67,72 ↓ 100 JPY
11,50 ↓ 10 CNY
74,00 ↓ USD
65,60 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+12° ветер 2 м/c
17 мая
Понедельник

Общество

"Ничем из ничего созидать..."

Слово о первом начальнике поста Владивосток Евгении Степановиче Бурачке

Приближается очередной день рождения Владивостока, и мы решили рассказать о людях, стоявших у его истоков. Речь пойдет о первом начальнике поста Владивосток - Евгении Степановиче Бурачке.

Необходимые пояснения

Е.С. Бурачек действительно был первым начальником поста, хотя часто его называют вторым, после прапорщика Комарова. На самом деле Комаров лишь командовал отрядом, занявшим бухту Золотой Рог, и на большее оказался неспособен. Первым официальным начальником поста Владивосток, принявшим на себя заботы и военного, и гражданского характера, стал именно Бурачек, назначенный на эту должность губернатором Приморской области.

Чтобы расставить все точки над i, сразу уточним написание и произношение фамилии Бурачек. Пятнадцать лет назад автору этих строк посчастливилось познакомиться с внуком первого начальника поста Владивосток Владимиром Бурачком, который объяснил, что фамилия имеет малороссийское (украинское) происхождение и пишется именно так: - через "ё" - и соответственно склоняется: Бурачёк, Бурачка, Бурачки. ("Бурачёк" - это свеколка по-украински). И никаких "Бурачеков". К сожалению, эта ошибка настолько укоренилась, что сейчас даже на вывесках улицы Бурачка можно прочитать: "улица Бурачека". Может, так и благозвучнее, но истина дороже.

Последний из Бурачков

Имя Е.С. Бурачка стало известным у нас недавно, благодаря его внуку Владимиру Бурачку, сохранившему память о деде и его могилу. В 1988 году автор участвовал в экспедиции по эксгумации праха Е.С. Бурачка в Ленинграде, где и произошла знаменательная встреча.

Когда мы познакомились, Владимир Владимирович, несмотря на возраст (75 лет), выглядел весьма бодро и был похож на небольшую, крепкую розовую свеколку, вполне оправдывая фамилию. Жил он на Светлановском проспекте (нас поразило это совпадение - название проспекта почти совпадало с именем главной улицы Владивостока), в квартире висели портреты предков начиная с XVIII века, а сам он рассказывал удивительные вещи.

Гардемарины, вперёд!

Евгений Степанович родился 8 января 1836 года в Петербурге в семье кораблестроителя Степана Осиповича Бурачка. Свое служение флоту он начал... с шести лет, поступив в Морской кадетский корпус. В прошении на имя директора корпуса Степан Осипович писал: "...сына моего Евгения Бурачка, имеющего 6 лет от роду и обученного чтению и письму русского языка, желая отдать для воспитания в МКК, а что он действительно мой родной сын, в том представляю мой формулярный список, его метрическое свидетельство и лекарское о привитии оспы". Кроме русского, Евгений в это время уже знал немецкую разговорную речь, а впоследствии говорил на английском, немецком и китайском.

11 августа 1851 года 15-летний Евгений стал гардемарином Морского кадетского корпуса. Он служил на кораблях Балтийской эскадры, получил в 1853 году чин мичмана, а в 1856-м - лейтенанта. В 1859 году на клипере "Разбойник" совершил кругосветное плавание, побывал в Англии, Дании, Африке, Индокитае, Сингапуре, на Филиппинах, в Китае.

Но одна неприятная вещь омрачила плавание для Евгения Бурачка и поставила под сомнение всю его морскую карьеру. От морской качки у него развилась болезнь, недопустимая для моряка, - кровотечение. Изнуренный недугом, Евгений был на грани жизни и смерти, когда корабль пришел во Владивосток. Консилиум врачей был непреклонен: только списание на берег. Он написал рапорт и решил добираться до Петербурга сухопутным путем.

Неожиданный поворот

В это время перед губернатором Приморской области Петром Казакевичем стояла непростая задача. Основанный год назад Владивосток до сих пор не имел начальника. Прапорщик Комаров не только не справлялся с обязанностями, но и оказался подвержен алкоголизму. Прапорщик пропивал свою зарплату авансом, а затем стал красть. Майор Хитрово, проверявший пост в мае 1861-го, обнаружил пропажу запасов казенного спирта, а Комаров явился к нему "в нетрезвом виде так, что не мог стоять на ногах, не упираясь в дверь" (из рапорта Хитрово). Прапорщика отстранили от должности и удалили из Владивостока. Произошло это 20 июня 1861 года - ровно через год после основания поста, а 22 июня в Золотой Рог вошел клипер "Разбойник".

