66,54 ↑ 100 JPY
11,31 ↑ 10 CNY
73,20 ↑ USD
64,56 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 1 м/c
22 июня
Вторник

Общество

Перфоманс под паранджой

Владивосток не чужд современным направлениям в искусстве, говорят наши гости из Германии - художники Нина и Торстен Ромеры

Понятие "художник" в Европе и Америке давно перестало ассоциироваться с кистями и красками. Общение с мольбертом происходит разве что в студенческие годы в художественных академиях. Писать сикстинских мадонн уже никому не интересно.

Это факт: современные технологии предоставляют больше возможностей для полета фантазии - акварель и масло художникам 21 века заменили видеокамера и Fotoshop. Им больше по душе инсталляции, различного рода акции и перфоманс, призванный преподнести народу идеи творца. И каждый из них ведет непрерывный поиск все более необычных средств самовыражения. Тут уж кто во что горазд.

У нас в России спорят, считать ли все это искусством. Так или иначе, некоторые наши художники начинают воспринимать эту мировую тенденцию. Вспомните хотя бы Михаила Павина с его акцией-сожжением своих работ или последнюю оригинальную инсталляцию Кати Кандыбы и Игоря Демиденко.

Впрочем, речь не о них. Наши гости - Нина и Торстен Ромеры. Их выставка проходит в галерее "Арка" и включает в себя живопись, фотографию, видеофильм. Арт-дуэт из Германии наилучшим образом представляет мировоззрение западных художников. Наиболее эпатирующим средством самовыражения для них стал перфоманс. Представьте себе обычный западно-европейский шумный город. По шикарным проспектам ходят толпы людей, не очень-то примечая друг друга. И вдруг среди этой толпы неожиданно появляются две фигуры, облаченные в паранджу...

- Согласитесь, несколько эпатажно ходить в парандже, учитывая антиарабские, точнее, антимусульманские настроения в современном обществе. Насколько нам известно, вы такие номера проделывали в Турине...

Торстен: - Художник не может быть в стороне от мировых потрясений. Этот, как мы его называем, тихий перфоманс был нашей реакцией на события, произошедшие уже после террористического акта 11 сентября. По телевидению как в Европе, так и в Америке в этой трагедии тут же стали обвинять весь исламский мир, показывая радующихся взрывам арабских детей. Мы были не согласны с таким чудовищным обобщением, и тогда появилась идея сделать перфоманс, который дал бы возможность соотнести себя с миром Востока. Мы сами разработали дизайн паранджи, и когда нас пригласили в Турин, мы две недели ходили в ней по городу, пытаясь затронуть людей, вызвать у них самые разные ассоциации. Я думаю, нам это удалось. Мы вызывали у людей любопытство, они не понимали, кто это: приезжие или жители Турина. Но мы не совсем были поняты в контексте искусства.

- Русский художник - вечно пьяный и бедный, ищущий смысл в высших духовных материях. Это несколько утрированно, но соответствует обобщенному образу. А каков его немецкий собрат по искусству?

Торстен: - В Германии достаточно много успешных художников. Они не летают в облаках. На западе уже давно чем бы ни занимался художник - компьютерной графикой, фотографией, перфомансом, - все это считается искусством. В Германии художник тот, кто создает идеи, но не обязательно их реализует. Кстати, одно время живописи как таковой там не существовало вообще. В 1970-х годах художники устраивали такие выставки, на которых не присутствовало ни единого произведения искусства. Таким образом, главным событием становились пришедшие на выставку гости. Художники уже давно перестали воспринимать живопись всерьез, она считается консервативным искусством на продажу. А то, что идет на продажу, не может быть подлинным творением. Лучше пусть творец чистит ботинки, зарабатывая деньги, чем продает свои картины. Произведения искусства создаются не для истории. Картина пишется не для того, чтобы ей любовались 500 лет. Важной становится сама идея.

- Вопрос, Нина, - судя по эксцентричности совместных проектов, ваш тандем достаточно плодотворен. Расскажите, каким образом соединились судьбы русской девушки и немецкого художника?

Нина: - Я родилась в Москве, но так случилось, что моя семья переехала в Германию, когда мне было лет четырнадцать. У отца был заключен там рабочий контракт. С Торстеном мы и познакомились благодаря нашему первому перфомансу. Это было пять лет назад в Художественной академии Дюссельдорфа. Как-то мы встретились во время выставки учащихся академии: я выставлялась на одном этаже, а он - на другом. Торстен подошел ко мне, оценил мои работы и затем как-то с иронией сказал, что я могу сделать то же самое. И тут у меня появилась одна идея. Надо сказать, что в нашей академии преподавал один из известных художников Германии Иозеф Бойс, увлекающийся разного рода перфомансами. Так, он являлся на свои выставки с живым зайцем и публично объяснял ему свои работы. Так вот, я сделала примерно то же самое. Я купила замороженную курицу, вернулась и объясняла ей работы Торстена, как могла.

- А кто в вашем союзе является генератором идей? Может быть, самостоятельное творчество было бы гораздо плодотворнее?

Нина: - Четыре года назад мы приняли решение, что будем работать только вместе. У нас нет такого - один предлагает идею, а другой думает, как ее оформить. Главное здесь доверять друг другу. И тогда получается увлекающий творческий диалог.

- А каким образом вы оказались во Владивостоке?

Нина: - Благодаря знакомству с Верой Глазковой. Год назад на артфоруме в Берлине ее заинтересовали наши работы, и она пригласила нас сюда.

- Что будете рассказывать друзьям о Владивостоке?

Торстен: - Будем рассказывать, что у этого города международный дух. Здесь невероятное количество людей из разных стран. Очень живой город, и он преображается на глазах. Чувствуется, что жизнь здесь кипит. Вчера мы гуляли на набережной, так забавно было наблюдать, как молодежь поет караоке. На улице какое-то безумное веселье, полный хаос. В Германии такого не встретишь. Там все более спокойно, а здесь музыка льется из одного угла, из другого угла, люди куда-то ходят - непонятно, что происходит вообще. У вас народ, с одной стороны, очень эмоционален и чувствителен, а с другой, более агрессивен. Я имею в виду в основном парней. Мы видели драку на улице. А женщины... Я очарован! Нигде не встречал более женственных, весьма элегантных и ярких девушек. Мало того что красавицы, они и одеваются очень модно, хотят понравиться.

А самое главное, нам было очень приятно, что во Владивостоке есть тяга к современному искусству. Мы даже не ожидали, что у людей проявится настолько большой интерес к нашей выставке. И в целом здесь интернациональные понятия. У людей радость, что к ним приезжают из Германии. Кстати, здесь более чем в Москве и в Петербурге развешано русских флагов, хотя тоже мало, если, допустим, сравнить с Америкой. И вообще здесь присутствует осознание какого-то наднационального единства. Люди говорят: наша музыка, наша культура. То есть они чувствуют связь между собой. А в Германии меньше такого чувства. После войны очень многое изменилось. Из-за проблем с фашизмом осталось табу говорить о своей нации. Немец никогда не скажет: наша музыка, наша культура. Это уже считается национализмом. У вас иначе, и нам это нравится.

Перфоманс (англ. performance - выступление, исполнение, игра, представление) - форма современного искусства, одна из разновидностей акционизма, входящего в концептуализм 1960-х годов. Перфоманс условно можно назвать "театром визуальных искусств", поскольку в него включаются элементы пантомимы, танца, музыки, поэзии, видео, кино.

Наталья Суняшева

Поделиться:

Наверх