67,83 ↓ 100 JPY
11,52 ↑ 10 CNY
74,36 ↑ USD
65,68 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 1 м/c
14 мая
Пятница

Общество

Бродяга или поэт

Он родился в тюрьме, вырос на Колыме, учился во Владивостоке и Москве, жил в Германии и Швейцарии, а теперь обосновался в Париже

Край земли трется о моря край. Время, примерно, май. Утро. В городе спят еще. Шум самолета летящего.

Аэропорт. Встречающие. Последним оставив салон, По трапу спускается Он...

Он приехал во Владивосток... Нет, приехал - не то слово. Он вернулся во Владивосток 25 лет спустя после того, как покинул наш город. Ведь именно здесь начинался поэт Юрий Юрченко. Строчки, приведенные выше, написаны давно, но он знал, что вернется сюда. Ошибся только в месяце.

...А что во мне от Колымы? - Привычка потеплей одеться... Да лица горьких горемык В протяжных снах о белом детстве...

У него запутанная судьба. Если начать ее распутывать, получится роман, а может быть, целая эпопея. Он был талантливым актером, а стал поэтом. Его стихи ценил Параджанов, а пьесы ставил Юлий Гриншпун. Он скитался по свету, как истинный романтик, меняя города и страны, пока не нашел пристанище на бульваре Сен-Марсель в Париже. Чудеса случаются, особенно если учитывать, как все начиналось...

- Я родился в Одесской тюрьме в 1955 году, где сидела моя мать по политической статье. Когда мне было шесть месяцев, ее выпустили, но жить "порекомендовали" в Магаданской области. Так мы оказались на Колыме. Но детство у меня было счастливое, я рос свободным ребенком, даже, может быть, слишком свободным. В 7 классе за хулиганство меня выгнали из школы, и я поехал во Владивосток.

- Почему именно сюда?

- Здесь в институте искусств на вокальном отделении училась моя сестра Лариса.

- Это она увлекла вас театром?

- Нет, просто я жил у нее. Потом она уехала в Москву и стала известной оперной певицей. Работала в Большом театре, пела ведущие арии в "Евгении Онегине" и "Князе Игоре". Может, слышали: Лариса Юрченко? Так вот, я жил у нее, а работал в театре им. Горького рабочим сцены. Отсюда, наверное, все и началось.

В белом свете стынь. В черном поле стог. Через две версты Лег Владивосток...

- В ваших стихах не раз упоминается Владивосток. Чем для вас стал наш город?

- Здесь прошла моя буйная молодость. Я ведь здесь не только учился, но и работал в местных театрах: в ТЮЗе и драмтеатре им. Горького, получил первые уроки актерского мастерства. Познакомился с Ефимом Звеняцким, Сергияковым, Славским, Тимошенко. Помню, когда Саша Славский ушел в армию, я вместо него играл в "Истории любви", одном из первых спектаклей Звеняцкого. У меня здесь много друзей осталось.

- Кстати об армии. Рассказывают анекдотическую историю о том, как вас перепутали с Виктором Ющенко и забрали его в армию вместо вас.

- Это действительно было. За мной несколько лет гонялись, чтобы забрать в армию. Однажды сижу я в общаге института искусств, что на Гоголя, 35, заходят двое военных с автоматами. Говорят, где тут у вас такой, Юрченко? Со мной рядом девушка стояла, только она рот открыла, но я ее опередил, говорю: только что его видел, он где-то на верхних этажах. Они пошли наверх, а там сидел Витя. Спрашивают: "Как фамилия?" Он говорит: "Ющенко" - а те недослышали и забрали его. Такая вот история. Но Витя до сих пор мой лучший друг, несмотря на то что потом я еще и жену у него увел. Он сейчас очень известный режиссер телепрограмм в Москве, его самый знаменитый проект - "Цивилизация".

Что судьба наша - ночь да вьюга... Мы узнали во тьме друг друга, Дождь стучал по случайной кровле, Ты сказала: "Одной мы крови..."

- Владивосток, Москва - это понятно, а как вы оказались в Тбилиси?

- Я так намерзся на Колыме, что однажды решил рвануть на юг. Это было в начале 1980-х, и я застал Тбилиси в прекрасные времена, когда там был расцвет искусства, в том числе и театра. Например, там был единственный в СССР театр пантомимы, попав на представление которого, я был так поражен, что не успокоился, пока не стал актером этого театра. Потом меня увлекла литература, я поступил в Литинститут им. Горького и уехал в Москву.

- Получается, что писать вы начали в Тбилиси?

