65,26 ↓ 100 JPY
11,22 ↑ 10 CNY
71,83 ↑ USD
64,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 5 м/c
16 июня
Среда

Общество

Мой друг, художник и поэт...

Основатель "Серой лошади" Вячеслав Крыжановский оказался обычным художником и необычным поэтом-экспериментатором

Ровно 10 лет назад, зимой 1994 года, во Владивостоке произошло знаменательное событие: от местного Союза писателей отпочковалось молодежное литературное объединение, которое получило название "Серая лошадь". Название вроде бы необычное, но родилось оно просто - так в народе зовут дом, где находится СП и проходят заседания "СерЛо". Первым руководителем "Серой лошади" стал поэт и художник Вячеслав Крыжановский.

После отъезда Вячеслава Крыжановского в Петербург, "Серую лошадь" возглавил Алексей Денисов - ныне самый известный от Москвы до самых до окраин поэт Владивостока. С тех пор "серолошадникам" приходилось общаться со Славой в основном посредством электронной почты. И вот спустя семь лет у них и у всех желающих появилась возможность увидеть Вячеслава и его жену Лидию Чередееву (тоже литератора и "серолошадницу") во Владивостоке. 10 января в салоне "Клио" состоялся их творческий вечер, собравший многочисленную богемную публику нашего городка, где были замечены известные актеры и писатели, художники и фотографы, галерейщики и поэты. После своего выступления Вячеслав дал эксклюзивное интервью нашей газете.

- Вячеслав, расскажи, чем ты занимаешься в Питере?

- Официально я безработный, а на жизнь зарабатываю компьютерным дизайном, рисую макеты особняков для новых русских, визуализирую, так сказать, проекты архитекторов. Тем и живу. А для души рисую картинки - в основном акварель, графику - и пишу стихи.

- А картины свои не продаешь?

- Нет, в Питере этим не заработаешь. Я, когда приехал в Петербург, обнаружил, что цены в тамошних салонах на живопись на порядок ниже, чем во Владивостоке. Когда я приносил свои работы в галереи и называл их стоимость по владивосткской привычке в долларах, мне говорили: да, хорошо, цифры пусть остаются те же, но только это будет в рублях. Можете представить: 200 долларов или 200 рублей? Дело в том, что художников там очень много и конкуренция очень большая. А лучше всего продаются сувениры и разные поделки вроде русских матрешек и керамических игрушек - туристы по-прежнему падки на них.

- А поэтов в Питере много?

- Не так, как художников, но предостаточно. Там большое количество литературных кафе, в которых постоянно устраиваются чтения, играют джазовые музыканты, проходят презентации книг. Я там часто бываю, сам читаю стихи. Выступал даже в знаменитой "Бродячей собаке".

- Ты - профессиональный художник. Скажи, зачем художнику писать стихи?

- Скажу откровенно, не знаю. А зачем пишут стихи врачи, учителя, бизнесмены, наконец? Загадка. Если уж быть совсем откровенным, то считаю, что стихи вообще лучше не писать.

- Почему?!

- Потому что дело это нелегкое, и после него часто начинается сплин или впадаешь в депрессию.

- Так зачем же дело стало? Не пиши.

- Не получается. Бывают моменты в жизни, когда нужен творческий выплеск именно в виде стихов, когда слова просятся наружу и требуют выхода. И, если долго не писать, тоже начинается депрессия.

- Чтение твоих стихов - дело нелегкое, они обладают довольно сложной структурой и ритмикой. Ты специально создаешь такие вычурные конструкции или они пишутся сами по себе?

- Стихи появляются сырыми, и у меня много времени уходит на их дальнейшую обработку и доработку. Меня вообще интересуют новые формы: объектная и визуальная поэзия, бук-арт, электронные проекты...

- А можно подробнее, что это такое и с чем это едят?

