65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 1 м/c
13 июня
Воскресенье

Общество

Шпионский клубок

Чтобы распутать его, контрразведчикам Дальнего Востока понадобилось почти два года упорного труда

Второго декабря в краевом суде получила логическое завершение одна из операций, проведенных сотрудниками госбезопасности: группе офицеров и коммерсантов, вздумавших продавать одному из соседних государств российские военные секреты, был вынесен суровый приговор. Каждому из подсудимых суд отмерил более десяти лет реального лишения свободы...

Соблазнение долларами

Первая информация о том, что некий офицер из Артема работает на иностранную спецслужбу, поступила в УФСБ по ДВО в начале 2002 года. Дальнейшая работа оперативников позволила установить, что в грязное дело вовлечена целая группа из военных и гражданских. Под наблюдением чекистов оказались военнослужащие из приморских частей и жители Владивостока. По заданию иностранцев, за деньги, разумеется, они занимались сбором, хранением и контрабандным вывозом из России военных документов, образцов вооружения и военной техники, боеприпасов, стоящих на вооружении российской армии.

Раскручиваться шпионский клубок начал с начальника инженерно-аэродромной службы авиационно-технической базы поселка Угловое, 32-летнего майора Александра Артюхова. 7 марта 2002 года Артюхов предложил одному из сослуживцев, чтобы тот добыл ему информацию о боевом применении истребителей, содержащуюся в боевых уставах авиаподразделений. Сослуживец, опешивший от такого предложения, направился в ФСБ... А через четыре дня Артюхов снова пришел к нему уже с более конкретным заданием и принес распечатку 17 вопросов, очень интересовавших его иностранных заказчиков. Для чего и кому предназначена информация, майор шибко не скрывал. Только возникла одна заминка - по оплате. Сначала Артюхов сказал, что за ответ на каждый вопрос заплатят 300 долларов, но потом добавил, что вопросы из уставов - тема новая и окончательная цена будет установлена после того, как материалы уйдут за границу. В зависимости от ценности этих материалов...

Сослуживец подыграл майору: мол, сомневаюсь, что получу что-нибудь. Пытаясь доказать обратное, Артюхов привел в пример 28-летнего капитана Лукина из этой же части: "Он полтора года уже работает на них и регулярно получает деньги. Срывов не бывает!" И даже рассказал все в деталях: Лукин делал ксерокопии формуляров и паспортов на авиационные изделия и передавал их напрямую связным, а через неделю-две они привозили деньги, и он рассчитывался с техниками полка, которые, собственно, и поставляли ему информацию. Но на этот раз посредником в деле Артюхов будет сам, хотя, пожаловался он, его гонорар составит всего лишь 30-50 долларов. Временных ограничений на добывание информации не было.

Запрос контрразведчиков в главный штаб ВВС России показал: происки Артюхова далеко не безобидны - учебники, из которых следовало взять ответы на эти вопросы, содержали государственную тайну.

28 марта состоялась еще одна встреча майора с сослуживцем. Согласно придуманному сотрудниками ФСБ сценарию, сослуживец высказал опасение: мол, боюсь, перехватят на границе эти документы - что будет? Артюхов заверил его, что все пройдет гладко: "Да не первый раз! Они такие документы перевозили, за которые сразу тюрьма. Но, как видишь, все в порядке!"

Сослуживец отдал ответы (их готовили контрразведчики). Но они удовлетворили майора не полностью: были скопированы не все главы. Спустя несколько дней снова возник вопрос об оплате - вместо обещанных 300 долларов за пункт Артюхов предложил "партнеру" по пять баксов за страницу. Смешно сказать, но майор советовал ему ксерокопировать текст только на одну сторону листа: "Так листов будет больше. А значит, и денег!"

Охотники за "головами"

Тем временем были установлены еще двое членов шпионской "команды": 46-летний Виктор Попов и 40-летний Александр Белошапкин тоже оказались под колпаком ФСБ. Благодаря прослушке их телефонов чекисты скоро узнали много интересного. И неприятного: выяснилось, что Лукин некоторое время назад продал за границу две детали, которые шпионы называли между собой "головами" (речь идет о системах наведения). Вся "команда" обсуждала новый заказ - 10 "голов". Лукин отмечал, что там, где брал их раньше, теперь нет, но он попытается добыть.