- Нет, стихи я начал писать еще во Владивостоке. Причем сначала это было баловство - писал исключительно для студенческих и театральных капустников... Но в один прекрасный день мне позвонили из газеты "Красное Знамя" и попросили разрешения опубликовать мои стихи. Я сказал, что это ошибка, что я не поэт, но меня уверяли, что у них лежит целая подборка моих стихотворений. Оказалось, одна работница ТЮЗа записывала мои стихи на капустниках - и они попали в газету. Я был в ужасе. Попросил, чтобы ни в коем случае их не печатали, обещал написать что-нибудь серьезное. Пришлось выполнять обещание. А потом во Владивостоке у меня случилась первая большая любовь... Кстати, я пытался ее разыскать - она жила на Первой Речке, но, говорят, вышла замуж и сменила фамилию. Но я не теряю надежды ее найти. Очень хочется встретиться.

- Ваша жена не заревнует?

- Она ревнует, что не может посмотреть спектакль Театра ТОФ по моей пьесе "Подводная лодка в степях Украины". Ведь это именно она уговорила меня написать пьесу о "Курске". Французов, как и многих иностранцев, очень взволновала эта история, я видел, как французы плакали, читая каждое утро газеты, и сопереживали нам.

- Каково ваше впечатление от спектакля?

- Автору всегда больно смотреть на то, что делают с его произведением режиссеры. Конечно, многое порезано, спектакль сделан "по мотивам", но я должен поблагодарить Андрея Бажина и Театр ТОФ за смелость. Я уже несколько лет веду переговоры с московскими театрами, и до сих пор никто так и не осмелился поставить эту пьесу. Несколько проектов сорвалось, потому что посчитали, что ставить ее рискованно и "тему трогать нельзя". Парадокс: все говорят, что нет современных пьес, а когда появляются, боятся браться за них. Тем не менее пьесу взял Калягин, собираются ставить в Театре им. Моссовета. Но вы - первые.

- Ставят ли ваши пьесы за границей?

- Да, они идут в парижских театрах, и самая известная из них - "Фауст и Елена". В этом спектакле я играю Фауста, а моя жена - Елену. Иногда я подрабатываю в кино, но это не серьезно. Снимаюсь в основном в сериалах, где играю русских мафиози. Делаю это исключительно ради денег. Вот моя жена - она профессиональная актриса и много снималась в кино. Сейчас, к сожалению, ушла в театр, что я считаю не совсем верным, она такая "киношная". В свое время Дани снималась вместе с Аленом Делоном, Бельмондо, Катрин Денев.

- Неужели?! В каких картинах мы могли ее видеть?

- С Делоном в фильме "Шок", с Бельмондо в "Профессионале". Вы должны ее помнить: Бельмондо там ее душит в ванной. Последняя ее работа - в фильме Учителя "Дневник его жены", там, где Бунин встречается с француженкой. Будете смотреть, обратите внимание.

- Обязательно. Юрий, вы жили в Мюнхене и Женеве, но, в конце концов, оказались в Париже. Почему?

- И Мюнхен, и Женева - очень приятные для жизни города, особенно мне нравилось жить на берегу Женевского озера, но, если ты хочешь быть в гуще событий, литературных и театральных, лучше Парижа не найти.

- Кем вы считаете себя в большей степени - драматургом, поэтом или актером?

- Поэтом. Драматургом я стал достаточно случайно, кроме того, почти все мои пьесы написаны в стихах. Актерствую я достаточно редко, а поэзия - это то, чем я живу...

Юрий Юрченко - поэт, драматург и актер. 48 лет. Детство прошло на Колыме. Учился в школе-студии МХАТ, в Дальневосточном институте искусств, работал в театрах Владивостока, Хабаровска, Тбилиси, Москвы. Окончил Литературный институт им. Горького в Москве, в 1990 году уехал в Германию, затем в Швейцарию, после этого обосновался в Париже. Женат на французской актрисе Дэни Каган. Автор многих поэтических книг. Спектакли по его пьесам "Американское счастье", "Мафиози", "Чудовище" (Il Monstro), "Фауст и Елена" ставились во многих театрах России и Европы. Во Владивостоке идут два спектакля по пьесам Юрченко - "Мафиози" в театре им. Горького и "SOS" в Театре ТОФ.
Европейская пресса о "Фаусте и Елене": "Поэма для театра, в которой переплетаются трагедия с буффонадой, взлетает на такую лирическую высоту, что это делает ее прекраснейшим гимном любви мужчины и женщины, равного которому мы не слышали уже давно...". "Либерасьон" (Париж)

Сергей Корнилов

Поделиться:

Наверх