Познакомившись с лейтенантом, Петр Казакевич решил, что лучшей кандидатуры ему не найти. У Бурачка были блестящие рекомендации, инженерные навыки, он владел четырьмя языками, включая китайский. Как писал в своих мемуарах Е.С. Бурачек, "я никогда не перечил начальству", а потому принял предложение Казакевича.

Ему было 25 лет.

Начальник поста

"...Я остался больной во Владивостоке с ничтожными средствами и огромным желанием сделать все посильное для основания столь важного поста, будущего военного и купеческого порта", - писал Е.С. Бурачек в дневнике, но, кроме него, о болезни никто не знал, так как новый начальник энергично принялся за работу. А работы было невпроворот: строительство склада для провианта, новой казармы для солдат и пристани, начатой еще в прошлом году, но так и не законченной Комаровым. Бурачек быстро закончил строительство пристани, углубив подход к ней до 4 метров, затем принялся за сооружение оружейных складов, порохового погреба, сухарни и т.д.

Работа шла непросто по причине нехватки самого необходимого и низкой дисциплины солдат, которых разбаловал Комаров, устраивая с ними совместные попойки. Была и еще одна причина: хроническое отсутствие жалованья. Евгений Степанович писал: "...заработанные деньги инженерное ведомство присылает иногда через несколько лет, в ограниченном количестве и разве только похождения Робинзона Круза могут дать понятие о жизни тружеников-солдат..." До него солдаты работали и в выходные, и в праздничные дни. Бурачек приказал, чтобы по субботам работа продолжалась до 12 часов, воскресенье стало выходным, стали отмечаться праздники.

Чтобы улучшить питание солдат, Евгений Степанович на собственные деньги приобрел провизии у капитана американского парохода, пришедшего в порт. Затем, когда продукты кончились, наладил торговлю с местными китайцами, деревни и фанзы которых, как он писал, здесь на каждом углу. Поначалу все было непросто. Например, когда начальник поста впервые хотел приобрести у китайцев мясо, попытка оказалась неудачной из-за того, что он не знал местных обычаев и с него запросили невероятную цену. Позже он узнал, что "китаец с первого раза никогда не продаст незнакомцу того, что тот покупает, не поторговавшись", и дело наладилось.

Общаясь с китайцами, Бурачек понял, что классический китайский, который он учил, непонятен местному населению, и он стал учить их язык, а также обычаи и ритуалы. "По китайским законам, начальник должен быть человеком ученым, - писал Евгений Степанович, - и мое незнание местного наречия и порядков могло уронить в их глазах навсегда". Он установил контакт со старейшиной китайцев, живших в окрестностях Владивостока, заключил с ним договор о поставке продуктов и, основываясь на приказе губернатора, привлек сюда китайцев под гарантию освобождения от податей на 15 лет. В это же время Евгений Степанович увлекся буддизмом, читал китайские философские тексты. Особенно ему нравилось одно выражение, которым он охарактеризовал свою работу во Владивостоке: "Ничем из ничего созидать".

Во Владивостоке Евгений Бурачек прослужил до мая 1863 года, успев сделать очень много. Кроме строительства, он разведал недалеко от Владивостока запасы угля и наладил его доставку в пост; помогал купцу Семенову в налаживании торговли; зная толк в медицине и обладая знаниями о лекарственных растениях, лечил не только себя, но и всех жителей поста, включая гардемарина Станюковича, будущего известного писателя, списанного, как и он, с корабля во время кругосветного плавания.

В апреле 1863 года начальник поста Владивосток был награжден за заслуги орденом Станислава 3 степени.

В это время болезнь стала прогрессировать, и Бурачек был вынужден уехать на родину, в более привычный климат. В Петербурге он служил в береговых должностях и ушел в отставку в чине контр-адмирала. В 1911 году, в возрасте 75 лет, Евгений Степанович скончался и был похоронен на Смоленском кладбище Петербурга. В 1986 году над Смоленским кладбищем нависла угроза закрытия и устройства на его месте зоны отдыха. Владимир Бурачек, обеспокоенный этим, обратился во Владивосток с просьбой перезахоронить прах его деда в городе, на основание которого положил свои силы и талант Евгений Степанович. 2 июля 1988 года это произошло. Теперь на самом высоком холме Морского кладбища на могиле первого начальника поста Владивосток стоит плита с бронзовым христианским крестом, на котором красуется буддистский девиз: "Ничем из ничего созидать"...

Сергей Корнилов

Поделиться:

Наверх