66.54 ↑ 100 JPY
11.31 ↑ 10 CNY
73.20 ↑ USD
64.56 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+21° ветер 4 м/c
22 июня
Вторник

Общество

Остров, на котором не страшна смерть

Художник Виктор Федоров считает Россию своей малой родиной. Большая его родина - это о. Пелис в заливе Петра Великого

С живописцем Виктором Федоровым, членом Союза художников России, членом Русского ПЕН-центра, мы встретились в Дальневосточном государственном морском заповеднике, на острове Большой Пелис, куда он приезжает на пленэр уже третий десяток лет. Еще первый директор заповедника Юрий Чугунов писал о нем, как об инициаторе создания этой уникальной охраняемой природной зоны и ее защитнике. Беседовали мы на кордоне заповедника и в мастерской художника во Владивостоке.

- Сотрудники морского заповедника говорят, что Виктор Федоров - часть местного ландшафта. Как это случилось?

- Началось все давно, когда я еще был студентом художественного училища. В пять-шесть утра я тайком пробирался на "мэрээсы", которые уходили на лов, и возвращался ночью. Тогда я впервые увидел эти острова и заболел ими. А на Пелисе я жил задолго до того, как тут сделали заповедник, и даже первым стал писать письма во все инстанции, чтобы его организовать. Почему выбрал именно Пелис, точно ответить не могу, но здесь я настолько остро чувствую полноту жизни, что мне даже смерть не страшна. Знаете, в городской жизни иногда боишься смерти, а здесь, на лоне дикой природы, кажется, что смерть - просто твой спутник, который постоянно стоит за плечами.

- Недавно мы беседовали с Андреем Битовым, и он говорил, мол, остров замечателен тем, что это мир, который можно охватить взглядом. Мы знаем, что вы друзья. А Битов бывал на Пелисе?

- Нет, но он просился сюда. Теперь понятно, почему. Кстати, есть такой французский поэт, Сен-Жён Перс, он родился на острове и как-то написал: "Океан - это призвание". Вот однажды меня спросили: где твоя родина? Я сказал: остров Пелис. Это малая родина, говорят, а большая? Нет, Пелис - моя большая родина, а Россия - малая. Это мое творческое пространство, где я себя чувствую так органично, как камни на берегу.

- Похоже на ощущение древних японских поэтов, когда им хватало капли росы или травинки, чтобы увидеть вселенную.

- Да, видеть вселенную в одном камне... Продвинутый человек способен испытать такое и на Красной площади. Ну а мне, непродвинутому, нужен остров. В городе я - социальное животное: суечусь, мельчаю, мне не хватает мужества быть самим собой. Поэтому я бегу на остров, где одиночество дает возможность сосредоточиться.

- И как работается на острове?

- Здесь я делаю то, на что не отваживаюсь в городе. На острове мне наплевать, что о тебе думают и отвечает ли твоя работа принятым эстетическим критериям, имеет ли это коммерческую цену и принесет ли тебе славу. Здесь уходит и приходит то, что Бог, видно, дал нам по жизни. Зачем он нас так разбросал, сделал разными? Наверное, надеялся, что каждый раскрутит свою программу, которая в нем заложена. А мы часто не решаемся, потому что боимся открыться и стать уязвимыми.

- Какой он, твой личный Пелис?

- На острове я бываю летом и осенью. Особенно хорошо здесь осенью, когда видишь эту пылающую красоту. Облака, например, осенью рождаются огромные, вертикальные, дорастают до зенита. А когда лежишь на склоне холма и вдыхаешь запах сухой прогретой травы, то воспринимаешь осень не как умирание природы, а как ее засыпание. Я пишу иногда реалистические этюды, чтобы не терять связь с натурой, но все же не делаю копии с природы - это и невозможно.

- Круг тем твоих картин за многие годы определился. Например, откуда такая привязанность к женщинам на берегу? К чайкам?

- Я пишу вроде бы бессовестные вещи - открытое женское лоно. Но это для меня - врата природы. На земле символ, знак природы - женщина. А чайка, парящая над горизонтом, - символ свободы. А горизонт - символ вечности. На горизонт я могу смотреть бесконечно, я не могу им насытиться. Когда я на острове, я обязательно картин десять делаю с чайками, на некоторых чайка превращается и в женщину, и в камень. Видимо, спонтанно хочу совместить живое с неживым. Выразить единство, которое меня в природе поражает...

Александр Лобычев

Поделиться:

Наверх