65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 2 м/c
14 июня
Понедельник

Общество

Шедевры под нож

Над уникальными картинами из коллекции Приморской картинной галереи нависла серьёзная угроза

Андрей Вороной, специально для "Н"

На прошлой неделе "Н" опубликовали ряд материалов в связи с ликвидацией во Владивостоке детской картинной галереи. Сегодня уже очевидно, что от переживаний и возмущений по этому поводу культурной общественности Приморья и сотрудников самой детской "картинки" проку мало - новое руководство Приморской государственной картинной галереи (ПГКГ), поддерживаемое управлением культуры администрации края, идти на попятную не намерено. Более того, пора начинать волноваться о другом: тучи сгустились уже над самой краевой галереей.

Просто варварство

Итак, судьба детской галереи, кажется, необратима: ее площади уже готовят к новому использованию - под склад. Складироваться там будут сокровища золотого фонда живописи: полотна Кандинского, Шагала, Айвазовского, Репина... Между тем и.о. директора ПГКГ Круглова направила на имя начальника крайуправления культуры Петра Семина официальное письмо, в котором уведомляет о том, что в помещении экс-детской "картинки" нельзя хранить основные фонды краевой галереи.

Основания весьма серьезные (цитируем):

  1. "Отсутствие сигнализации.
  2. Отсутствие металлических жалюзи на всех окнах.
  3. Постоянное затопление залов и других помещений жильцами верхних этажей.
  4. Ввиду того, что этаж цокольный, а здание имеет постоянно затапливаемый подвал, в помещении повышенная влажность и грибок.
  5. Согласно графику и подписанному договору, с августа 2004 года в филиале начинается текущий ремонт.
  6. Самые большие произведения могут не пройти в дверные проемы галереи как на Алеутской, 12, так и на Партизанском проспекте, 12".

Кроме того, в здании по Партизанскому проспекту, 12 нет охраны. Стоит отметить и то, что фонды детской галереи не хранятся по этому адресу. Их размещают на Нерчинской, 10 - там есть подходящие площади. По всему выходит, что иначе как варварским решение нового руководства ПГКГ не назовешь.

Потому директор краевой галереи Ирина Ерошкина заявила, что, даже находясь на больничном, всеми силами воспрепятствует переселению драгоценных картин на Партизанский проспект. Ведь и менее ценные (что уж тут скрывать!) произведения детского творчества не хранят в помещении, для того не пригодном, а тут речь идет о шедеврах мировой и российской живописи. Они там погибнуть могут!

Но, видать, слишком уж велико желание реализовать свои амбиции у тех, кто очень стремился вернуться в краевую галерею, - раз не жаль им плодов творчества не только детского, но и мировых гениев. Впрочем, только ли амбиции? Быть может, есть здесь и иные мотивы?

Блеснули лезвия...

О назначении куратором ПГКГ бывшей ее сотрудницы Ирины Ажимовой "Н" уже сообщали. На прошлой неделе, когда эту даму представляли в новом качестве, известно о ней было мало: когда-то ей предложили уволиться из галереи по собственному желанию. Причины тому были более чем веские. Некоторые подробности стали известны и нам. Должны быть известны они и в управлении культуры: одна из бывших сотрудниц галереи (по понятным причинам имя мы не называем) направила еще в конце 2003 года тогдашнему руководству управления любопытный документ, касающийся личности Ирины Ажимовой, претендовавшей на должность директора Приморской картинной галереи.

...В 1996 году Ирина Семеновна Ажимова служила заведующей филиалом ПГКГ на Партизанском проспекте, 12. В круг ее обязанностей входили активизация творческой деятельности галереи, привлечение посетителей в филиал, а также работа по сохранности вверенных ей материальных ценностей. Уже с 1993 года, когда в стране грянули рыночные перемены, политика руководства ПГКГ строилась в связи с новыми веяниями. Предпринимались попытки проведения арт-аукционов, организовывались выставки-продажи произведений современного искусства, работали под крышей галереи художественный и книжный салоны. Все это понятно - нужно было выживать.

Поэтому, когда в ПГКГ обратился частный предприниматель Сергей Рефкатович Ажимов с взаимовыгодным предложением, ему не отказали. И не только потому, что был он супругом Ирины Ажимовой, а мама его работала старшим научным сотрудником галереи. Просто его идея организовать в филиале салон "Ножи мира" была довольно соблазнительна: в галерею валом пошли бы посетители, привлеченные швейцарскими ножами марки "Викторинокс". Короче, весной 1996-го между ЧП Ажимов С.Р. и ПГКГ был заключен договор о совместной деятельности. Кстати, тогда же в филиале галереи ощущалась нехватка кадров. Поэтому Ирина Семеновна на полставки стала еще и библиотекарем, а на место сторожа подыскала какого-то юношу. А что? Курочка по зернышку клюет.

Сергей Ажимов оказался удачливым бизнесменом. Ножи швейцарские были реализованы с полным аншлагом. И уже к осени того же года нужно было закупать дополнительную партию. В конце ноября колюще-режущий товар поступил Ажимову, а в галерее оказался уже в десятых числах декабря. Тогда же замдиректора ПГКГ по коммерческим вопросам активно интересовалась у четы Ажимовых насчет заключения договора о приеме товара на хранение, дабы законность соблюсти. Но Ажимовы не торопились: мол, необходимо еще несколько дней, чтобы сверить количество поступивших ножиков с таможенными документами...

Где оружие, там и детектив

Но 16 декабря 1996 года случилось криминальное ЧП. Сторож, принятый на работу Ириной Ажимовой, ночью открыл дверь филиала каким-то "своим знакомым", которые избили его и выкрали весь товар салона "Ножи мира", обчистили кассу книжного салона и свистнули галерейный компьютер!

Было возбуждено уголовное дело, сторож задержан и допрошен милицией. Директор ПГКГ Наталья Янченко потребовала от Ажимовой объяснений. Но ничего не услышала, а вскоре и сторож-лопух куда-то "запропал"... Тем не менее с ЧП Ажимов и Баум (книжный салон) была достигнута полюбовная договоренность о том, что взаимных претензий не будет, так как пострадали все.

Но вскоре, в январе 1997-го, произошла еще одна атака криминала на филиал галереи: в окно комнаты, где работал салон Ажимова, неизвестный швырнул ручную гранату. Милиция концов так и не нашла, а коллектив галереи пребывал в тихом шоке. Еще бы!

А детективная история развивалась дальше. Через пару недель бухгалтер ПГКГ Табаченко произвела проверку деятельности филиала и обнаружила, что вместо выданных ею билетов на посещение галереи (документы строгой отчетности) посетителям продают... ксерокопии. Кассир сказала, что ксерокопии билетов получила от завфилиалом. Это переполнило чашу терпения руководства ПГКГ. Наталья Андреевна Янченко собрала методический совет для обсуждения случившегося за время работы Ирины Ажимовой. Совет выразил Ажимовой недоверие и поставил вопрос о ее соответствии занимаемой должности...

А мы вам сдачи!

Ирина Семеновна уволилась. А уже в мае 1997-го Сергей Ажимов подал в арбитражный суд иск на галерею, дабы возместить ущерб за похищенное. Сумма по тем временам была немалая - 20 163 480 рублей (неденоминированных). В заявлении истец указал, что количество ножей и их стоимость были определены в ходе "проведенной совместно с представителями ПГКГ ревизии материальных ценностей". Но Наталья Янченко не издавала приказа о проведении этой ревизии, и никакие сотрудники галереи проводить экспертизу просто права не имели. Однако под исковым заявлением стояли подписи не только Ажимовой, но и ее подчиненных: старшего научного сотрудника Свердловой и двоих сторожей. Уже позднее выяснилось, что подписи Ажимова получила нечестным путем. По крайней мере, Свердлова написала соответствующее заявление.

Увы, осенью 1997 года арбитражный суд вынес решение в пользу Ажимова. Судебные исполнители сняли более 20 млн бюджетных рублей со счета ПГКГ. Представитель галереи подал кассационную жалобу, которую суд рассмотрел только на десятый, последний, день. И даже удалось убедить председателя арбитража в том, что документы, коими оперировал Ажимов, сфальсифицированы. Суд был готов разобраться в этом деле еще раз. Оставалось поставить в известность судебных исполнителей, но Ажимов - вот ведь прыткий господин! - буквально на полчаса опередив представителей галереи, успел получить деньги! В те же дни Ленинское РУВД закрыло дело о хищении в галерее - "за недоказанностью".

Всплытие - по графику

И тут произошло нечто... Ножи, "похожие" на те, что были похищены из филиала ПГКГ, стали появляться в торговых точках города. То есть это были те же самые чертовы ножи. Никто больше во Владивосток сей эксклюзивный товар не поставлял. По требованию руководства галереи следователь Ленинского РУВД произвел выемку документов из нескольких торговых точек. Из документов явственно следовало, что поставщиком товара являлся... Сергей Рефкатович Ажимов.

Правда, Ленинское РУВД повторно закрыло дело. Почему, интересно?..

Сегодня Сергей Ажимов вроде бы не занимается предпринимательством. Он нынче возглавляет краевое управление юстиции. Кому как, но нам кажется неслучайным то обстоятельство, что его законная супруга остается в глазах краевых чиновников единственной достойной кандидатурой на должность директора Приморской картинной галереи, которой она в свое время нанесла такой ощутимый финансовый удар "под дых".

И тут возникает вопрос. Знал ли Петр Леонидович Семин о том, кто такая Ирина Семеновна Ажимова? Не будем наивными - не мог не знать. 13 ноября 2003 года на заседании совета по культуре и искусству при губернаторе обсуждались кандидатуры претендентов на должность директора Приморской картинной галереи. И, в частности, информация по Ирине Ажимовой была доведена до всех членов совета. Но не только поэтому известные в Приморье люди - режиссеры Звеняцкий и Бусаренко, артисты Славский и Белоброва, галерейщик Городний, профессор искусствоведения Преснякова - проголосовали за кандидатуру Ирины Ерошкиной. В то время как под руководством Натальи Шуцкой ПГКГ переживала не самые лучшие дни, а Ирина Ажимова ушла оттуда со скандалом, Ерошкина плодотворно работала директором детской картинной галереи. Потому за нее и проголосовал единогласно весь совет по культуре. А окончательное решение должен был принимать губернатор.

И тут возникает еще ряд вопросов: знает ли Сергей Дарькин о том, что творится сегодня в картинной галерее? Знает ли он обо всех подробностях того "ажимовского" дела? И почему девять месяцев назад вопрос дальнейшей судьбы галереи решал губернаторский совет по культуре, а сегодня для его решения достаточно приказа об увольнении Ирины Ерошкиной, подписанного замначальника управления культуры Андреем Чугуновым? Кстати, сама Ерошкина с этим приказом так и не ознакомлена...

Поделиться:

Наверх