65,55 ↑ 100 JPY
11,28 ↑ 10 CNY
72,50 ↑ USD
64,13 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 7 м/c
18 июня
Пятница

Общество

Заблудившаяся Ариадна

В поисках своего пути модная кинодеятельница Рената Литвинова небезуспешно опирается на творчество предшественников, но, может быть, именно это и делает её талант совершенно очевидным

Ренатки на коньяке

Во Владивостоке, как все уже знают, прошли промо-тур и премьера режиссерского дебюта Ренаты Литвиновой "Богиня. Как я полюбила". Если Рената не шутила, она и впрямь будет снимать свой следующий фильм у нас. Ибо: "Я просто влюбилась в ваш город. Если вы, конечно, не будете против". Ну что вы, сочтем за честь. Поэтому никто ничего не сказал. Зато похлопали.

Кто-то пошутил, назвав "Богиню..." самым длинным рекламным роликом торговой марки "Старый город". От истины это не далеко. Перед фильмом показали ролик, рассчитанный на основной инстинкт: парень и девушка, разобранная кровать, под ложем любви початая бутылка "Старого города". Девушка бутылку красивой, аккуратно бритой ногой задевает. В первых кадрах фильма Рената проделывает то же самое. Только постель ее героини пуста. И холодна, потому что она пока никого не любит.

Зрители менее циничные усмотрели в "Богине..." подлинное откровение. И отнюдь не после коньяка. Правы и те и другие. Но правее всех сама Рената. Поблагодарила спонсора картины - вышеназванную торговую марку. И честно заметила: "Я и сама коньяк пью - что уж там..." Знаете, женщина, которая откровенно признается в своих алкогольных увлечениях, всегда симпатична больше, чем живущая под девизом: "Я не такая. Я жду трамвая".

Единственное сожаление вызывает то, что российское кино вынужденно выживает за счет сотрудничества с торговыми марками - и только. Но это уже другая опера.

Рената Руки-Ножницы

Говорят, что роль Виктора Сухорукова в ее фильме была вырезана процентов на семьдесят. Но, очевидно, кассовый успех "Богини..." в Москве продиктован не этим. Впрочем, люди вообще слишком много говорят. Да и Рената утверждает, что Виктор Иванович обижается напрасно: "Потому что артист".

Правы и те, кто утверждает, что Литвинова не имеет никакого отношения к большому кино. Она представитель кино авторского. И сама Рената с благодарностью отметила вопрос об этом на своей пресс-конференции. Более того, вторую часть своего фильма, сюрреалистического в основе, она назвала "поэтическим месседжем" - посланием. Это, кстати, излюбленное слово девушки-режиссера. В этом заключается ее правда как художника. Если уж быть сверхреальной, то до конца.

Это просто какой-то дозор!

Правда, готов биться о заклад, что мало кто понял: перед нами самая настоящая кинокомедия, густая киномедитация. Настойка на меланхолии, рефлексии и воспоминаниях. Несмотря на то что месседж был крайне серьезен. Более того, ряд моментов в фильме списан с натуры. Создавая его, Рената переработала массу уголовных дел, и этой хрупкой женщине открывались самые мрачные и жестокие истории...

Среди источников вдохновения Литвиновой также вполне очевидны: Вим Вендерс, Найт Шьямалан, Джим Джармуш, да тот же Питер Гринуэй, которого Рената грубовато-ласково называет "собакой". Сложный мужчина. Когда Литвинова снималась у него, безумный британец немало попил ее кровушки. Определенно, вдохновляли Ренату и видные мистики, модные эзотерики - Карлос Кастанеда и Теун Марез. Весьма и весьма достойные образцы для подражания. А уж вовсю кинематографичная музыка Ника Кейва, работавшего с Вендерсом в "Небе над Берлином"...

Невольно можно рассмотреть даже цитату из "Ночного дозора". И не только из-за участия Константина Хабенского, сыгравшего неуравновешенного уголовника - поклонника Фаиночки, героини Литвиновой. Константин, надо сказать, смотрелся органично "по-дозорному" в ободранных интерьерах, которые предпочла Литвинова. Но самыми "дозорными" оказались пейзажи мира потустороннего, в котором явно были зашифрованы образы так называемого Мира Магов (цитата из Кастанеды и Теуна Мареза). В этот мир попадает Фаина, став магическим Воином. Там на фоне сумрачных облаков носятся оголтелые вороны, живописуя в сознании зрителя "воронку" из "Ночного дозора".

