67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 5 м/c
11 мая
Вторник

Общество

Станислав Садальский: "Понт дороже денег!"

Человек, везде и всюду уморительно валяющий дурака, на самом деле очень умный, тонкий и глубокий артист

Артист по жизни

Когда видишь его, то сразу вспоминаешь нетленное: "Касылек, касылек... Какой касылек?" Роль карманника Кирпича из "Места встречи изменить нельзя" прославила его раз и навсегда. Сам он эту роль ненавидит: "Сколько можно!" Во Владивосток Стас Садальский приехал с антрепризой "Отдайтесь гипнотизеру", где играет вместе с Ниной Руслановой. Он вышел к нам в модной сейчас футболке с олимпийским мишкой. Я даже позавидовал: и где он такую взял? Кстати, он сам похож на этого мишку - такой же пухлый и с улыбкой во весь рот.

- Станислав Юрьевич, на сцене вы тоже в футболке с эмблемой Олимпиады-80. Что, ностальгия мучает?

- А как же! Ведь мы все вышли из советских времен. Куда от этого деться. А олимпийский мишка - это символ всего хорошего, что у нас было. Я его очень люблю. Я даже Брежнева люблю.

- За что?

- Благодаря ему я первый раз в жизни оказался за границей. В то время я недолго был секретарем комсомола театра "Современник" - потом меня с треском выгнали. Однажды прослышал, что в Бауманском райкоме ВЛКСМ есть путевки на самый дорогой курорт Югославии - остров Святого Стефана. А зарплата у меня - 75 рублей... Умные люди посоветовали: "Сделай привлеченку, поедешь бесплатно". Это значило дать бесплатный спектакль, а деньги перечислить райкому. Как это сделать, тем более что комсомольцев в театре было два человека - я и Лена Коренева? Пошел на почтамт и дал телеграмму: "Кремль, Л.И. Брежневу. Уважаемый Леонид Ильич! В свой выходной день, 12 апреля, мы даем спектакль в фонд памяти погибших коммунистов. Деньги перечислим на счет Бауманского РК ВЛКСМ". Иду к Волчек, показываю копию. Она спрашивает: "Ты дурак?" Я говорю: "А вы против?" Что ей оставалось делать? Так дурак бесплатно поехал за границу!

- Значит, вы уже тогда были авантюристом?

- Я был и всегда буду артистом. А как говорил Чехов: "Артисты - странные люди, да и люди ли они вообще?"

- А как вы стали журналистом?

- В журналистику меня сосватал мой друг Гена Швец, редактор журнала "Супермен". Я там вел скандальные хроники, а затем они перекочевали в "Экспресс-газету". Но с журналистикой уже завязал. Во-первых, надоело, во-вторых, главный редактор "ЭГ" слишком долго не повышал мне зарплату, в-третьих, меня стали резать и редактировать, а я это ненавижу. Я свободный художник.

- Почему спустя двадцать лет вы снова вернулись на театральную сцену?

- Ну, двадцать лет назад мне не повезло с театром, я играл в основном эпизодические роли. Теперь играю главные. Но тогда мне повезло с кино, а сейчас то, что предлагают, - в основном эпизоды, где нужно смешно есть, спать и изображать пьяного. Но я способен на большее, что и доказываю на сцене.

- Кроме спектакля, вы привезли во Владивосток свою книгу "Дебил-шоу". О чем она?

- О, это целая история! Я долго нигде не мог ее опубликовать, потому что там слишком много скандального об известных политиках, бизнесменах, деятелях искусства. В России ее печатать отказались. В результате выпустили за границей: макет сделали в Киеве, а напечатали в Минске - батька Лукашенко помог.

- Как коллеги по цеху относятся к вашим выходкам и нелицеприятным высказываниям о них?

- Знаете, есть такое выражение: на дураков не обижаются. И потом, по большому счету, я никого не обидел. Все, что я написал или сказал, только добавило популярности тем, про кого это было сказано. Всегда в этой связи вспоминаю обожаемую Людмилу Целиковскую, которая говорила: "Что-то давно не говорили, что я - б... Теряю популярность..."

- Почему вы не женаты?

- Я женился рано, студентом, на финке, которая была старше меня на 15 лет. Ее звали Пирио Лииза Канисто. Ни она по-русски, ни я по-фински. Обходились жестами. Она пришла на спектакль в театр Ермоловой, и я ее там снял. Отправились к ней в гостиничный номер и три дня оттуда не выходили - такая была страсть. Потом у нас родилась дочь, ей сейчас 26 лет, но связи мы не поддерживаем, это осталось в той жизни.

- Вы дорогой артист?

- Нет. Моя ставка в кино - 1000 долларов (эпизод. - Прим. авт.). Правда, за рекламу я прошу много. Например, Sony предлагала мне сняться в рекламе цветных телевизоров за 20 тысяч долларов. Я запросил 25 тысяч и телевизор. Они отказались. Ну и ладно - понт дороже денег!

Мне Садальский показался вовсе не дураком. Напротив, произвел впечатление очень умного человека, занимающегося дуракавалянием. Зачем ему это, не знаю. Может, ему так легче жить. А может, он действительно великий актер, который путает реальность и вымысел, сцену и жизнь. Во всяком случае он комик экстракласса, что доказывают его роли, сыгранные так, что какого бы мерзавца он ни играл, всегда проникаешься к ним сочувствием и симпатией. Обаятельный такой Кирпич...

Станислав Юрьевич Садальский. Родился 8 августа 1951 года в с. Чкаловском Чувашской АССР. Работал на Ярославском моторном заводе учеником токаря и играл в драмкружке ДК моторостроителей. В 1968 году поступил в ГИТИС. С 1973-го по 1982-й - актер театра "Современник". С 1982-го - киноактер. В кино дебютировал в 1970 году, сыграл более ста ролей. В 1990-е годы занялся журналистикой. Работал на радиостанциях РДВ, "Радио-Рокс", "Серебряный дождь", вел рубрику "Скандальные хроники" в "Экспресс-газете". В 2001 году вернулся на театральную сцену, играет в антрепризах ЦТА (Центрального театрального агентства).

Сергей Корнилов

Поделиться:

Наверх