67,68 ↑ 100 JPY
11,47 ↑ 10 CNY
73,70 ↓ USD
65,30 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+11° ветер 3 м/c
19 мая
Среда

Общество

Алкашня под гипнозом

Станислав Садальский и Нина Русланова в очередной раз доказали, что лжи низких истин нам дороже нас возвышающий обман

В минувшие выходные в театре им. Горького состоялся сеанс массового гипноза. Точнее, чуть не состоялся. На сцену вышел молодой гипнотизер и попытался ввести публику в транс, но не тут-то было. В зале нарисовались два каких-то горлопана, которые стали кричать, что все это халтура и хватит морочить людям мозги. Когда включили свет, то оказалось, что это Станислав Садальский и Нина Русланова.

Так неожиданно начался премьерный спектакль "Ты у меня одна, или Отдайтесь гипнотизеру" по пьесе 25-летнего драматурга из Екатеринбурга Василия Сигарева, получившего престижную театральную премию Великобритании Evening Standard Award в номинации "Самый многообещающий драматург". Правда, награду ему присудили за другое творение - пьесу "Пластилин", поставленную в этом году на сцене лондонского театра "Ройал Корт".

Сюжет спектакля напоминает типичную ситуацию. Действие происходит в семье, каких в России миллионы: муж-алкоголик и остервеневшая от жизни с ним жена. История закручивается из-за денег, которые муж (Садальский) по пьянке спрятал, но забыл, где. Жена (Русланова) придумала неординарный выход из этой ситуации: она вызвала гипнотизера (его играет молодой актер Антон Эльдаров), чтобы тот "подверг это тело гипнозу, чтобы оно все вспомнило". Под влиянием гипноза муж Борис не только вспомнил, где спрятал деньги, но и рассказал массу любопытного из своей жизни.

Спустя 20 лет супруга Нина узнала правду о том, что ее благоверный никогда не служил в кремлевском гарнизоне и не охранял Ленина, а отмантулил два года в стройбате в Партизанске. Она также узнала о любовных похождениях мужа, который изменял ей с соседкой по дому и крановщицей на работе. Но на этом испытание прочности семейных уз не закончилось. Вышедший из транса Борис заставляет гипнотизера подвергнуть подобному эксперименту и супругу и тоже открывает для себя много интересного. Например, куда исчезают праздничные торты на утро первого января. Но что его полностью убивает, так это количество любовников жены, среди которых был даже негр из Зимбабве. Герой Садальского хватается за нож, но законы жанра диктуют другой финал, нежели смертоубийственная бытовуха. Спектакль заканчивается сценой примирения и неожиданно ностальгическим прощанием с советскими временами: звучит хит 1970-х годов "Мир непрост" в исполнении ВИА "Самоцветы", а над сценой поднимается олимпийский Мишка.

Спектакль произвел на публику весьма противоречивое впечатление. Некоторые любители высокого искусства начали покидать зрительный зал вскоре после начала представления, разочаровавшись в том, что уважаемые актеры опускают и себя, и публику, выплескивая такие помои. Другие, досидев до конца, плевались, называя увиденное "торжеством пошлости". Третьи говорили о спектакле с восторгом: все натурально, как в жизни - бесконечные взаимные упреки и претензии, обиды, ненависть, месть... Не вызывает сомнений, пожалуй, только незатейливая мораль постановки: прощайте друг друга и будьте счастливы! Вот такая она, современная драматургия...

Наталья Суняшева

Поделиться:

Наверх