65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 2 м/c
21 июня
Понедельник

Общество

Страдания в стиле марракеш

"Наш отец" (Чад - Франция). Режиссер - Махамат Салех Хароун. Фильм - лауреат Международного кинофестиваля в г. Керала (Индия)

"Господи! Только этого мне не хватало после недели осетинского ужаса", - думала я после просмотра этого фильма, запивая валокордин водичкой из-под крана в туалете и медленно приходя в себя...

Я, право, затрудняюсь объяснить, про что это кино. В общем, так. Живут два брата - одному шесть лет, второму пятнадцать. В один прекрасный африканский день они обнаружили, что их папа пропал, и очень огорчились - книжку некому почитать, и вообще, друзья издеваются. А потом они пошли в кино, увидели на экране мужика, похожего на отца, и подумали: "Может, это он?" Они украли пленку и попытались определить, он это или не он. За это их забрали в полицию, но потом отпустили, потому что мама попросила.

Мамаша, конечно, тоже расстроилась. Она такая суперколоритная - толстая, в ярких платьях и на мотоцикле, когда не за швейной машинкой. Вот. И бедная женщина отправила сыновей в интернат, очень похожий на тюрьму, откуда мальчишкам сразу же захотелось удрать. И они попытались, но неудачно. Старшенького били кнутом и заковывали в цепи.

И еще там была глухонемая красотка в желтом платье, которая старшенькому нравилась. А у младшего была астма, и он от нее помер в этой школе, хотя ингалятор у него вроде был. Старший на следующий день из интерната свалил, а за ним увязалась глухонемая красотка в желтом. Добрались они до города - дом закрыт на лопату, мамы нет. Выяснилось, что девочке 20 лет ("Ууу, какая ты старая!"). Мы никогда, говорит, не расстанемся. А мамашу, оказывается, свезли в дурдом, и она там все время сидела на одном месте и глядела в пространство. Молодежь забрала растрепанную маму домой, прислонила к стене, где она продолжила внутреннее самосозерцание. Потом сын сел рядом и запел народную песню, а мама начала подпевать...

Тут у негритянского оператора наконец кончилась пленка, и пошли титры, а я пошла глотать валокордин, потому что такие фильмы нормальным людям показывать нельзя. Вот зажравшимся американцам - можно, только чтобы голодающим африканцам денег дали. А нам за что? У нас самих то же самое - и нищета есть, и помойки похуже довольно симпатичных африканских. Жалеть негров? Сил нет. Нам и так есть по ком плакать...

Такое вот оно - фестивальное кино.

Светлана Филиппова

Поделиться:

Наверх