Задумали они и еще одну авантюру: подменить рабочий газотурбинный двигатель ГТДЭ-117-1 с самолета СУ-27 в 22-м ИАП на нерабочий, который имеется у Попова. Для этого Лукин свел Белошапкина и Попова с военнослужащим 22-го полка Гусейновым, которому предложили заменить таблички с заводскими номерами на двигателях. По словам Гусейнова, это будет непросто: нужный двигатель снят с самолета, являющегося вторым в части по новизне.

Как будут оплачиваться разные шпионские задания, объяснял соучастникам Попов. На "головы", двигатель и документы имеется заказ с выделением иностранной госструктурой немалых средств. Все доставляемые с территории России документы и изделия передаются за рубежом на соответствующие заводы для изучения, где оценивается их стоимость. Затем их продают. И, в зависимости от того, насколько быстро, идет расчет...

Русские имена чужой разведки

Резиденты-иностранцы, с которыми регулярно созванивался Белошапкин, взяли русские имена - для простоты общения. Чекисты документировали каждый их звонок.

Работать с этими резидентами "бедным" шпионам было нелегко. "Ваня" и "Алексей" постоянно меняли требования: сегодня им нужны ракеты и бомбы, завтра - двигатели, послезавтра - документы. Словом, использовали русских вояк, охочих до денег, по полной. Причем если от чего-то они пытались отказаться, резиденты обещали вообще расторгнуть сделку. Попов и Белошапкин не раз сетовали: "Нормальные люди за такие смешные деньги не работают - под такой статьей ходим, по 15 лет можем получить, а платят нам копейки".

За несколько дней до доставки груза Белошапкин и Попов выехали за границу - встречать груз...

Горит состав, ломает жизнь

Утром 17 июня из диспетчерской станции Гродеково поступила информация о поломке локомотива № 0025 железнодорожного состава с лесом на участке между станциями Сосновая Падь и Рассыпная Падь. Начальник станции планировал вытолкнуть состав на Рассыпную и поменять локомотив. Однако из-за подъема это сделать не удалось, и эшелон вернули на Сосновую. Там таможенники приступили к повторному досмотру локомотива № 0025. Одновременно опергруппа, ожидавшая его на Рассыпной, выдвинулась на станцию Сосновая Падь.

В ходе досмотра в кабине тепловоза была обнаружена документация военно-технического характера в ксерокопиях. Позже, когда осматривался маршрут его следования, в районе 109-го километра, на территории зоны погранконтроля, были обнаружены боеприпасы и военная техника: три боевых выстрела ПТУР, три метательных заряда, газотурбинный двигатель-энергоузел ГТДЭ-117-1 к самолету СУ-27, агрегат системы запуска авиационного двигателя СУ-27 СК-224-05... Следственный отдел УФСБ по Приморскому краю возбудил по данному факту уголовное дело о контрабанде.

Шпионы засуетились: тепловоз-то не пришел. Однако оперативная игра чекистов была устроена как надо. По телефону обеспокоенному Белошапкину сообщили: "Груз в порядке, просто случайно загорелся локомотив". Он попытался перепроверить это, но связь уже была надежно перекрыта: "Все в порядке, привезут позже, езжайте домой". А 18 июня, при возвращении в Россию, оба шпиона были задержаны.

Дальше началось неизбежное: 19 июня Белошапкин и Попов были задержаны, а на следующий день с санкции краевого прокурора арестованы. Принесли сюрпризы и обыски.

Им за измену - срока огромные

Предварительное следствие велось до ноября 2003-го. К уголовной ответственности привлекли семерых человек, четверо из них - военнослужащие. В сентябре 2002-го Попов не выдержал угрызений совести и покончил с собой. Остальным 22 июня 2004 года Приморский крайсуд вынес обвинительный приговор. Белошапкин получил 11 лет колонии строгого режима, Лукин - 10 лет "строгача" с лишением воинского звания "капитан". Гусейнову дали 8 лет условно, с 5-летним испытательным сроком, Артюхову - столько же, с лишением звания "майор" (была учтена их помощь следствию).

Шпионаж в пользу "Вани"

Но "Ваня", из-за которого на нарах оказалась "команда" Белошапкина, как выяснилось, работал не с одной группой россиян, готовых по сходной цене продать госсекреты.

В 2002 году в поле зрения приморских чекистов попал 35-летний коммерсант Павел Носик. 8 апреля он сам вышел на одного из оперативников ФСБ и сообщил, что во время одной из его последних командировок за границу через давнего партнера к нему обратился иностранец с просьбой узнать, за что и на какой срок ему закрыли въезд в Россию. Просил также по возможности посодействовать в отмене этого запрета, пообещав 50 тысяч долларов всем, кто примет деятельное участие в решении его проблемы. Чекисты, уже допросившие к тому времени Белошапкина и Попова, поняли, что Носик имеет контакты с "Ваней".

