65,54 ↓ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,67 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 2 м/c
24 июня
Четверг

Общество

Джон открыл "Неизвестную жизнь"

Для этого ему пришлось возненавидеть людей и несколько лет ползать с лупой по траве, наблюдая букашек и былинки

Джон сегодня у нас гость номера. Повод есть - вчера он открыл персональную выставку в галерее "Арка". Его знают многие, его знаменитая борода замечается на премьерах и вернисажах, от его улыбки тает лед, в его дом-мастерскую на Пушкинской я вожу друзей на экскурсии. Потому что пространство вокруг себя он превращает в отдельное произведение искусства. Он вообще сам по себе шедевр. С ним рядом начинаешь даже ощущать некую национальную гордость - я тоже русская! Не меньше. А об остальном он сам скажет.

- Джон, расскажи о нынешней выставке...

- Сначала надо сказать, что выставка эта неретроспективная. Я показываю творческий отчет, как это раньше называли, за последний год, в течение которого занимался пейзажной живописью и графикой. Графика выполнена в технике "Своя тушь". Это не новое направление и не стиль, это моя новая техника, мое последнее изобретение. Работы выполнены на белом картоне тушью. Они не имеют сюжета, а имеют только композицию и ассоциативную суть. Каждый человек может найти в этой графике нечто, связанное с личным опытом. А те, у кого нет опыта, мои работы просто отторгают. Потому что у них моя собственная философская подоплека. Они очень эстетичны, даже иногда вызывающе эстетичны. Они делаются в определенном состоянии, можно сказать, медитационном. Но не транса, а сильнейшего сосредоточения, потому что там нет разметки. Я беру чистый лист и одномоментно его делаю без права на ошибку. В абсолютно чистом виде - это завершенная композиция, рассчитанная до миллиметра, до самой крохотной точки. А "Своя тушь" - это действительно черная тушь, мною культивированная, чтобы достичь тех состояний, которые мне нужны. Это пришло мне в голову лет 10 или 15 назад. Я захотел средствами традиционными - живописными и графическими - передать микромир. Рассматривал былинки там, дерн, траву, муравьев, даже с лупой, и думал: это та же самая жизнь, которая окружает нас! А мы ее совсем не знаем. И вот я попытался обычным способом это передать, а у меня ничего не получилось. Хотя я долго бился, много времени потратил. И только года через два или три интуитивно пришло понимание этой абстрактной красоты мира - необыкновенного, которого мы не знали никогда.

- Ты там, в траве, открыл свой собственный несуществующий мир?

- Да. Я за полтора года сделал, наверное, листов 60 такой графики разных размеров, и тогда пришло название - "Неизвестная жизнь".

- Но это не продолжение твоей предыдущей серии "Земля снов"?

- Что ты! "Земля снов" - это программа вообще всего моего творчества. А эта серия совершенно самостоятельная. Она близка по виду к гравюре к офорту, но это эксклюзивные, неповторимые работы. Я вообще против тиража. Я хочу, чтобы каждый лист был единственный, чтобы его никто не мог подделать никогда. Ну, разве что компьютер отсканирует. Хотя если кто-то с помощью химического анализа захочет узнать средства, которыми я пользовался, то он узнает, конечно, и какая бумага, и какой грунт, и какой краской я пользовался, но повторить не смогут.

- Джон! Люди деньги подделывают. А ты хочешь сказать, что неповторим вообще. Когда твои работы миллионы станут стоить, тебя разберут на молекулы и повторят как миленького. И живописные работы тоже. Кстати, твоя живопись, представленная на выставке, это те, с пленэра на севере края?