Но! Литвинова намеки о цитатах и продолжении традиций отвергает строго, реагируя на слово "цитата", конечно, не так, как Киркоров на слово "римейк", но болезненно. О чем и был ее месседж корреспонденту "Н", который, возможно, был не прав.

- Рената, ваш фильм насыщен цитатами из других режиссеров... Это был сознательный принцип или же все вышло случайно?

- Я не согласна с вами. Я никогда не цитирую намеренно. Вы мне хотя бы одну цитату назовите?

- Музыкальные вставки из Ника Кейва... Примерно то же самое было у Вендерса...

- Вставки из Ника Кейва? Музыка, которая звучит в фильме... Права на нее были куплены у Ника Кейва совершенно законным образом. И он милостиво продал ее за совершенно условные деньги, когда узнал, что это за проект и кто такая Рената Литвинова... Вы знаете, я нахожу ваш вопрос несколько оскорбительным: ну какие цитаты?

- Но ваш фильм, Рената, он... развивает традиции хорошего западного кино, европейского мэйнстрима...

- Откуда вы знаете? А может быть, это традиции восточного кино? Я не согласна.

- Но создается впечатление...

- Это ваше впечатление. Так какой у вас вопрос?

- Чувствуете ли вы себя идущей в русле, в традиции классического европейского кино или нет?

- Нет, нет... Ни в каком русле я себя не чувствую. Может быть, это гордыня с моей стороны... Но какое там русло?

И все зааплодировали. Хорошо ответила.

И все же основной источник вдохновения в режиссерском дебюте Литвиновой - творчество Киры Муратовой, что заметно даже в мелочах. Судите сами. Светлана Светличная, бывшая дива советского кино, играет мертвую маму главной героини. Она одета, как мать главной героини в одной из новелл Киры Муратовой в фильме "Три истории". Дочерью в той "истории" была Литвинова, кстати.

И что это все значит? Нет ни малейшего сомнения: шаткая поступь постмодернизма, призывающего цитировать сюжеты, жонглировать штампами. Кисло, вяло, но он все еще ступает по России. При том, что во всем мире уже отступил. Но Владивосток - не весь мир. Это скорее конец мира или света. Или, как его... Край земли.

Зато пост-совок, точнее пост-советская эстетика, прибирает к рукам все больше и больше. В этом смысле Литвинова - художник пост-советский. И в этом образе себя проявила полностью. То есть ее бытие определяется не качеством продукта, а размахом публичности. Как у Аллы Пугачевой. Теперь имя Литвиновой даже брендом не назовешь. Это понятие для нее слишком узко. Короче, как писал Гумилев: "Все в себя вмещает человек, который любит жизнь и верит в бога". От себя добавим: особенно если этот человек - талантливая блондинка. Только бы ей преодолеть эти штампы. Задушить в себе страсть к "Астеническому синдрому". Забыть о "Коротких встречах". И не потому что Кира Муратова плоха. Она гений. У Ренаты есть все шансы приблизиться к ее уровню. Но должна она сделать этот сама.

Как случайная смерть

С одной стороны, Литвинова проста в общении и приветлива. С другой - почти болезненно горда и ранима. Умудряется говорить с интонациями то мадам Стороженко, то Марлен Дитрих. Но репутацию потусторонней мелюзины, "единственной дивы российского кино" подтверждает, будучи и демократичной в том числе. Хорошая она, хорошая. Но палец в рот, как вы убедились, не клади.

Как бы то ни было, Рената - неоднозначная девушка. Не будь она режиссером, актрисой, сценаристом, все равно была бы магнитом довольно притягательным. Может быть, стала бы необыкновенно популярной телеведущей.

Впрочем, Рената еще в возрасте Ариадны. У нее многое впереди. И нить в руках ее - дай бог - не прервется.

Конечно, она делает авторские проекты. При том, что это нормальная массовая культура. Свое предназначение поп-звезды - оставлять публике право на всеядность - Литвинова исполняет. Равно предоставляя нам право не ходить на ее фильмы. Но мы, скорее всего, пойдем.

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх