65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 7 м/c
15 июня
Вторник

Общество

Как слово наше отзовётся

Благодаря читателям "Н" мы открываем новые страницы истории Владивостока

Удивительные вещи иногда случаются в работе журналиста. Когда пишешь материал, далеко не всегда знаешь, какой резонанс он произведет в сердцах и умах читателей. Порой, думаешь, сейчас напишу такое, что пойдут круги по воде! А ничего не происходит. И наоборот, пишешь совершенно об отвлеченных вещах, казалось бы, никакой связи с современностью, и вдруг такое эхо, что сам диву даешься. Таким удивительным эхом для меня являются отклики наших читателей на исторические материалы в нашем субботнем номере.

История первая: водитель трамвая

Однажды я написал материал об истории владивостокского трамвая и упомянул в статье фамилию первого водителя трамвая Вигурского. Спустя несколько дней после публикации в редакции раздался звонок и приятный женский голос сказал: "Здравствуйте, с вами говорит внучка первого владивостокского вагоновожатого Вигурского. Простите, а почему вы не указали в статье имя и отчество моего деда?"

Я был ошарашен, извинился: "Понимаете, но в исторической литературе нигде его имя и отчество не указываются. Я считал, что они просто неизвестны". "Очень даже известны, - отвечал голос, - его звали Михаил Игнатьевич..."

Так я познакомился с Валентиной Евгеньевной Туезовой, внучкой первого владивостокского вагоновожатого. Она сообщила, что в городе, кроме нее, живет дочь М.И. Вигурского - ее тетка Антонина Михайловна Набожейко, которая может рассказать об отце более подробно. Связался с Антониной Михайловной, и вот что она рассказала.

Михаил Вигурский родился на Украине в Киевской губернии в 1893 году. Подростком его, видимо, манили путешествия, и в начале ХХ века он в числе переселенцев оказался на Дальнем Востоке. В 1912 году успешно окончил курсы и стал первым водителем владивостокского трамвая, проработав им вплоть до начала гражданской войны. В 1919 году вернулся на родину, жил в селе Самгородок Киевской области, где женился и где у него родились трое детей: две дочки и сын. В 1930 году вместе с семьей Михаил Игнатьевич снова приехал в Приморье, поселился в Тигровом, где работал бухгалтером в леспромхозе вплоть до пенсии, а затем переехал во Владивосток, где и умер в 1982 году, прожив почти 90 лет.

История вторая: страсть председателя

Об удивительной истории здания, где располагается художественное училище, я писал несколько раз, но у меня всегда оставались вопросы, на которые нигде не мог найти ответы. Этот странный дом до сих пор таит в себе загадки. Но недавно благодаря нашим читателям этих загадок стало меньше. После статьи "Дом с привидениями" о здании ВХУ я получил письмо, которое пролило свет на некоторые странности этого дома и открыло имя одного из его жильцов - участника трагических событий 1950-х годов.

Анастасия Алексеевна Дехта в те годы работала в аппарате крайисполкома и была лично знакома с архитектором Порецковым, строившим дом на Пушкинской. Она уточнила, что дом был построен не для элиты горкома и горисполкома, а для руководства крайисполкома. При этом каждый из будущих жильцов знал, где будет расположена его квартира, и просил архитектора то балкончик пристроить, то башенку и т.п.

Порецков очень переживал по этому поводу, но отказать не мог и поэтому несколько раз переделывал проект. В результате и получился тот "асимметричный классицизм", о котором с удивлением говорят архитекторы. Но, надо сказать, благодаря этому самодурству чиновников мы теперь имеем одно из самых оригинальных и красивых зданий Владивостока.

Другая история, рассказанная Анастасией Алексеевной, еще более интересна. Она касается самоубийства одного из жильцов дома. Много раз я пытался выяснить, кто это был, но имя того человека было прочно забыто. И вот, наконец, удача.

Оказалось, что этим человеком был не кто-нибудь, а председатель крайисполкома Николай Цукаев! К смерти Сталина и разоблачению культа личности, пишет Анастасия Алексеевна, это отношения не имеет. Это был исключительно порядочный и демократичный человек, к которому все относились с большим уважением. При этом он критически относился к руководящей роли партии, бросив однажды на бюро крайкома фразу: "Кому пироги, а кому тумаки", подразумевая, что все заслуги приписываются партийным органам, а неудачи - органам исполнительной власти, т.е. крайисполкому.

Самоубийство же Цукаева было вызвано исключительно личными мотивами. Об этом рассказал водитель Цукаева, который был свидетелем происшедшего.

У председателя крайисполкома был роман с врачом одного из местных санаториев, и этот роман имел трагическую развязку. Однажды поздно вечером шофер вез их за город, и между влюбленными произошла какая-то размолвка. Водитель только слышал, что он на чем-то настаивал, а она говорила "нет". Тогда Цукаев выхватил пистолет и выстрелил сначала в нее, а затем покончил с собой. Вот какие шекспировские страсти, оказывается, бушевали в душе советского чиновника.

Огромное спасибо всем внимательным читателям нашей газеты! Отдельная благодарность Валентине Евгеньевне Туезовой, Антонине Михайловне Набожейко и Анастасии Алексеевне Дехта за предоставленные сведения о людях и прошлом Владивостока. Пишите, любезные наши читатели, сообщайте известную вам и не известную нам информацию. Мы с радостью будем ее публиковать.

Сергей Корнилов

Поделиться:

Наверх