Кроме того, Носик рассказал, что имеет двух иностранных партнеров. Первый, "Миша", в прошлом полицейский, служил в охране высокопоставленных лиц, теперь на пенсии, владелец золотодобывающей компании и нескольких магазинов. Второй, "Ваня", работает в компании по инвестициям и торговле. В мае 2002-го "Ваня" обратился к Носику с просьбой помочь достать некоторые запчасти к танкам, но коммерсант, увы, к танкам доступа не имел... На вопрос чекистов, является ли "Ваня" кадровым разведчиком, Носик прямо ответить не смог, правда, заметил, что иногда тот решал его проблемы на границе и разруливал всякие "непонятки" с пограничниками и таможенниками. И иногда в разговорах на родном языке "Ваня" упоминал слова "Су" и "самолет"...

25 октября на очередной встрече с тем же оперативником коммерсант рассказал про "Ваню" еще одну историю. За десять дней до этого Носик ездил за границу по делам: морем поставил 20 тонн льна из западного региона России. Получателем была компания, где работает "Ваня". На следующий день "Ваня" обратился к Носику с просьбой приобрести в РФ и привезти ему 20 изделий от СУ-27. Просил взять список необходимых запчастей, смазочных и расходных материалов к самолету - в виде таблицы на пяти листах. Интересовался также, не может ли он помочь приобрести за $2,5 млн и переправить списанный СУ-27. Просил, чтобы по возможности на нем осталось как можно больше приборов. И пояснил: мол, самолет необходим для стенда в школу авиатехников. Носик отметил, что отказался, мотивируя это отсутствием таких связей, и рассказал об аресте Белошапкина и о том, что всех его подельников посадят надолго. "Ваня" заметно погрустнел.

Затем с Носиком пообщался другой человек, представленный как "директор". Он говорил о том, что ему нравится работать с Носиком, что ждет от него новую поставку льна, более крупную. Интересовался "директор" и кое-чем другим: специалистами с заводов по ремонту судов, самолетов и танков, процедурой их приглашения на работу за границей. По словам "директора", его родственник готов вложить средства в частичную приватизацию оборонных заводов в западных регионах РФ.

В начале 2003-го Носик снова поехал за границу - за станками. Тогда же состоялась его очередная встреча с "Ваней". Тот уже сильно не таился, сказав, что Носик должен помочь ему добыть сведения военного характера. И хотя к тому времени дела у коммерсанта пошли в гору - он купил акции иностранного молокозавода, собирался заняться обработкой сапфиров и торговлей ими - Носик сломался. Для дела "Ваня" дал ему компьютер с системой шифровки, цифровой фотоаппарат и флэш-карты.

К февралю 2003 года была установлена связь Носика с 39-летним майором Виктором Смалем, который раньше служил в одной из приморских частей. Смаля уже отрабатывали чекисты: он успел засветиться в авантюрных делах - в свободное от работы время собирал и обрабатывал документальные материалы по тактике наших ВВС, тактике использования вертолетов и их ремонту.

4 февраля 2003 года Смаль предложил одному из своих военных коллег передать ему за деньги для последующей переправки за границу документ военно-авиационной тематики, содержащий гостайну. Правда, чекисты не дремали и под видом требуемой документации вручили ему специально составленный "Справочник офицера противовоздушной обороны"...

Большой обман

К тому моменту стало ясно: Носик и Смаль занимаются в чистом виде шпионажем. А знакомством с сотрудником ФСБ просто прикрываются. 2 апреля 2003 года чекисты провели с Носиком беседу. Коммерсант отрицал, что выполнял задания "Вани": дескать, понимал, что это незаконно.

При этом Носик привел убедительные аргументы того, что "Ваня" является кадровым сотрудником военной разведки. Об этом свидетельствует, например, принадлежность к военному ведомству, как сказал "Ваня", специалиста, передавшего Носику ноутбук и цифровик и проводившего с ним инструктаж по способам сбора, обработки, хранения и защиты собранной информации с использованием специально созданного программного обеспечения. Кроме того, именно "Ваня" обращал внимание Носика на то, что его интересует информация с грифом "ДСП" и выше. Носик подчеркнул, что "Ваня" предоставил ему специальную технику для того, чтобы быть спокойным за его судьбу, памятуя об отрицательном опыте работы с Белошапкиным.

