68,08 ↓ 100 JPY
11,49 ↓ 10 CNY
74,04 ↓ USD
65,83 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+10° ветер 5 м/c
13 мая
Четверг

Общество

"Люблю тебя, Владивосток..."

Константин Бальмонт - единственный символист из плеяды серебряного века русской поэзии, доехавший до нашего города и признавшийся ему в любви

Поэт, прозаик, драматург и переводчик Константин Бальмонт был чрезвычайно разносторонне одаренной личностью. Он знал десять европейских языков, говорил на египетском, китайском, японском, малайском и даже самоанском наречии. Полиглотом он стал в многочисленных путешествиях, которые совершил за свою жизнь. Предками Бальмонта были шотландские моряки, переселившиеся в Россию. От них, вероятно, и передалась ему жажда странствий.

"Я не ищу доказательств"

Константин Дмитриевич Бальмонт (1867-1942) родился в селе с совсем не поэтическим названием Гумнищи. Здесь, в родовом имении, прошли его детство и юность. В 1886-м он окончил гимназию и поступил на юридический факультет Московского университета, но через год был исключен за участие в студенческом движении и выслан из столицы.

В 1890 году в Ярославле Бальмонт издал первый сборник стихотворений, но книга успеха не имела, и автор уничтожил весь тираж. Изданный в 1894-м второй сборник, "Под северным небом", и третий, "В безбрежности", получили широкое признание публики и критики. Следующие книги - "Тишина", "Горящие здания" и "Будем как солнце" - вознесли Бальмонта на вершину российского Парнаса и сделали известным и очень модным поэтом. При этом на родине он находился под постоянным присмотром полиции, что заставило его отправиться в эмиграцию.

Впервые Бальмонт выехал за границу, в Скандинавию, в 1892 году, а к началу ХХ века объездил всю Западную Европу. К этому времени у него сложилось неприятие "рассудочной" западной цивилизации и порожденного ею "аналитического" человека. "Странные люди - европейские люди, - писал Бальмонт, - им все нужно доказывать. Я никогда не ищу доказательств..." В поисках людей, отличных от деловых европейцев, Бальмонт отправился в экзотические страны. В 1905-м вместе с гражданской женой Еленой Цвятковской он побывал в Мексике и США. Вернувшись в Россию, поэт поддержал первую русскую революцию, но в то же время заметил: "Социал-демократическая диктатура мне так же ненавистна, как и самодержавие, как и всякая власть".

В 1912 году Бальмонт предпринял кругосветное путешествие, длившееся почти год. Он посетил Южную Африку, Австралию, Новую Зеландию, Полинезию, Цейлон, Индию. Намеревался также съездить в Японию и Китай, но не удалось. Вообще, желание посетить Японию возникло у поэта еще в 1898 году, но лишь 18 лет спустя ему удалось осуществить эту мечту. Случилось это в апреле 1916-го, когда Бальмонт оказался во Владивостоке.

"За то, что здесь простор широк"

Весной 1916 года Бальмонт отправился в гастрольные поездки по Сибири и Дальнему Востоку с чтением своих стихов, лекций и рассказов о путешествиях. Сибирь произвела на поэта мрачное впечатление. В письме жене он писал: "Я пробыл в Иркутске дольше, чем рассчитывал, и рад уехать. Сибирь продолжает мне не нравиться, и, уж конечно, я никогда в жизни не поеду в нее больше, если только меня не сошлют сюда..."

На Дальнем Востоке настроение Бальмонта несколько изменилось: "Здешняя публика стоит, чтобы перед ней выступать... Здесь публики меньше, но чувствую настоящих людей".

Во Владивосток Бальмонт приехал 10 апреля, а 11-12-го он устроил два поэтических вечера в зале Коммерческого училища (ныне административное здание ДВГУ). Первый вечер назывался "Любовь и смерть в мировой поэзии", а второй - "Вечер поэзии Бальмонта". 11 апреля он отправил письмо жене: "Я вижу японцев и японок. Но они мне так неприятны, что даже не хочется ехать в Японию".

После посещения Уссурийска и Хабаровска поэт вернулся по железной дороге во Владивосток и 22 апреля в Коммерческом училище прочитал лекцию: "Лики женщины в поэзии и жизни". В тот же день местная газета "Далекая окраина" поместила стихотворение Бальмонта, посвященное Владивостоку:

Люблю тебя, Владивосток, Тебя приветствую в весне. За то, что море есть поток, Где скрыты тайны в глубине. За то, что здесь простор широк, И русский говор дорог мне, Как сердцем брошенный намек, Как звонкий гул струны к струне. И легкой вязью быстрых строк Друзей найдя в текущем дне, Я стих бросаю как цветок, Восток, живи и пой в огне.

Судя по настроению поэта, он нашел во Владивостоке друзей. На это косвенно указывает и стихотворение, опубликованное в следующем номере "Далекой окраины" и посвященное Бальмонту. Его автор - известный тогда во Владивостоке журналист и литератор Николай Амурский (псевдоним Николая Матвеева). Об остальных владивостокских знакомых Бальмонта сведений нет, кроме еще одного журналиста - корреспондента "Далекой окраины" Веры Дмитренко.

23 апреля, сидя во владивостокском отеле "Централь", Бальмонт писал: "Утром, в 10 без четверти, я получил заграничные паспорта. В то же время мои здешние друзья обо мне хлопотали, и в результате я еду в Японию в понедельник, 25-го, необычным способом - на торговом корабле, где, кроме меня, Елены и корреспондента "Далекой окраины", нет никаких пассажиров... Сегодня завтракал у капитана "Эривани", он плавает уже 31 год, интересный человек. Вообще, здесь есть любопытные люди, но оторванные от всего, бесприютные перекати-поле".

А японцы были в восторге

Попасть в Японию на "Эривани" Бальмонту не удалось - судно задержалось с отплытием из-за какого-то груза. Только 27 апреля он отправился в путь на японском пароходе "Хозан-Мару", осуществлявшем регулярные рейсы между Владивостоком и Цуругой (порт рядом с Иокогамой). Кстати, билет до Цуруги в то время стоил 1,5-3 рубля в зависимости от класса каюты.

Две недели, проведенные в Стране восходящего солнца, произвели на Бальмонта неизгладимое впечатление. Возможно, этому способствовало то, что, к удивлению самого поэта, в Японии его хорошо знали и устроили ему восторженный прием. Корреспонденты и фотографы просто осаждали именитого символиста. Все эти дни с ним провела Вера Дмитренко, опубликовав по возвращении во Владивосток серию репортажей об этой поездке.

Во Владивостоке Бальмонт выступал еще дважды - в местном литературном клубе "Чашка чая". Первый раз читал рассказы и стихи о Японии, во второй - провел "литературный банкет" в пользу раненых в Первой мировой войне. Чтобы собрать больше средств, на банкете Бальмонт прочитал лекцию о Шота Руставели и свой перевод "Витязя в тигровой шкуре", что собрало на его вечер множество представителей грузинской диаспоры.

21 мая 1916 года Константин Бальмонт отбыл из Владивостока в Петроград. На вокзале его провожала большая толпа поклонников...

Сергей Корнилов

Поделиться:

Наверх