65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+23° ветер 4 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Катя Кандыба: "Я не Форрест Гамп"

Художник обязан мыслить глобальными категориями. Художник обязан делать революционные творческие открытия. Изменять, как сказали бы центральноамериканские маги-нагвали, "точку сборки"

Равно, как поэта далеко заводит речь, так и художника далеко заводят образ и идея, которая тогда дорого стоит, когда воплощена должным образом. И примером таким во Владивостоке является Катя Кандыба - художник, перевернувший наши представления о том, каким может быть визуальное искусство.

Художник и заработки

- Катя, ты - свободный художник и еще известный художник. Как ты оцениваешь художественную ситуацию во Владивостоке? Мнение-то есть…

- Не люблю заниматься оценками, выставлять баллы своим коллегам. Это, на мой взгляд, от лукавого. К тому же невероятно сложно оценивать то, чего нет. Как я могу оценить художественный процесс во Владивостоке, когда в городе идет какой-то вселенский исход? И не только в среде художников, а среди людей всех творческих профессий.

Сегодня у художников Владивостока есть два выбора, две модели, которые позволяют устроить судьбу: либо отправиться преподавать изящные искусства в Китай, либо перебраться на запад - то есть, в Москву.

- Ну-ка, о Китае поподробнее...

- Я заметила одно: русские художники нужны Китаю не только как педагоги, а как специалисты по живописи. Ведь Китай в плане культурного импорта поставляет нам всякую шваль… И работать кто к нам едет - разнорабочие, дешевая рабсила. Зато российский Дальний Восток поставляет в Китай высококвалифицированные мозги.

- У самой мысли рвануть на заработки возникали?

- Только не в китайском духе. Кстати, насчет китайской мировой экспансии существует такой анекдот. Геополитический. "Пессимист учит английский, оптимист учит китайский, а реалист изучает автомат Калашникова". И подобные мысли возникают в связи с последними раздачами земель в пределах Хабаровска.

Художник и власть

- Тебя не беспокоит то, что Россия возвращается к тому, от чего в не самом далеком будущем ушла довольно тяжело и больно? Что происходит некий сome back in USSR, правда?

- А что мы можем сделать? И разве мы что-то должны делать? Не будет ли хуже? Революция нам, насколько известно, особых радостей мало принесла. Помню я наших диссидентов - и я не с ними. Я ни разу не революционер. В политике я - соглашатель. И предполагаю, что у борцов с политическим строем не все в порядке с головой. Это какое-то неправильное дон-кихотство. Не выходить же на площадь и орать не своим голосом, постукивая в кастрюлю?

Я с ужасом вспоминаю дурное время ельцинского разгула демократии. Как еще жива осталась? И предполагаю, что то же самое думают и другие люди.

Я понимаю, что я - свободный художник, плохо поддающийся дисциплине. У меня есть склонность, скорее, к немецкой упорядоченности, что ли… Но недавно я смотрела официальную статистику: наша страна находится на почетном пятом месте по части коррумпированности, отставая только от Украины и каких-то африканских стран. Это просто ужасно.

Художник и вокруг

- Прямой вопрос, который многих волнует… Твое отношение к перемене власти в Приморской картинной галерее?

- В феврале следующего года мы вместе с Игорем Демиденко в Приморской картинной галерее показываем свой проект "Видят не все". Он также будет выставляться в Дальневосточном художественном музее в Хабаровске. Нового директора нашей картинной галереи я уважаю. Ирина Ажимова – грамотный, цельный специалист. Думаю, что с этой точкой зрения многим придется согласиться. Видно, что человек занимается своим прямым делом - ремонтом здания галереи. Сегодня это очень нужно. Сегодня искусству необходимы менеджеры, а не те, кто думают, что они искусствоведы.

- Но расскажи же о вашем проекте...

- Проект "Видят не все" несет в себе определенный гуманистический посыл. Мы подобрали ряд мировых шедевров - от Леонардо и Иеронимуса Босха до Малевича и Петрова-Водкина. Полотна мы переведем на виниловые баннеры. Размеры их будут реальными. У нас существует совершенно искреннее желание пригласить на выставку физически невидящих "зрителей" - не для издевки, а для включения их в процесс познания того, в чем они по воле судьбы оказались ограничены. И кто знает, может, и нам, которым дано смотреть, не очень задумываясь об этом даре, удастся разглядеть что-то новое посредством диалога с людьми, "видящими" только руками...

Художник и семья

- Катюша, скажи, личное счастье художника – стимул для творчества?

- Вне всякого сомнения. У нас с Игорем сошлись все "точки сборки", даже те о которых и не мечталось. Он - главный во всем. Последнее слово - за ним. А я всегда на два шага за его широкой спиной.

Преодолевая пространство

В этом году у Кати Кандыба и Игоря Демиденко состоялись три успешных проекта. Все они реализовались за пределами Владивостока. Все имели резонанс в российской прессе... Не важно, что мощный "КоммерсантЪ-Dayli" обстебал проект "Доигрались", представленный на Международном форуме инициатив. Важно то, что об этом говорят. А "КоммерсантЪ"… Ну стиль у газеты такой. Но было еще и участие в грандиозной "Арт-Клязьме", где работы Кати и Игоря обратили на себя внимание. Был проект "Место Имения" в рамках еще большего столичного проекта "Дизайн действительности". Он тоже не остался незамеченным. А во Владивостоке об этом слышно было мало. И то сказать: не бегать же Кате и Игорю за журналистами и не просить написать о них. Они, конечно, молоды и полны сил, но не настолько, чтобы так ребячиться.

Вот недавно, летом, 30 июня, на Катин день рождения, открывали Катя и Игорь свой сайт в интернете - http//: artkuhnya.ru. Слышно об этом было не так уж чтобы очень громко. А ведь это один из немногих владивостокских сайтов в сети, где искусство представлено не только полноценно, в духе времени, но и остроумно, да и просто с умом. Спасибо, кстати, веб-мастеру Евгению Погребняку, сыну известного приморского живописца Владимира Погребняка, - ему удалось реализовать идеи Кати и Игоря точно и тонко.

Уже на будущий год запланировано участие Кандыба и Демиденко в одном престижнейшем и актуальном музейном проекте - "Художник и оружие", что творится в рамках еще более масштабного деяния - "Ярмарка актуального искусства "Арт-Москва". То, что задумали Катя и Игорь, вы можете видеть на одной из иллюстраций.

При чем здесь скандально известный Олег Кулик? "Он - умный человек. Своим эпатажем он сделал себе такое имя, что нам не стыдно использовать его образ в своих целях", - отвечает Катя.

И тем не менее, даже такому активному творческому человеку, как она, удается грустить.

- Все-таки, думая о том, какое место я занимаю в этом городе, в этой - чего уж тут скрывать! - забытой богом провинции, я начинаю ощущать себя... Форрестом Гампом. Особенно, когда кто-то по уголочкам начинает разносить молву о том, какая я слишком умная и даже… странная как художник. А ведь это больно. Больно, когда на тебя показывают пальцем. Тем более из-за угла. И порой мне хочется просто бежать отсюда, подобно герою Тома Хэнкса. Куда-то. Закрыв глаза. Боюсь, что мне здесь не место. И все же я не Форрест Гамп.

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх