65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 1 м/c
21 июня
Понедельник

Общество

Поэтический вечер с правым уклоном

Не хочется об этом говорить, но поэтический вечер на поверку оказался политической акцией. "Виновник" - на днях посетивший Владивосток лидер "Правого дела" Сергей Кириенко. Нужно отдать должное грамотности, с коей экс-премьер обрабатывает электорат - обозначенный им культ-проект "Герои ХХI века" позитивно влияет на умы культуртрегеров.

Поэтический вечер с "правым" уклоном

Поэзия в России - в упадке. Или наоборот? Во вторник в ДВГУ на поэтический вечер, устроенный литобъединением "Серая лошадь", пришло тридцать шесть человек. Половина из них - поэты. Это был день рождения (хотя и по-старому стилю) Александра Блока. На улице "буйный ветер играл с терновником". Из читавших в этот вечер стихи лишь трое-четверо вправе были рассчитывать на что-либо вроде бессмертия. Хотя, если ослабить требования... И если б я никого из поэтов не знал... Но я знал почти всех.

Первый выступающий, Анатолий Мазалов, типичный филологический "вьюноша" (2-й курс филфака), представил свой вариант прочтения присущей едва ли не каждому пишущему индивидууму рефлексии "Осень. Безумие. Мухи.". Вспомнил Апухтина (про мух). Почему-то захотелось грохнуть валидольчику.

Второй поэтический мальчик Василий, чья фамилия Лапузин, в некратком стихопослании рассказал, что такое пиррихий и спондей, и как он умеет их соединять. "Спарил я знаете ли, батенька, на днях дактиль с амфибрахием. И такая у них цезура родилась", - таков смысл стихов стареющего юноши. Неудивительно, что кто-то из присутствовавших бросил: "Это у них наследственное заболевание!" Третий по счету, студент-филолог Кирилл Чичаев, редактор факультетской стенгазеты "Активный залог", скромно представил свой поток сознания, названный стихами в прозе. Честно говоря, с недоверием отношусь к этому словосочетанию. Для меня "стихи в прозе" то же, что и "сосиска в тесте".

Порадавала выпускница филфака Юлия Шадрина... Она умеет экспериментировать с образами, загадочными и поэтичными. "Троица встала. Так и не состоялась Троянская война". Каждая встреча с ее стихами - откровение. Справедливо заметила ведущая вечера Елена Васильева (сама неплохая поэтесса), что, придя в "Серую лошадь" совсем юной, Юля уже состоялась как поэт.

Выступавший следом Виталий Бурик - также несомненная, хотя и неяркая величина. В его стихах ощущается влияние Томаса Эллиота, переводами которого Виталий занимается. Другое дело Сергей Нелюбин, поэт милостью божьей, а в свободное от творчества время специалист по "паблик рилейшенз". Очень жаль, что Сергей читал не самые свои известные произведения, как-то: "Милое дело - семья без урода..." Хотя именно из зала заказывали названия стихотворений.

Сакральная фигура для Владивостока поэтического - Константин Дмитриенко, автор нашумевшего самиздатовского сборника "Осенний ветер в провинции Коннахт, или Птица Хоо". Не так давно он стал лауреатом поэтического конкурса в сети Интернет, но это больше по части имиджа. Сегодня Константин сбрил хипповский хайр и бороду, чтобы его не путали с путешественником Павлом Конюховым, и создает верлибры на уровне энциклопедического эрудита.

Еще две фигуры, заслуживающие отдельного внимания, - Алексей Денисов и Юрий Кабанков. Участие последнего не было заявлено, но Юрий Николаевич как представитель поколения более старшего, чем все выступавшие (к тому же, член Союза писателей России) является фигурой наиболее авторитетной на поэтическом Олимпе не только города, но и, пожалуй, всего Востока России. Не так давно он выпустил книгу "Камни преткновенные", за одноименную поэму журнал поэзии "Арион" удостоил его специального приза. И так не похожий на него Алексей Денисов, бывший "синдик" "Серой лошади", ему под стать. Он один из немногих тридцатилетних поэтов Владивостока, обладающий несомненной творческой индивидуальностью. Если уместно такое сравнение - надежда нашей словесности. Может быть, во Владивостоке еще не совсем поняли, кого мы имеем в лице Алексея Денисова.

Что еще можно сказать? Поэтический вечер, так и не ставший акцией политического движения "Правое дело", завершился вполне традиционным призывом в стиле доперестроечной эпохи - "А теперь в гастроном!" (Шутка Сергея Нелюбина). Но на этот раз пошли в бар "Премьера".

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх