65,54 ↓ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,67 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+27° ветер 3 м/c
24 июня
Четверг

Общество

Собачья жизнь Чулпан Хаматовой

Кинозвезда сыграла в частной антрепризе дворняжку

"Ах! Чулпашечка! Прелесть!!! Какая умница!" - зрители в полном восторге, потому что Чулпан Хаматова в роли собаки Сильвии в частной антрепризе Юлия Малакянца была действительно хороша. Впрочем, Евгения Симонова и Георгий Тараторкин блистали не менее ярко.

Вообще, афиша спектакля переливается именами, после каждого из которых можно ставить восклицательный знак: Петр Штайн! (постановка), Геннадий Гладков! (музыка), Борис Краснов! (сценография). Кто не знает, Краснов - это человек, который "делает сцену" первому эшелону русской попсы, к нему очередь на три года вперед. И красновские декорации, что интересно, возят с собой. Но родной интерьер не помешал Евгении Симоновой в первом действии неосторожно упасть со стола. Героическая актриса даже не сморщилась, хотя ей, судя по всему, было очень больно. Спасибо, Евгения Павловна, вы были великолепны...

Пьеса американского драматурга Альберта Герни определена жанром как "романтическая комедия". Когда мужчина влюбляется в собаку, это, конечно, романтично. И актуально. Действительно, когда у благополучного мужчины под пятьдесят, которому раньше своих (ныне взрослых) детей любить было недосуг, жена начинает любить Шекспира, то ему остается собака. Чаще, правда, заводят молоденьких любовниц, но это затратно. С собакой проще. То есть, даже если подружка имеет место быть, на переднем сиденье машины все равно собака - жизненные реалии... Герой пьесы Грег (Тараторкин) подбирает на улице дворнягу Сильвию (Хаматова), приводит ее в дом и, к ужасу жены Кейт (Симонова), начинает беспредельно обожать. В благополучной американской семье воцаряется тихий ад.

Собака на сцене выражает свои собачьи чувства нормальными человеческими словами, она обряжена в очень симпатичные костюмчики, при этом понятия "любовь", "привязанность", "ревность" постоянно путаются и подменяются, что и создает некий комедийный эффект. В русском тексте постановки даже встречается одно неприличное слово, характеризующее ложившуюся обстановку: "п....ц". Правда, вслух и полностью к вящему удовольствию публики его произносит только один второстепенный персонаж. Остальные подменяют вежливыми эвфемизмами. Всех троих героев постоянно немного жаль, впрочем, заканчивается все по-американски благополучно.

Хороший спектакль, добрый и немного грустный. Малакянц уже прочесал с ним полмира, получая исключительно восторженные рецензии, что с таким составом неудивительно. Даже нашему фотографу понравилось!

Светлана Филиппова

Поделиться:

Наверх