66,23 ↓ 100 JPY
11,30 ↓ 10 CNY
73,17 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+19° ветер 3 м/c
23 июня
Среда

Общество

Импровизация индивидуалиста

Российский человек думающий нашёл в книгах культового японского писателя себя - уставшего плыть по течению

Во Владивостоке три дня гостил переводчик Дмитрий Коваленин - человек, который открыл для России Харуки Мураками, названного в 2002-м многими российскими изданиями писателем года.

Лекции Коваленина получились не лекциями в прямом смысле слова. Это, скорее, было свободное общение с читателями и вообще людьми, интересующимися японской культурой и литературой. Дмитрий больше отвечал на вопросы, чем теоретизировал по тому или иному вопросу. Он оказался очень демократичным и контактным человеком с неожиданным взглядом на многие вещи.

- Дмитрий, небезызвестный тебе Александр Демин, ныне, к сожалению, покойный, музыкант и переводчик, кстати, с японского, говорил о том, что переводчики России нужны, но как бы потенциально. Вот в один прекрасный день родина спросит: а где вы, мол, переводчики? И тут мы стройными рядами выйдем из подвалов и скажем: "Вот они мы!" Ты, на мой взгляд, опровергаешь эту мысль, доказывая, что переводчики нужны здесь и сейчас...

- Раньше так оно и было. Когда я учился в университете, нас учили вести разговор жестко и напористо - в форме допросов. Оно и было понятно: Япония рассматривалась в качестве потенциального противника. Я думал, мне это никогда не пригодится, особенно когда в 1991-м, после ГКЧП, переехал в Японию. Работал в порту Ниигата переводчиком. Но там как раз и пригодилось! Меня часто вызывали в полицию, где велись допросы русских моряков, задержанных за разные нарушения... Художественным переводом я занимался для себя - это был своеобразный тренинг для выживания в чужой стране: создаешь у себя в компьютере мир, где смеются и плачут люди, те же японцы, которые в обычной жизни не хотят открывать тебе душу. Теперь я рад, что эта работа оказалась востребованной.

- Знаю, что в прошлом году ты впервые встречался с Мураками. Как это произошло?

- Эту встречу организовало посольство Японии в России, узнав, какова популярность писателя у нас, - в качестве культурного обмена. Мы встречались в офисе Мураками в Токио, интервью с ним опубликовано в "Виртуальных сусях". Кстати, он был удивлен, что завоевал Россию сначала в интернете, а потом уже настоящими книгами.

- Можно ли назвать Мураками самым модным мировым писателем?

- Самым модным - вряд ли. Самым модным японским писателем - несомненно. Мой приятель недавно вернулся из Лондона, так там витрины книжных магазинов заставлены книгами Мураками. Он явно входит в тройку самых переводимых и читаемых авторов в мире наряду с Милорадом Павичем и Пауло Коэльо.

- В чем же секрет этой популярности?

- Я уже много говорил о том, что Мураками одним из первых в Японии почувствовал кризис "японского совка". Совок - это явление мировое: есть российский совок, есть американский, есть британский. Все они сейчас переживают кризис, и эта проблема волнует многих людей в мире.

- И что же такое японский совок?

- Это сложившаяся после второй мировой войны система пожизненного найма. Наша система была идеологической, а у японцев она экономическая. Заключается это в том, что после окончания университета японец может устроиться на работу в фирму и сразу же получить все материальные блага: двухэтажный дом, любой, самый дорогой автомобиль, может жениться, завести детей. И все... Потом человек до смерти будет расплачиваться за все это, не имея возможности поменять ни работу, ни свою жизнь. Это рабство, в которое идут добровольно, потому что больше идти некуда. Система найма дала свои плоды, но сегодня она уже дает сбои. Молодые японцы не хотят жить так же, как их отцы, в японском обществе наметился индивидуализм. Мураками первый выразил это в формуле "Я ничему не хочу принадлежать". Этот кризис страшно волнует сейчас японское общество, и очень интересно будет наблюдать, как они из него выкрутятся.

- Почему ты называешь Мураками джазовым писателем?

- Потому что его творчество похоже на свободные джазовые импровизации. Он берет тему и начинает импровизировать по ходу действия. Мураками говорит, что, когда начинает писать книгу, сам не знает, чем она закончится. Эта творческая свобода и свобода мышления и делают его выразителем идей нового поколения Японии. И не только Японии.

- Чем объяснить популярность этого писателя в России?

- Главный герой Мураками - человек, который плывет по течению и вдруг останавливается, пытаясь понять, кто он и зачем он. Это проблема многих людей и в России - стране с сорванной культурой, где все ценности приходится создавать на пустом месте.

- А сам ты кому принадлежишь?

- Как Мураками - никому. Зарабатываю переводами, официально нигде не работаю.

- Но ведь, говорят, на доходы от художественных переводов не проживешь...

- Да уж. За "Охоту на овец" я получил всего 300 долларов. Правда, за последний перевод романа Мураками "Страна Чудес без тормозов и Конец Света" мне заплатили уже 4000 долларов - это вдвое больше, чем обычно получают англоязычные переводчики популярных авторов. Но если учитывать, что работал я над ним целый год, то все равно это лишь подработка. Обычно я зарабатываю техническим переводом, работаю на рекламных акциях "Тойоты", "Мицубиси", а в свободное от этого время занимаюсь переводами для души.

Дмитрий Коваленин родился (1966) и вырос на Сахалине. В 1988 году окончил ДВГУ по специальности "Японский язык". В 1991-м перебрался в Японию и прожил там около десяти лет. Вечерами, не преследуя коммерческой выгоды, занимался художественными переводами. В 1998 году создал сайт "Виртуальные суси", где впервые опубликовал на русском языке произведения Харуки Мураками, "самого джазового писателя наших дней". Первое издание "Охоты на овец" Мураками в переводе Коваленина разошлось мгновенно. В 2001-м вышло его продолжение - "Дэнс, дэнс, дэнс". Сейчас Дмитрий живет и работает в Москве.

Сергей Корнилов

Поделиться:

Наверх