65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 2 м/c
21 июня
Понедельник

Общество

Ностальгия по настоящему

Почему первая берлинская выставка владивостокских художников вызвала у наших бывших соотечественников слезы на глазах?

Как известно, еще в феврале президенты России и Германии подписали соглашение о том, что 2003 год будет считаться годом России в Германии. В ходе "культурного марафона" германские зрители уже посмотрели более сотни российских выставок, кинопремьер, балетных и драматических постановок. К счастью, благодаря помощи городской администрации, Владивосток не остался в стороне от этих событий: на протяжении всего октября в Российском доме науки и культуры в центре Берлина демонстрировались персональные выставки трех самобытных художников Владивостока - Геннадия Кунгурова, Светланы Лапаевой, Андрея Царева и скульптора Эдуарда Барсегова. Последнему и выпало представлять искусство наших творцов в столице Германии.

Рассказывает Эдуард Барсегов:

- Впервые мне посчастливилось побывать в Германии семь лет назад, и тогда, оказавшись, можно сказать, в цитадели художественной культуры - в Берлине, где собрано столько мировых шедевров живописи и скульптуры от античности до современности, - я никак не мог представить, что здесь же может состояться и моя выставка!

С замначальника управления культуры администрации Владивостока Евгенией Иваненко мы привезли в Берлин 27 картин и столько же скульптурных миниатюр в металле. Принимал нас Российский дом науки и культуры - организация, которая занимает огромнейшее здание в центре Берлина. При виде выставочного зала (его аренду оплатила городская администрация) я опешил: он был раз в семь больше указанных размеров, да еще и с зигзагообразным подиумом - видимо, там происходят и показы мод. Это пространство надо было чем-то заполнить, ведь картин у нас было не так много, а мои миниатюры уместились бы в двух шкафах! Со всего здания я принес туда цветы - и стало намного уютнее.

Российский дом помог напечатать афиши, сообщить о выставке различным организациям, но мы все равно очень переживали: будут ли зрители? Ведь широкая реклама нам оказалась не по карману. На открытие пришли около ста человек: официальные лица, представители искусства, немецкие художники, русские эмигранты. Я произнес темпераментную речь о том, что дружба между Россией и Германией уходит в глубь веков, напомнил исторический факт, когда немецкая принцесса Екатерина II царствовала в России, укрепляла ее и вообще оставила в нашей истории большой след. Все это очень тронуло немцев. Сами они оказались более сдержанными, что, впрочем, не помешало им искренне впечатлиться представленными работами. В книге отзывов нашей выставки люди писали, что их глубоко тронула эмоциональность владивостокских художников, любовь к тому, что пишешь. Многие бывшие соотечественники говорили, что картины Кунгурова, зимние пейзажи и натюрморты Светланы Лапаевой, точеная графика Андрея Царева заставили их испытывать острое чувство ностальгии...

Мы, конечно, надеялись продать какую-то часть работ, но увы: будь мы даже лучше Пикассо, нас ведь там не знают! Мне предложили найти менеджера, как у них заведено, заключить договор, заплатить ему не менее 30 тысяч евро, а когда он продаст наши работы, вернет минимум 60 тысяч. Но для нас это было нереально. Кстати, половину своих миниатюр я раздарил в благодарность за отличный прием...

В свободное время, которого было так мало, я гулял по красивым берлинским улицам и диву давался: город когда-то был разрушен, а старинная архитектура отреставрирована так, что кажется нетронутой. Успел съездить и в другие города: Лейпциг, Дрезден. Дрезден оставил мощное впечатление. Там, в дворцовом ансамбле Цвингере, увидел знаменитую "Сикстинскую мадонну" Рафаэля. Выставленная под небликующим пуленепробиваемым стеклом, в оригинале она выглядела скромнее, чем в иллюстрациях. Конечно, хорошо, что шедевры защищены от вандализма, но аура вокруг них уже не та...

Выставки местных художников я посетить не смог, не хватило времени. Но, будучи знаком с немецким искусством, вот что я вам скажу: мы красочней воспринимаем и отражаем этот мир, несмотря на то, что условия жизни у нас пока суровы! Немецкая живопись и скульптура кажутся мне более строгими, рациональными, холодноватыми и менее чувственными, нежели русские. Немецкий художник словно не может раскрепоститься, отдать работе свое душевное тепло. Он будто в плену у строгой темы...

Как-то раз я увидел, что из себя представляет так называемое современное концептуальное искусство. Впечатление - жутчайшее. Представьте себе пластиковые человеческие фигуры, весьма своеобразно расписанные: на теле видны все прожилочки, синячки, поры, увеличенные родинки... При виде всего этого возникает ощущение патологии и мертвечины... Поверьте, я вовсе не против авангарда! Но можно увеличить муху до неимоверных пределов и увидеть: какая же она, оказывается, красивая! И восхищаться ею, как мамонтом. А тут... Или вот еще: в огромном зале набросаны металлические ржавые детали - это, оказывается, ПРОИЗВЕДЕНИЕ. Не могу я такое воспринять, потому что не вижу здесь труда художника. Может быть, от этого у бывших наших соотечественников такая ностальгия по русскому искусству?

Наталья Суняшева

Поделиться:

Наверх