65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 3 м/c
20 июня
Воскресенье

Общество

Владимир Сергияков: "Я часто думаю, кто мы..."

За плечами заслуженного артиста России свыше двухсот пятидесяти театральных ролей, но лучшая, он уверен, ещё впереди

Вчера, 8 апреля, заслуженный артист России, актер краевого Академического театра им. Горького Владимир Сергияков отметил свой день рождения. "Владимир Николаевич, - спрашиваю я его, - так сколько же вам все-таки лет? А то разные источники разное говорят..." Секундная пауза. Смотрит на меня пристально: "Пятьдесят четыре. Как говорил Аркадий Райкин, огня уж нет, но дым еще идет. Да, идет дым, идет..."

Мы встретились в театре. Ищем укромный уголок, где можно спокойно поговорить. Решаем остановиться на втором этаже, у буфета.

Про косточки, саженцы и полярный круг

- Смотрите, - говорит Владимир Николаевич. - Это авокадо. Сей экзотический фрукт я привез из Америки, когда мы с театром были там на гастролях девять лет назад. Фрукт съели, косточку бросили в землю... Какое дерево, а? Красота! Только вот одна беда: авокадо, оказывается, размножается, как облепиха, - дерево-мальчик опыляет дерево-девочку. Поедем в следующий раз в США, привезу еще один фрукт. Пусть плодоносят!

- А кого привезете-то - девочку или мальчика?

- А знать бы, кто это! Я спрошу, какие у них половые различия...

- Ну, вот, дожили...

- Зато во всем остальном жизнь моя была просто замечательной! Мне повезло с самого начала - угораздило родиться весной...

-... сразу после Благовещенья. Только почему жизнь - была?

- Безусловно, это не конец, точку я ставить пока еще не собираюсь. Просто возраст такой... накладывает определенную тяжесть на плечи. Опыт, знания и, опять же, ощущение, что я ничего не знаю...

- А вы любите вспоминать прошлое?

- Да, очень! Потому что мне по-настоящему везло. В первую очередь, на хороших людей. Ну и на хорошие места. Я родился под Туруханском, вы, наверное, и города такого не знаете, это в Красноярском крае, под полярным кругом. Деревни, в которой я жил, сейчас уже нет и в помине... Отец мой был охотником, мама - учительницей. Кстати, в роду у меня нет никаких дворян, уж не знаю, к сожалению ли или к счастью? Дед был самый настоящий крестьянин, из раскулаченных. Деревня, свежий воздух, тайга, звери - красота, в общем! Свобода! Летом я работал подпаском, зарабатывал по сто пятьдесят рублей... Очень хорошие по тем временам деньги!

Я бы в лётчики пошёл

- И чего же вы оставили такую денежную работу?

- Да это не я - родители заставили! Дескать, высшее образование нужно непременно, с ним пробьешься, станешь уважаемым человеком... И отправили меня поступать на физмат. Там я уверенно и целенаправленно сдал экзамен на твердую двойку, чем вызвал в семье большой скандал... И поступил в школу высшей летной подготовки.

- Вы хотели стать летчиком?

- А тогда все об этом мечтали. Но я поступил на диспетчера. Правда, в школе этой я надолго не задержался - сбежал через три месяца... Большая нагрузка, требования, дисциплина - все это оказалось мне не по нутру. Опять же, я был самый молодой - семнадцать лет всего, а вокруг - двадцатилетние лбы. Пришей воротничок, почисти сапоги... Очень скоро такая жизнь мне надоела. Впрочем, я как-то быстро ко всему охладевал. Было в моей жизненной практике техучилище при Тольяттинском заводе синтетического каучука, служил в армии, в воздушно-десантных войсках, работал в НИИ атомных реакторов, потом поступил в политех, меня собирались назначить завлабораторией... Но вот скучно мне было! И, когда я увидел объявление на заборе: "Организуем набор людей для работы во Владивостоке..." - я сказал себе: "О! Это то, что надо!" Интересно было: что за Владивосток такой? Приехал. Приняли меня, как сейчас помню, в строительное управление № 13, дали в руки кирку и сказали: "Иди, работай!" Я и пошел... Дорос до бригадира!

