65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+22° ветер 4 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Горят листья клёна

Вы когда-нибудь видели картины, нарисованные на наждачной бумаге? Не представляете, что это такое? Вы много потеряли!

Зайдите в галерею "Арка" - там открылась Первая персональная выставка самобытного приморского художника Михаила Рыдванского "Прикосновение".

Рыдванский - потомственный житель Приморья. Его предками были старообрядцы из Тернея. По окончании Владивостокского художественного училища он по распределению приехал жить и работать в пос. Лазо. Очарованный дикой красотой Лазовского заповедника, Михаил забирался в самые глухие его уголки и рисовал, рисовал... Тысячи набросков.

Мы бы, наверное, еще долго их не увидели, если бы не случай. Еще в прошлом году известный знаток современного искусства Сергей Самодумский организовал в "Арке" выставку китайского акварелиста Тянь Юэ, а потом предложил художнику, который до этого никогда в России не был, путешествие по Приморскому краю. Когда они приехали в Лазовский заповедник, Тянь Юэ был очарован работами Михаила Рыдванского, украшающими интерьер скромной сельской гостиницы. "Этот автор - великий философ", - сказал тогда Тянь Юэ. И Самодумский с ним согласился, потому что тоже был покорен. Именно тогда он и предложил Михаилу устроить персональную выставку во Владивостоке.

Работы Рыдванского выполнены цветными карандашами на наждачной бумаге. Наждачка создает удивительно живое пространство. Особенно хороши получаются скалы. Ведь наждачка - это "камушки на клею". Ни на какой другой бумаге эту фактуру не передать. Рисунок блестит, серебрится...

Вот прозрачный, рассеянный туман, возникающий из ничего, а в нем стог сена. Он едва намечен плавными штрихами. "Если рука была напряжена - колол дрова, например, пото трудно передать такой нюанс, - говорит Михаил, - рука должна быть мягкая. Мне даже стыдно иногда бывает: весной иду рисовать цветущие деревья, сады, а все копаются на грядках, работают..."

Приковывает взгляд самая яркая работа в экспозиции - прямо таки горящие листья клена. "Я тогда хотел передать чувство страсти к любимой женщине, которая была далеко", - говорит художник.

Есть у Михаила и грустные работы, но от этого не менее прекрасные: на ровной, без единого деревца, земле заброшенный старый дом, на который жутко смотреть. Вдали у костра греется человек. А над всем этим скорбным пейзажем по голубому небу проплывают объемные, большущие живые облака. "У меня тогда умер близкий человек, и жизнь показалась вдруг такой бессмысленной... Облака я специально сделал большими. Любимого человека нет, а жизнь продолжается".

- Михаил, за исключением двух-трех работ, у вас почти на всех природа. Люди вас не интересуют?

- С людьми мне сложно. У меня ранний период творчества был романтический - я рисовал паруса, корабли. У моря ведь родился. А люди у меня были. Сейчас они ушли. Человек перестал быть гармоничным.

- Вы полностью отдаете себя творчеству?

- Да. Я официально нигде не работаю - стараюсь быть независимым. А жить можно хоть на хлебе и воде. Это меня не пугает совершенно. Я считаю, что для творческого человека лучше всего финансовый минимум. Деньги испортят художника, оживят то, чего не нужно оживлять...

Наталья Суняшева

Поделиться:

Наверх