67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 6 м/c
08 мая
Суббота

Общество

Мать-садистку посадили на год

Прокуратура Советского района Владивостока требует ужесточения наказания

Подавляющее большинство новорожденных получает свою семью сразу после появления на свет. Своих родителей маленький Димка заполучил лишь через три года, ибо ту, которая его родила, назвать матерью ни у кого не повернется язык.

Ужасы дачного домика

Если бы не казачий атаман Спиридонов, то за сегодняшнюю жизнь Димки никто бы не дал и ломаного гроша. Вполне возможно, малыша уже не было бы на свете.

В 2005 году к казакам, охранявшим территории дачных участков в округе поселка Трудовое, устроился на работу некий Харламов. А так как его семья была бесквартирной, снял домик в садоводческом товариществе "Приморский садовод". До этого они проживали в Артеме у бабушки жены. Но сожитель бабушки, по словам Елены Харламовой, крайне ее домогался. Так что после рождения ребенка они и съехали от родственницы.

Атаман Спиридонов, как и подобает настоящему командиру, решил наведаться и проверить, в каких условиях проживает его подчиненный. Вот с этого летнего дня и начала свой поворот к лучшему Димкина судьба, в устройстве которой приняло участие немало неравнодушных людей: начиная с органов соцзащиты, прокуратуры Советского района, врачей дома ребенка.

После сообщения атамана в "Приморский садовод" срочно выехали сотрудники районной прокуратуры и органов опеки. Вряд ли кто-то считает, что эти люди смотрят на мир сквозь призму розовых очков. За годы своей работы они такого навидались... Так что особо сентиментальных личностей, размазывающих слезы и сопли от чьей-то царапины, среди них не наблюдалось. Но им безумно, невыносимо стало жаль 10-месячного малыша, который находился в этом не предназначенном для жилья холодном и грязном доме. Несмотря на то что за окном стоял июнь, в комнатах было сыро и пахло плесенью. Полы, кажется, не мыли со времени вселения в это жилище, постельное белье вызывало чувство брезгливости. И что-то подсказывает мне, что у некоторых из прибывших при виде изможденного детского тельца появилось острое желание двинуть кулаком по этим мерзким рожам, которые числились родителями. Но представительные органы таких эмоций себе позволить не могут. А жаль...

Сразу забрать пацаненка из этой помойки они не могли, так как его мать никто родительских прав не лишал. Но через два месяца за ним приехали.

- Дом стоит на отшибе - очень далеко от магазинов, аптек, поликлиник. Наверное, поэтому жители поселка и не знали, что в нем проживает семья с маленьким ребенком, и не слышали постоянного детского плача, - говорит Маргарита Ильницкая, главный специалист комитета по образованию администрации Владивостока, которая лично приняла из рук матери маленького Димку. - Состояние жилья, правда, в тот день было удовлетворительное: накануне нашего прихода мужа Харламовой (супруги официально брак не регистрировали, но Димка - их общий сын) вызывали на комиссию по делам несовершеннолетних и предупредили, что придут забирать малыша. Потому особой грязи не было. Однако в комнатах сыро и прохладно. Возле кроватки мальчика даже стояла бутылочка с небольшим количеством молочной смеси. Ребенок в 12 месяцев по развитию напоминал трехмесячного младенца. Весь в синяках и царапинах, с дефицитом веса... Мать объяснила, что он часто падал. Но, когда она начала одевать малыша, тот расплакался. Мы заметили, что у него что-то с ручкой. Оказался перелом правой плечевой кости и костей правого предплечья без смещения.

Живой трупик

В шоке были даже врачи детской инфекционной больницы МУЗ ГКБ №2, куда поместили ребенка. Им нередко приходится сталкиваться с тяжелыми случаями, но тот букет болячек, который обнаружился у Димы, просто ужасал. У мальчика диагностировали ОРВИ, острую бронхопневмонию, дистрофию (дефицит массы тела более 50%), на лице и всем его маленьком тельце множество кровоподтеков, ссадин и запущенных опрелостей, на спине пролежни. То есть ребенка даже не переворачивали, а сам он из-за слабости этого сделать не мог. Какой уж там ползать и ходить. Лежал себе живой трупик на грязных простынях и обременял мамку лишь своим плачем, на который у него уже и силенок не оставалось. Ну и кормили изредка... Причем пищей, совершенно не пригодной для младенца.

Целый месяц потребовался врачам детской инфекционной больницы, чтобы состояние Димки можно было назвать всего лишь удовлетворительным. Необходимо было длительное лечение. Но мать от рекомендованной дальнейшей госпитализации отказалась. Тогда сотрудники органов опеки Советского района Владивостока, уже не оглядываясь на ее мифические родительские права, через месяц поместили пацана в детскую больницу сами. К врачам Димка вновь поступил избитым. В этот раз бешеная мамашка не остановилась, пока в нескольких местах не хрустнули детские косточки. Перелом плеча и ключицы, огромные синяки на лбу и теле.

Пока ребенка лечили, следователям приходилось копаться в грязном белье его родителей, чтобы доказать перед законом и людьми: эта женщина не только не имеет права быть матерью, но и должна понести наказание за свой садизм в отношении ребенка.

А года этой стерве мало

В середине апреля этого года в здании Федерального суда Советского района Владивостока состоялось заключительное судебное заседание по делу 23-летней Елены Харламовой, уже лишенной родительских прав.

Женщина признала свою вину и даже всплакнула. Но жалко ей стало себя, а не своего ребенка: ни разу, с тех пор как у нее отобрали сына, она не поинтересовалась ни его здоровьем, ни его местонахождением. Суд квалифицировал ее действия как умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести, не опасного для жизни человека, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, совершенное в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии. Кроме того, бывшую мать обвинили в нанесении побоев, неисполнении и ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.

Елене присудили один год лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Но прокуратура Советского района Владивостока подала кассационную жалобу, потому что считает: суд был слишком лояльным к женщине, которая чуть не погубила своего ребенка. Отца Димки также лишили родительских прав, но от уголовной ответственности освободили: вроде как он ребенка не бил и не видел издевательств, так как зарабатывал деньги и дома практически не был.

А у Димки жизнь стала налаживаться. В рамках совместной с администрацией Владивостока акции "Они имеют право на любовь" "Н" печатали фотографии "ничейных" детей, которым очень-очень нужна семья. Среди них был и снимок маленького Димы. Увидев его, одна из владивостокских семейных пар забрала мальчика к себе на воспитание. Поэтому все фамилии и имена мы изменили. Пусть в его жизни навсегда будут вычеркнуты перенесенные страдания и имя женщины, его родившей.

PS. По словам помощника прокурора Советского района, поддерживающего гособвинение, Натальи Стадник, если бы ее вовремя не лишили бы родительских прав, то подсудимая попала бы под грядущую амнистию, кроме того, прокуратура не согласилась с назначенной этой злодейке меры наказания. В связи с чем сторона обвинения обжаловала приговор в виду его мягкости. И последнюю точку в этом деле поставит Приморский краевой суд.

Татьяна Глаголева

Поделиться:

Наверх