Удача - на "отлично"

- Так... А когда же вы впервые на сцену-то вышли? А то все кирки какие-то...

- В первый раз на профессиональную сцену я вышел в народном театре. Это был спектакль "Иван Васильевич меняет профессию", где я играл роль Бунши. Сейчас я, конечно, очень критично отношусь к той роли - двадцать два года всего, глупый, самоуверенный... Но тогда она мне нравилась безумно!

- Владимир Николаевич, а как вы вообще в театр попали?

- А за это я очень благодарен одному человеку - Сергею Захаровичу Гришко. Я пришел на прослушивание в народный театр на Дальзаводе, там с ним и познакомился. Он меня так увлек! Он вообще умел увлекать людей... И я поступил в институт искусств на его курс. Это вообще был удивительный набор. Ведь с одного курса сколько человек приходит в театр работать? Как правило, пять-шесть. С нашего курса - практически все в профессии.

- А артист - это профессия? Или все же образ жизни?

- Профессия. По крайней мере, я так думаю. Это профессия, в которой нужно очень много трудиться. И уповать на удачу. Ведь, если талант будет на "пять", а удача - на "три", артист может не состояться. Скорее всего он и не состоится. А вот если талант на "четверку", но удача на "отлично" - это будет артист. Все - дело случая...

- В вашей жизни такой случай был? Отправная точка?

- Да. Я тогда учился на третьем курсе, и Ефим Семенович Звеняцкий пригласил участвовать в спектакле "Пять вечеров" по Володину. Александр Иванович Запорожец, играющий роль Славки, заболел, и я его замещал. Не знаю, почему пригласили именно меня, никогда не задавал Звеняцкому этот вопрос. Но ввод прошел успешно. Вообще, честно говоря, удача не в этом. А в том, что я нашел своего режиссера. И он тоже нашел меня. Мы вместе уже почти тридцать лет...

Перевалило за двести

- Это сколько же ролей сыграно?

- Сейчас скажу. Я последний раз считал свои роли в 1985 году. Их тогда было ровно сто восемьдесят. Сейчас, значит, за двести перевалило. Может, двести пятьдесят...

- Любимую, наверное, выбрать невозможно?

- Очень трудно! Очень... Я влюблен в "Поминальную молитву". Роль Петра в "Шуте Балакиреве" для меня была очень неожиданной и такой ценной...

- Отчего неожиданной-то?

- А вы на меня посмотрите. Какой из меня царь Петр? То-то. Еще я очень люблю роль Лебедева в "Иванове". Этот спектакль - такой прозрачный, чистый, теплый... И все равно, думается, что лучшая роль у меня впереди. Есть у меня одна мечта... Не буду говорить, ладно?

- Владимир Николаевич, а попробовать себя в роли режиссера никогда не хотели?

- А я был режиссером сказки "Конек-горбунок". Вообще, работать для детей - это что-то совершенно особенное, удивительное. Когда я вижу зрительный зал, наполненный детьми, сердце начинает стучать быстро-быстро. Им лгать невозможно...

Кто мы?

- Звание - заслуженный, народный - для артиста важно?

- Да, думаю, да. Это признание заслуг. Или выслуги. Это льготы при оплате жилья, это другое отношение к артисту зрителей... И потом, любой артист - большой эгоист. Меня выделили, меня заметили! Наполеон сказал: "Навесьте на человека побрякушек и делайте с ним что хотите!" Артисты - те же дети, сукины дети. Я читал такую историю. Тарковский встретился со своим однокурсником, который ставил в провинции спектакль "Иванов". "Ну как?" - спрашивает он про артиста, играющего главную роль. "Артист-то он хороший, а человек - дерьмо", - отвечает однокурсник. "А ты думаешь, они - люди?" - спросил Тарковский. Я до сих пор думаю: кто же мы? И не знаю ответа...

Юлия Гусейнова

Поделиться:

Наверх