- Это синтез поэзии и визуального искусства. Например бук-арт - это книги, которые создаются в рукописном варианте - пишутся и рисуются от руки. Отправной точкой является текст, но в дальнейшем автор может далеко отходить от него вслед за поисками в области графического оформления текста. Визуальная поэзия - это различные электронные медиа-проекты, флэшки, которые существуют только в виртуальном мире. Эти мои эксперименты можно увидеть на сайте "Серой лошади" (http: //gif.ru/greyhorse) в моем разделе "NOвая поYESия". С другой стороны, есть проекты, которые в электронной версии не существуют, и их можно увидеть и пощупать только в реальном мире. Например, я сделал поэзо-объект, как "Домино". Это обычное домино, но на каждой костяшке есть строчки, которые рифмуются, когда единицы соединяешь с единицами, двойки с двойками и т.д. - каждый раз складываются новые стихи. А еще я сделал несколько гадальных гексогонов.

- Господи, это еще что такое?

- Это шестигранники, которыми можно гадать на разные случаи, например на любовь, как на ромашке, только в отличие от обычных ромашечных ответов?, "любит - не любит" у меня их было шесть: "любит", "не любит", "плюнет", "плюнет, но не попадет", "поцелует" и "пошлет на фиг".

- Да вы шутник, батенька!

- А вот без этого совсем никак. Я вообще считаю, что ирония в русской поэзии всегда двигала форму. Начиная с шуточных стихов Пушкина, помните его знаменитое: "Цукерброд не лезет в рот, пастила нехороша без тебя, моя душа" - русские поэты с точки зрения формальных поисков позволяли себе больше, чем в серьезных стихах. В ХХ веке настоящую революцию произвели футуристы и обэриуты, затем концептуалисты 1970-х: Пригов, Рубинштейн и другие. Мой любимый поэт Виктор Соснора, кстати, называл себя не иначе как "ироник мук". В моих стихах самоирония занимает одно из первых мест.

- Но добраться до этого довольно сложно. В твоих стихах, как бы это сказать... слишком много ума, а поэзия все-таки должна идти от души. Ты не согласен?

- Так она и идет от души, только душа у меня, видимо, такая сложная, но тут уж какая есть...

Декабрь

Как бы вот сесть, взять авторучку... Как бы просто собраться с мыслями?.. В битах быта вот - календарь. И это уже декабрь. Снег за окном. Ночь за окном. И чьи-то окна еще горят. Их уже не много. На подоконнике лук прорастает в банке; словно смотришь снизу на осьминога, стукнувшегося вдруг головой о бакен. Сигарета, присохшая к батарее, мостиком - от одного ребра к другому. Деля за тумбочкой пять на троих сухарей, мыши гремят бутылками из-под рома. Вяч. Крыжановский

Литературная критика о поэзии Вячеслава Крыжановского

Александр Лобычев (Владивосток): Стихи Вячеслава Крыжановского далеки от эмоционального моцартианства. Они расчислены и разумно организованы, хотя автор и пытается придать им черты творческой спонтанности. Крыжановский действительно владеет ремеслом, он делает стихи. Это не благо и не беда. Автор - человек культуры, то есть всегда накладывающий кальку своего творчества на уже существующие художественные миры.

Мария Кавалерова (Москва): - Этому поэту-художнику свойствен глубокий и методический интерес к теории поэтического творчества, лингвистическим его аспектам, который, однако, с точки зрения профессионального филолога или критика, может показаться несколько формалистичным и ортодоксальным в своей избирательности... Можно предположить, что эта предметность и конкретность видения вещи (иногда, правда, чреватая излишней педантичностью), а также присущее стилю Крыжановского аллитерационно-каламбурное (шарадное), палиндромное и "визуальное" мышление – все это отчасти следствия перенесения в область словесного творчества профессиональной "оптики" художника и навыков пространственного аналитического мышления.

Крыжановский Вячеслав родился в 1971 году в Омске. С 1991-го по 1997 годы жил во Владивостоке, учился на факультете живописи Дальневосточного института искусств (курс Шебеко), с 1992 года посещал заседания литературного объединения "Творчество" (ЛОТ). В 1994 году основал "Серую лошадь". С 1997 года живет в Петербурге. Автор книг: "Зеркало" (Владивосток, 1995), "Fabula rasa" (СПб, 1998). Публикации: журнал "Дальний Восток" (1994, №11; 1995, №9), антология "100 лет поэзии Приморья", сборник "Время "Ч": Стихи о Чечне и не только" (М, 2001), альманах "Василиск" (Саратов, 2003), альманах "Рубеж" (2003), сетевой журнал "Рец" (декабрь 2003).

Сергей Корнилов

Поделиться:

Наверх