66,23 ↓ 100 JPY
11,30 ↓ 10 CNY
73,17 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+23° ветер 1 м/c
23 июня
Среда

Общество

Можно жить гораздо интереснее

Павел Руминов: "Кино - это не занудная рутина досуга, к которой мы привыкли, а естественный ход вещей..."

Сначала однокурсник. Потом просто добрый товарищ, с которым можно поговорить не только о Скорсезе и Стоуне, но и о Бродском и Брюсове, о King Crimson и Jethro Tull. А еще о футболе и сладостях. Позже - литературный редактор наших "Ежедневных новостей", необычный и вдохновляющий, взрывной и строгий, правящий не стиль, но чувства и сердца.

Теперь Руминов снимает кино. И во многом будущее отечественного кинематографа зависит, мне кажется, от таких, как он.

- Что такое для тебя стиль?

- Скажем так, я всегда за стиль. Всегда за свой особый почерк. Но я против манеры, против манерности. То есть мне не по нраву неискренность.

- Иногда в твоих высказываниях можно проследить выражение, параллельное цветаевскому "Я просто несчастлива, когда не пишу"... Ты тоже несчастен, когда не снимаешь кино?

- Сейчас - да. Меня, по крайне мере, настигают мысли подобного рода. Заканчивая свои последние два проекта, я не снимал около года, но сейчас мне настолько много есть что сказать... Во мне очень много энергии. И я понимаю, что в данном случае это не я такой молодец. Это мне... бог дал. Поэтому с моей стороны будет преступлением и невыносимым мучением сидеть сложа руки.

Потому что в определенный момент вся моя внутренняя лень, любовь к размеренному образу жизни - все это сминается каким-то внутренним императивом. И я физически не могу дышать в те минуты, когда понимаю, что у меня отсутствует четкий план действий, план съемок. Но я не боюсь не снимать.

- Послушай, а ведь не всегда ты был режиссером и клипмейкером. Широкой публике ты неизвестен, например, в качестве поэта. Между тем поэтические амбиции у тебя тоже были. В конце концов, ты автор лучших текстов к песням группы "Тандем"...

- Я не оставил того, что сейчас называю реальной поэзией. Просто начал писать по-новому.

- То есть без оглядки на авторитет таких корифеев, как Иосиф Бродский?

- С оглядкой - без оглядки... Суть неважно! Самое главное - мысль и опыт человеческие. Если они для тебя ценны, то в болото подражательства ты никогда не скатишься. И неважно в какой форме, в каком стиле выражены твои мысли, твое творчество.

- И в этой связи ты не боишься упреков в подражательности? Неформальный подход в творчестве тут в приоритете или в авторитете?

- Ну да. Если, например, нужно выразить важную мысль, то я могу взять ход из Тарантино - кстати, замечательный человек, открытый, демократичный, меня представили ему на последнем Московском кинофестивале. И кто-то может сказать: "О, это из Тарантино!" Но настоящий зритель и ценитель кино - а таких большинство - отметит, что режиссеру нужен был этот ход, этот предмет, чтобы выразить человеческое содержание.

Проблема в том, что, обсуждая кино, мы обсуждаем кожуру от банана, а не сам банан!

- Другими словами, мы не предъявляем претензии к живописцу за то, что он в качестве инструмента своей работы использует кисти, как Леонардо или Дали, правда?

- Вот именно! Похоже, в моем ремесле, в кинематографе процветает засилье поверхностных взглядов - своеобразное "засилье демократии". За этой "демократией" стоит банальное отсутствие понимания предмета обсуждения, кинопроцесса. А если кинокритик плохо представляет себе процесс, то анализ - толковый, интересный - делать крайне тяжело. Но это элементарные вещи...

- Мы знаем по крайней мере одного великого режиссера, который вышел из кинокритиков...

- Ну есть еще Питер Богданович, Жан-Люк Годар...

- Имеет ли обратную силу это правило: когда знаток теории кино или просто бескорыстный любитель может стать стоящим практиком в кинематографе?

- На самом деле, режиссер - профессия, в которой можно достичь результатов более инстинктивным образом, на уровне голой интуиции. Хотя могу сказать, пусть это и прозвучит банально, что все по-настоящему большие режиссеры смотрели много фильмов, были знатоками искусства.

- А как же непосредственные основы ремесла? Например, надо ли быть хорошим монтажером, как тот же Кевин Смит, один из лидеров американского независимого кино?

- Даже тот человек, который не видел ни одного фильма, может монтировать пленку. Я знаю немало таких толковых режиссеров в России, например. Я имею в виду, что как раз кинокритик должен в большей степени быть оснащен знаниями, чем режиссер. Кинокритику не с руки надеяться на талант. Режиссер - может. Это, конечно, тоже будет нехорошо. Но критик расшифровывает талант, а потому одних способностей мало.

А еще кинокритики должны быть более... веселыми людьми. Поймите, это те, кто просто обязан заражать окружающих своей любовью к кино. Они должны желать людям добра, того, чтобы они смотрели хорошие фильмы.

Ведь кино - это не занудная рутина досуга, к которой мы привыкли за восемьдесят с лишним лет существования кинематографа, а естественный ход вещей. Люди ходят в кино, потому что они... ходят в кино. Это так же нормально, как ходить на работу, чистить зубы, завтракать. Но кино интересно еще и тем, что люди могут делать выбор сами. И узнавать себя.

- На открытии кинофестиваля "Меридианы Тихого" ты был в числе тех, кто не вступил на импровизированную "дорожку почета". Говорят, что это было неслучайно, что это расходится с твоими принципами...

- В это время я был в гостинице. Просто в тот момент меня настигла интересная идея для моего нового сценария. И я сел писать сцену. И это делалось для тех, кто любит кино. И это в той же мере важно, как и присутствие на торжественном мероприятии. И для меня. И для моей страны. Уж простите за пафос, но это было с пользой потраченное время. Ведь никто ничего не потерял, я никого не оскорбил тем, что не пошел по дорожке, правда? А если уж так произошло, то... Но об этом не хочется даже думать, так как речь уже идет о ханжестве и конформизме.

Понимаешь, в чем тут штука. Я делал первый фильм за 20 тысяч долларов. Второй за 60... Я говорю о том, что пытаюсь делать свободное кино. Пытаюсь внушить зрителям мысль о том, что они могут быть независимыми и свободными, о том, что они могут жить более интересной жизнью. И после этого я пойду по ковровой дорожке? Да не смешите меня... Кто-то должен не ходить по дорожке.

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх