65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 6 м/c
14 июня
Понедельник

Общество

Не удлиняйте путь домой

Недавно органы военной прокуратуры и главное управление уголовного розыска МВД провели тотальную сверку данных по сбежавшим из армии военнослужащим и объявили всех в федеральный розыск, что значительно осложнит и без того непростую жизнь дезертиров

Убегая из армии, бойцы обрекают себя на трудную, полную страхов и довольно длительную жизнь вне закона. На сегодняшний день сотрудники системы главной военной прокуратуры России (прокуратур гарнизонов, соединений и т.п.) разыскивают более трех тысяч человек, которые либо самовольно оставили расположение части, либо дезертировали. Искали их и раньше, а вот нынче, похоже, для беглецов пришло время настоящих неприятностей. Как сообщил корр. "Н" зампрокурора ТОРУ ФПС Олег Макаренко, в мае-июне этого года огранами военной прокуратуры была проведена сверка с главным сыскным управлением МВД России на предмет объявления всех беглых воинов в федеральный розыск. То есть, теперь прятаться им будет гораздо труднее.

И дело даже не в том, что дезертир зачастую успевает совершить еще несколько преступлений по пути домой и тем самым привлекает к своей персоне пристальное внимание милицейского ведомства. Сейчас такое пристальное внимание со стороны гражданского сыска будет обеспечено всем сбежавшим воякам без исключения, в отличие от тех времен, когда их искали, так сказать, по остаточному принципу - когда руки дойдут. Потому что федеральный розыск - это серьезно...

Одним из ярких примеров бессмысленности и безнадежности дезертирской жизни, служит история матроса-пограничника Евгения Мишина, служившего в бригаде сторожевых кораблей. В 1996 году этот воин, которому условия службы показались слишком строгими (к тому моменту он прослужил год), просто не вернулся из увольнения. После побега скрывался в Уссурийске то у родителей, то родственников, и все эти годы его мать говорила сотрудникам правоохранительных органов, что не знает, где находится сын. В июне этого года Мишина (сейчас ему 27 лет) задержали в Хасанском районе его бывшие коллеги - пограничники в погранполосе при попытке выезда за границу. Как выясняется сейчас в ходе следствия, все это время беглому матросу приходилось перебиваться тем, что давал наем на селькохозяйственные и другие сезонные работы в окрестностях Уссурийска. Прожив семь лет в нужде и постоянном страхе, он не смог избежать уголовной ответственности за дезертирство.

Другой пример: матрос Коновалов, убежавший тоже из погранвойск, недавно был задержан при попытке купить химку. Теперь, кроме ответственности за самовольное оставление части, которая неизбежна, ему придется получить судимость и по наркотической статье. Мотив бегства Коновалова, как и мотив Мишина, никоим образом не связан с дедовщиной. Как объяснил дезертир следователям, он боялся мести сослуживца, у которого украл деньги...

Олег Макаренко: - Я хотел бы обратиться к лицам, скрывшимся из армии, с необходимыми разъяснениями. Существует два Закона "О воинской обязанности и военной службе" - один принят в 1993 году, другой - в 1998-м. Согласно первому закону, окончанием военной службы считается день истечения срока службы, и никто не в силах его продлить. Те, кто покинул расположение своей части до 1998 года, могут смело приходить в военную прокуратуру, если, конечно, они не совершили других преступлений. А вот по закону 1998 года срок службы для сбежавших солдат и матросов приостанавливается. У нас был случай, когда человек, дезертировавший из армии, скрывался 12 лет - и абсолютно зря: через два года после своего бегства он потерял руку на пилораме и к службе был просто не годен. Но оставшиеся десять лет жил в страхе, что его вот-вот найдут и заставят служить снова.

Александр Огневский

Поделиться:

Наверх