65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 2 м/c
13 июня
Воскресенье

Общество

Кто на свете всех сильнее?

Если оперативники милицейской структуры по борьбе с наркооборотом оказываются за решёткой, а торговцы наркотиками - на свободе, значит, это кому-нибудь нужно

11 февраля 2003 года сотрудники существовавшего еще тогда Управления по противодействию незаконному наркообороту (УПН, бывший УБНОН) краевого УВД проводили оперативно-розыскные мероприятия. Их целью было пресечение деятельности наркодилера, который сбывал крупные партии героина...

Оперативная охота

Охота за этим человеком, узбеком по национальности, шла почти полгода. Все это время оперативники искали подходы к нему: задержание необходимо было выполнить так, чтобы комар носа не подточил. К февралю 2003-го был разработан план, в соответствии с которым один из оперов должен был сыграть роль покупателя и предложить барыге в обмен на героин машину - "Тойоту Краун" (на самом деле это был служебный автомобиль начальника УПН).

Группа в составе четырех оперативников и двух понятых в условленное время собралась в районе улицы Спортивной во Владивостоке, где была назначена встреча с узбеком. Один из милиционеров, Сергей Трифонов, приехал туда на "Крауне", имея на руках все документы на машину. Остальные опера вместе с понятыми ждали в другом автомобиле. Когда появился наркоторговец, Трифонов пересел в его машину, которая отправилась в Шкотовский район. Вернулись на Спортивную они только через четыре часа. Трифонов подал условный сигнал - открыл багажник, после чего в дело пошла группа захвата.

Один из оперативников предъявил наркоторговцу милицейское удостоверение и объявил о задержании. Узбек среагировал мгновенно, ударив опера в глаз, но тот, применив прием самбо, уложил подозреваемого на асфальт. После этого Трифонов выдал полученный героин - 61 грамм (к сведению: стоимость одного грамма героина на наркорынке - 1000-1200 рублей), а у узбека были изъяты документы на "Краун". Это свидетельствовало о том, что криминальный обмен состоялся. Затем дилера для проведения первоначальных процессуальных действий доставили в УПН. После опроса его самого и понятых он был передан вместе с наработанными материалами для возбуждения уголовного дела в УВД Ленинского района.

Капкан на охотников

А затем начались странности. Дело районное следствие возбудило, однако вскоре оно было прекращено (между прочим, санкция по вмененной узбеку части 4-й статьи 228 УК РФ немалая - реальное лишение свободы на срок от 7-ми до 15 лет). Оказалось, что подследственный по совету адвоката написал заявление в прокуратуру Фрунзенского района о применении к нему "недозволенных методов предварительного следствия", он утверждал, в частности, что его избивали сразу четверо оперативников, которые разбили бутылку о его голову и сломали об него стол. Что примечательно: 11 февраля, когда узбека доставили в дежурную часть Ленинского РУВД и чуть позднее перевели по территориальности в отделение милиции на улице Нейбута, никаких жалоб на обращение с ним он не высказывал...

Но и Фрунзенская прокуратура проявила странную непоследовательность. Поначалу было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. А через некоторое время прокурор своим постановлением отказное решение отменил...

Кому хочу, тому и верю

Продолжение эта история получила почти через год. К тому времени УПН было упразднено, часть его сотрудников ушла в Госнаркоконтроль, часть перевелась в реорганизованный отдел по борьбе с наркотиками на базе управления по борьбе с оргпреступностью (УБОП) УВД края. Сергей Трифонов и Степан Седых, в частности, остались в милицейской структуре и продолжили оперативную - весьма эффективную, кстати, - работу.

А недавно обоих вызвали во Фрунзенский районный суд. Трифонов, обвиненный по ст. 286, ч. 3 УК РФ (превышение полномочий) в избиении задержанного - того самого узбека, был взят под стражу. Трижды такую же меру пресечения пытались применить и к Седых, однако все три раза судья отказывался вынести решение об аресте.

В ходе процесса суд допросил около десяти оперативников бывшего УПН, которые во время задержания находились в помещении управления и могли видеть или слышать, как ведется "работа с задержанным". Однако единодушные показания свидетелей суд расценил как проявление "ложного товарищества" и "выгораживание виновных". В то же время обвинения против милиционеров, построенные исключительно на показаниях наркоторговца и женщины-адвоката (состоявшей, кстати, с ним в близких отношениях), были признаны достойными внимания.

С войной покончили мы счёты...

Итог этого удивительного процесса печален: оба милиционера осуждены, Седых - к трем годам лишения свободы, Трифонов - к трем с половиной. Еще двое их бывших коллег ждут своей участи - Фрунзенская прокуратура расследует уголовное дело и против них. В качестве довода в пользу версии избиения следствие оперирует тезисом судмедэкспертизы о том, что не всякий удар оставляет на теле потерпевшего следы. А у узбека всех следов-то - царапины на лбу, на бедре и на правом плече. Такие травмы, заметим, вполне характерны для операции по задержанию подозреваемого, тем более что узбек в тот февральский день сразу начал отчаянно сопротивляться.

Сегодня сотрудники наркоотдела УБОП не представляют, как можно работать дальше. Создан довольно опасный прецедент, когда на основе показаний подозреваемого в сбыте наркотиков можно реально посадить за решетку любого оперативника, противодействующего этому самому сбыту. Только на памяти корр. "Н" как минимум десяток случаев, когда тот же Степан Седых принимал участие в сложнейших операциях, связанных с задержаниями наркоторговцев, в результате чего в Приморье изымались килограммы наркоты. Теперь его коллег мучает страшный вопрос: а может, ну ее, эту войну с наркобизнесом, к черту?..

Виктор Градов

Поделиться:

Наверх