наслаждения в том, чтобы рисовать. Это труд. Я, когда работаю, отождествляю себя с человеком, который ведет трамвай. Его нельзя отвлекать. А я понял, что должен успеть сделать то, что я хочу, потому что времени осталось не так уж много, чтобы разбазаривать его на ненужные связи, поэтому я должен сконцентрироваться и сделать более жесткими отношения с окружающим миром.

Недавно Джон изобрел совершенно новый вид графики. И назвал его "Неграв". Что означает просто-напросто "не гравюра". И секретом делиться пока ни с кем не собирается. Не стал раскрываться, даже когда показал "голую", без стекла и рамы, работу искусствоведу Валерию Маркову, а тот сразу вычислил древний восточный архетип, но засомневался в технологии. За "архетип" Джон слегка обиделся: мол, какие там корейские горшки, не видел я их никогда.

Светлана Филиппова, Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх