65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 1 м/c
21 июня
Понедельник

Общество

Машина вне времени

За рулём - звёздный бомж-кулинар, аквалангист с большим стажем, кучерявый седой мужчина средних лет. Короче, Макаревич...

Он представлялся мне проще и доброжелательнее, этаким российским Полом Маккартни. В реале Макаревич несколько отстранен от нас, смертных, словно пребывает на каком-то постаменте, а внизу - мирская возня, суета и тщета. Вместе с тем внешне - самый обычный человек со своей усталостью, нервозностью перед концертом и возрастом давно не юношеским.

Несмотря на то что он приехал во Владивосток с новой программой "Место, где свет", свеженьких песен было не так уж много и на хиты они пока не тянут. Впрочем, публику это мало волновало, ведь она видела перед собой своего "гуру" и этого было достаточно для полного счастья.

- Говорят, что вы иногда приезжали во Владивосток только ради того, чтобы понырять на Русском?

- Я занимаюсь этим делом везде, где есть вода. Но это место мне особо дорого, потому что в 1983-м или 1984 году мы приезжали сюда первый раз, я познакомился здесь с двумя очень хорошими людьми: одного зовут Андрей Моторкин, а второго - Валера Кузьминых. Один художник, другой - подводник, скажем так. Они меня сразу вывезли далеко на острова, показали все красоты и над, и под водой. Все это запомнилось мне очень сильно, во всяком случае, когда я попал в аварию лет двенадцать назад, восстанавливаться после лечения приехал именно сюда. Ребята опять отвезли меня на Русский. Четыре дня мы там отрывались. На островах, кстати, вообще очень хорошая энергетика. Я там и стрелял под водой, и просто плавал. Один раз чуть не утонул, да. Вот с тех пор и усвоил, что не надо после длинного поезда, да еще и с бодуна поутру лезть под воду. Наивные, мы тогда еще плавали с государственными советскими аквалангами, которые в принципе рассчитаны на самоубийц. Вообще для меня тогда риск был делом обычным. Сейчас вспоминаю, чем мы занимались, - вот это был экстрим!

- Значит, экзотику любите?

- Меня не интересует экзотика. Меня интересуют места, менее тронутые человеком. С печалью должен сказать, что на моих глазах эти места гибнут, их становится все меньше и меньше. Это происходит с такой скоростью, что, думаю, лет через тридцать этих мест не останется. Я говорю о земном шаре вообще, о самых отдаленных островах Океании, Мексики, Южной Америки. И в заповедниках дела очень плохи!

- Действительно ли вы хорошо готовите или это часть вашего имиджа?

- Нет, что вы! Это каскадеры все, комбинированные съемки, компьютерная графика. Конечно, я ничего не умею. Мы ж нормальные люди, правда?

- Говорят, вы занимаетесь редким в наши дни делом: читаете книжки. Да еще делаете это в кресле-качалке...

- Ну, у меня нет кресла-качалки и нет возможности дома читать. Я могу это делать только в транспорте, если мы едем или летим куда-то. Стараюсь брать с собой только хорошие книги, их не так много. Что я читаю? Это будет очень долгий список. Начнем с Евангелия и дальше пойдем. А дальше будет много имен, и, я уверен, вы их все знаете.

- Изначально рок-музыка была символом протеста, не так ли? А сегодня вы ощущаете себя рокером в этом протестном смысле слова?

- Неправда все это! Кто вам так сказал? Где вы это прочитали? В ленинградской прессе? Рок-музыка была эпатажной. Но в свое время и джаз был эпатажным. И когда на смену камерной салонной музыке пришел рег-тайм, он казался абсолютным хулиганством, хотя на сегодняшний день это что-то вроде польки. А потом пришел джаз, который все смел. Это был новый ритм, новый пульс, новое состояние. А потом пришел Элвис Пресли, а потом пришел рок-н-ролл, а потом "Битлз", который из всего этого сделал настоящую музыку. И когда она появилась у нас, почему-то все решили, что это был социальный протест. Это был единственный способ в советской прессе рассказать о рок-н-ролле. Они, дескать, протестуют против капитализма. Да нет, они тоже любили "Роллс-ройсы" и хотели заработать миллион долларов - каждый, кто взял в руки гитару. Это было явление энергетическое, безусловно, и новаторское в плане искусства. Но социальность туда за уши притянули.

- Андрей, обращаются ли к вам молодые музыканты с просьбой стать продюсером?

- Да, ко мне постоянно обращаются, но не просят стать продюсером. На самом деле, меня больше интересует моя жизнь. Ну, приносят пластинки, кассеты, просят оценить. Я их всячески отговариваю. Мое мнение - это только лишь мое мнение, и не более того. А главнее всего мнение того человека, который это делает. Вот если он сам не знает, хорошо это или плохо, тогда ему лучше этим не заниматься. Самооценка - основной движущий фактор. Чтобы тебе ни говорили, если ты считаешь, что творишь для будущего, то ты это должен делать, никого не спрашивая. Ты - гений, каким бы ужасным ни казался окружающим. Вот из этого происходит что-то новое.

- Кто-то из коллег-журналистов сказал, что один из ваших музыкантов стал бомжом?

- Это вы имеете в виду Кутикова, который продал свою квартиру и с удовольствием живет то на даче, то неподалеку в шестисотом "Мерседесе" (ухмыляется)? В таком случае, я бомж уже 12 лет, потому что у меня нет городской квартиры, я живу в загородном доме.

Наталья Суняшева

Поделиться:

Наверх