65,53 ↑ 100 JPY
11,26 ↑ 10 CNY
72,03 ↑ USD
64,44 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 4 м/c
17 июня
Четверг

Общество

Рождённые, чтобы умереть

Тяжёлое психическое заболевание было обнаружено у молодой, внешне нормальной женщины, слишком поздно - к тому времени она успела убить двоих своих младенцев

Эта история шокировала многое повидавших, опытных работников милиции, прокуратуры и суда. Никто и не подозревал, что хрупкая, добрая и тихая женщина, школьная учительница, любимая жена трепетно относящегося к ней мужа и ненаглядная дочь благополучных родителей может оказаться убийцей.

Проверка вскрыла...

Есть у прокуратуры обязанность - проверять в порядке надзора милицейские материалы, по которым было отказано в возбуждении уголовного дела. Проводя именно такую проверку в июне 1997 года, старший помощник прокурора Ленинского района Наталья Новикова обнаружила, что в отказном материале о смерти месячного младенца Жени Николаева, который погиб, якобы упав с дивана, отсутствует акт вскрытия трупа. Материал отправили на доработку, участкового, недобросовестно выполнившего свою работу, наказали, затребовали результаты вскрытия. Оказалось, что малыш умер от черепно-мозговой травмы, однако, как гласило заключение эксперта, такая серьезная травма - череп был сильно раздроблен - не могла произойти в результате падения с дивана. Ребенка несколько раз страшно ударили - либо кулаком, либо об дверной косяк...

По данному факту было возбуждено уголовное дело по ст. 105 УК РФ (убийство) и передано для расследования Константину Карасеву, тогда старшему следователю прокуратуры Ленинского района.

Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда

Мать погибшего ребенка, 21-летняя Майя Николаева (фамилия изменена по этическим соображениям), еще раз спокойно изложила свою версию случившегося. Днем 15 февраля дома, в коммуналке на улице Шепеткова, она была одна. Решила перепеленать ребенка, положила его на диван, пошла за пеленкой, а Женя упал. Она сразу вызвала "Скорую", но мальчик умер...

Словам Майи поверили все: ее муж, бабушки и дедушки, соседи, участковый. Но Константин Карасев верил только фактам, а факты - точнее, экспертиза - показывали, что ребенка убили. И так как в этот момент рядом с мальчиком находилась только мама, получалось, что убила его именно она.

И тут следствие столкнулось с проблемами, прежде всего с психологическим давлением. Во-первых, муж отказался признавать себя потерпевшим, так как безгранично любил жену и верил ей до конца. Он утверждал, что Майя сильно переживала гибель ребенка, для нее это было настоящее горе. Во-вторых, родители Майи не желали слушать "нехорошего следователя", который оговаривает их дочь, пусть и приемную. Прокуратуру завалили положительными характеристиками на подозреваемую, родственники, соседи и коллеги в один голос твердили, что такой спокойный и добрый человек, как она, не может быть убийцей.

Раз сын, два сын...

Майя до шести лет росла в детдоме, пока ее не удочерила супружеская пара из Артема. В семье девочку окружили заботой и любовью, но не баловали - Майя выросла воспитанной, скромной, спокойной, работящей. В детстве ее часто хвалили в школе, награждали грамотами, она мечтала стать учительницей. Со своим будущим мужем познакомилась во время учебы в педучилище. Получив образование, стала работать преподавателем физкультуры в школе...

Копаясь в биографии Майи Николаевой, следователь Карасев неожиданно выяснил, что Женечка, родившийся в январе 1997 года и проживший не свете месяц и шесть дней, - это второй ее ребенок. Первый сын, Алеша, родился годом ранее, в феврале 1996-го, и... умер в возрасте трех месяцев, подавившись кефиром. И тогда рядом с ним была только мама.

Подняв отказной материал о гибели первого ребенка Николаевых, Константин Карасев обнаружил, что и в этом деле отсутствовал акт вскрытия трупа. Участковый просто забыл его потребовать у экспертов. А, как позднее выяснилось, в акте было указано, что Алеша умер от закрытой черепно-мозговой травмы - его явно несколько раз сильно ударили по голове...

Дела по фактам убийства детей объединили в одно. Майя выдвинула свою версию гибели старшего сына: мол, кормила Лешеньку кефиром, мальчик поперхнулся, подавился, стал тяжело дышать. Она стала трясти его, в том числе за ноги вниз головой, потом вызвала "Скорую", но малыш умер до приезда врачей...

Главная причина - болезнь

Когда Майю арестовали, был назначен ряд экспертиз. Амбулаторное исследование в Уссурийской психиатрической больнице показало, что Майя вменяема. В выводах судебно-психологической экспертизы, сделанной во Владивостоке, было сказано, что подозреваемая "имеет склонность демонстрировать внешние атрибуты традиционности и морализма, подходит ко всем людям с предубеждением, беспокоится только о себе, не испытывает эмоциональной привязанности, даже находясь в близких отношениях с кем-то, нечувствительна и равнодушна к мотивам других, не поддается влиянию других, не всегда способна следовать нормам морали, бессознательно стремится не иметь собственных детей..."

Дело матери-убийцы направили в краевой суд, но судья усомнилась, что Николаева здорова, и назначила дополнительную экспертизу в институте имени Сербского в Москве. Столичные психиатры выявили у Майи серьезное психическое заболевание. Ее признали невменяемой и назначили принудительное лечение в специализированной психиатрической больнице под Санкт-Петербургом. Кстати, муж Майи, который до последнего твердил, что безгранично любит ее и не бросит ни при каких обстоятельствах, пришел потом к судье и попросил копию решения суда для развода...

Екатерина Ерошкина

Поделиться:

Наверх