- Я пленэр вообще не люблю и этюдов не пишу. Я пишу картины. В данном случае - это картины природы, но там тоже существует своя философия. Я исключил из этой природы людей. Потому что я их просто ненавидеть стал, когда воочию увидел, что они делают с природой. Люди, как клещи, сосут и... И все! Я принципиально не рисую людей. Мы гости на этой планете, природа старше нас. Нас поселили сюда боги, и мы питаемся этой кровью природы. Я ее рисую не очень-то дикую, я ее культивирую, конечно, композиционно. Потому что надо открыть красоту. Я жил в деревне, и мне плохо просто было от того, что я видел. Мне бы хотелось, чтобы ее не было, деревни этой. Чтобы был нетронутый край дикой тайги, в которой бы вольно жили и тигры, и медведи, и птицы, и змеи. А то русские люди уже змей едят. Ловят у себя в огороде этих несчастных щитомордников и полозов, разделывают, как куриц, и едят... В реки гранаты кидают. О том, чтобы посидеть с удочкой и кайф половить, уже речи нет. Сезон - не сезон, есть детеныши или нет, никого это не волнует. У всех оружие - пошли, убили. А чтобы вырастить свинью или курицу - это не все хотят делать. Конечно, так легче - пошел, женьшень выкопал, позвонил, приехали, забрали. А на деньги купил спирт этот гнусный в пластиковых пакетах... Нет, давай я лучше про графику еще расскажу. Я считаю, что черно-белые отношения в визуальном искусстве более архетипны. Они более древние, и в подсознании они глубже, чем живопись. Живопись предполагает разные цвета, краски, которые надо изготовить, а царапина углем на стене пещеры - это уже графика.

- То есть "Здесь был Вася" - это из подсознательной тяги к искусству пишут?

- Это архетип! Это его желание засвидетельствовать свое присутствие. Лиши любого из нас общения, поставь в сенсорную изоляцию и оставь ручку и лист бумаги. И человек будет писать. Кто-то звезду нарисует, кто-то - крест, кто-то автограф оставит, но этот лист он обязательно заполнит, разрушит пустое пространство. Графика еще более условна, чем живопись. Изобразительное искусство вообще одно из самых условных искусств, и потому сложно для восприятия. Особенно такие вещи, как абстрактные работы или какая-то экспрессивная живопись, где нет опорного сигнала. Цвет затрагивает восприятие, которое тоже заякорено на том, что небо голубое, песок желтый, а трава зеленая. Если ты не дальтоник, это естественно. Но ты не всегда способен передать эти цвета. Это надо родиться художником. А черно-белая графика - это квинтэссенция потребности человека в творчестве.

- Целая философия!

- А как же без нее! Я не тенденциозный художник, ты знаешь, я вне школ, вне направлений. И все мои мысли можно назвать доморощенным философствованием, но я считаю, что любой человек, если он понимает мир с гуманистических позиций, неизбежно станет философом. И для этого не обязательно изучать школы, течения и направления. А уж художник обязательно должен быть философом. Хотя многие художники, даже из моих знакомых, считают, что философии искусства не существует. Я с такими людьми не могу общаться... Мы к таким людям, слава богу, не относимся, художников любим и доморощенными не ругаем. Потому что каждый человек в душе немного художник. И все-таки, прежде чем написать на заборе слово из трех букв, подумай, человек, будет ли это искусством.

Джон Кудрявцев, родился в 1955 г. на Урале. Образование: Свердловское художественное училище - 1971-1975 г., частная студия Бориса Витомского - 1973-1975 г., служба в ВМФ - 1975-1978 г. Гражданин Владивостока с 1978 г. С 1978-го по 1983-й г. - художник-постановщик Приморского телевидения. 1983-1986 г. - художник-постановщик народного Театра музыкальной комедии. С 1986-го - свободный художник. За это время оформил несколько десятков книг в Дальневосточном книжном издательстве и издательской программе "Новая книга". В советский период в краевой газете "Красное Знамя" публиковал политические карикатуры и портреты известных людей. Картины Джона Кудрявцева находятся в Приморской картинной галереи, частных коллекциях России, США, Австралии, Японии.

Светлана Филиппова

Поделиться:

Наверх