Кроме того, Носик сказал, что привезенный им ноутбук он отвез своему знакомому, "хакеру" из Находки, - для проверки на наличие специальных техсредств, возможно, внедренных в него. Однако вовремя передать этот ноутбук, фотоаппарат и карты флэш-памяти оперативнику ФСБ, как они договорились во время беседы, он не смог, мотивируя это тем, что "хакера" якобы неожиданно вызвали в Японию для срочной работы в "Мицубиси банке". Ноутбук, как утверждал Носик, остался в закрытой квартире "хакера", и он не мог забрать его оттуда.

Но всякий обман когда-то разоблачается. 7 апреля 2003 года Носик планировал выехать за границу. Около 15 часов к нему домой приехал Смаль и передал очередную партию собранных материалов для переправки. В тот же день следственным отделом Приморского УФСБ было возбуждено уголовное дело, в рамках которого Носик после прохождения таможенного и пограничного контроля был задержан. Следом задержали Смаля - в селе Романовка, где он жил.

В ходе личного обыска у Носика обнаружили три компакт-диска и восемь дискет, на которых были записаны графические файлы - фотокопии четырех документов военно-технического и научного характера, в том числе и "Справочника офицера противовоздушной обороны"...

На допросах оба задержанных признались, что торгуют госсекретами с 2000 года. В апреле 2003-го Носику и Смалю были предъявлены обвинения по ст. 275 УК РФ (госизмена в форме шпионажа). Предварительное следствие завершилось в июне 2004 года. С августа дело слушалось в Приморском краевом суде. Приговор был вынесен 2 декабря: Носик получил 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима, Смаль - 15 с половиной лет "строгача" с лишением воинского звания "майор". Какой уж тут майор, действительно...

Из служебной записки сотрудника ФСБ: "26 апреля Белошапкин трижды связывался с абонентами за рубежом, разговаривал с "Аней" и "Валей". "Аня" говорила, что звонила "Саше", и он сказал, что ГТД точно не надо. В разговоре с Белошапкиным "Валя", используя условности, сообщила, что надо только ракету Р-77...." Чуть позже: "Белошапкин говорил с "Ваней" по поставкам и реализации ВиВТ, использовал условности. Обсуждали финансовые вопросы, стоимость изделий..." И далее: "Белошапкин говорил с "Алексеем" по поставкам и реализации ВиВТ, использовал условности... Сообщил "Алексею", чтобы он ждал звонка 1 мая. У Белошапкина якобы на руках что-то новое и во вторник ему доставят железку поездом..."
У Белошапкина в ходе таможенного досмотра обнаружены: список запчастей от СУ-27, исполненный на компьютере в виде таблицы; паспорт 2255-1ПС на регулятор сопла и форсажа СУ-27 РСФ-31; пять фотографий с изображением задержанного ГТДЭ-117-1, в том числе в руках у Попова, находящегося в своем боксе гаражного кооператива "Варяг" возле дома по ул. Шошина, 3; цветная ксерокопия ПТУР; записная книжка с телефонами связей и денежными расчетами; визитки иностранцев; запчасть к ГТДЭ-117-1.
На квартире Попова на ул. Тухачевского обнаружены: лист с финансовыми расчетами по суммам, полученным от "Вани" и "Алексея"; негативы, на которых изображены Попов и Белошапкин в момент упаковки ПТУР. В ходе обыска по месту регистрации Попова по ул. Шошина обнаружены: несколько листов с записями, системный блок компьютера, на котором выявлены материалы, полученные от Лукина. В ходе осмотра автомобиля Белошапкина обнаружена металлическая пластинка с числом 4203254011751. В ходе осмотра местности обнаружены три ящика армейского образца и обрывок полиэтилена. В ходе выемки на складе воинской части изъяты два ГТДЭ-117 - № 4203254012773 с формуляром, № 4203252505134, формуляр к № 4203254011751. У Лукина - 32 лампы Р-22, 13 листов с ксерокопиями документов по тактике ВВС, а 1 августа он выдал лист со списком агрегатов к СУ-27.
Судя по времени составления файлов, фотографирование документов велось в дневное и ночное время, обработка осуществлялась через несколько часов после съемок. При фотографировании спецлитературы объект закрывал листами бумаги проставленные инвентарные номера и экземпляры документов. В феврале 2002-го Смаль перефотографировал различную документацию по техэксплуатации СУ-27, авиационным управляемым ракетам и т.д. Добытые сведения хранил на компакт-дисках и жестком диске своего компьютера. Отдельные сведения, по предварительной оценке, имели гриф "Секретно" и составляли гостайну.

Антон Скок

Поделиться:

Наверх