68,08 ↑ 100 JPY
11,54 ↑ 10 CNY
74,16 ↑ USD
66,26 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+3° ветер 6 м/c
12 мая
Среда

Общество

Гранатой по реанимации

Девять лет назад во Владивостоке в больничной палате взорвалась лимонка. Такой дикий способ избавиться от партнёра по бизнесу нашёл прежде вполне мирный гражданин

Взрыв и его последствия

Это произошло 23 сентября 1994 года. Граната Ф-1 влетела с улицы в окно одной из палат реанимационного отделения, расположенного на втором этаже владивостокской городской клинической больницы N2 Владивостока (более известной как "тысячекоечная"). Гражданин Шаяхметов (по прозвищу Шах), которому она была адресована, выжить не должен был в принципе: тактико-технические данные оборонительной гранаты Ф-1 позволяют посечь осколками все живое в радиусе 200 метров. Тем не менее, чудо случилось.

Взрывом в палате вынесло окна, был ранен шаяхметовский охранник - осколки исполосовали ему ноги. Сам же Шаяхметов, находившийся в реанимации, кстати сказать, с тяжелыми огнестрельными ранениями - результатом другого покушения, судя по всему, родился в рубашке: граната закатилась под соседнюю кровать, и разлетевшиеся осколки не смогли пробить те два матраса, на которых он лежал. Тот, кто надеялся поставить этой лимонкой последнюю точку в жизни Шаха, просчитался...

Версий, почему на Шаяхметова покушались (уже в третий раз, между прочим - ранее его пытались взорвать в офисе), правоохранительные органы выдвигали несколько, но все они так или иначе были связаны с его бизнесом: торговля нефтепродуктами была в те годы сколь доходной, столь и опасной сферой деятельности. Совместная работа оперативников Советского РУВД Владивостока и сотрудников приморского Управления по борьбе с организованной преступностью принесла свои результаты только через пару лет - когда милиционеры пришли к убеждению, что в деле остаются только двое реальных подозреваемых. Речь шла о двоих родных братьях, уроженцах Амурской области.

Как закончить чужое дело

Оперативникам (а впоследствии и следователям краевой прокуратуры) удалось установить, что незадолго случившегося Шаяхметов, будучи директором компании "Либерти Корпорейшн", заключил устное соглашение с другим бизнесменом - 25-летним гендиректором ЗАО "Астра-А" Александром Генкалом о совместном строительстве автозаправочной станции в районе улицы Выселковой во Владивостоке. Как выяснили сыщики, Шаяхметов выделил на возведение АЗС порядка 15 тысяч долларов. Процесс только начал разворачиваться, как по неизвестной причине младший брат Александра Генкала, Андрей, задумал избавиться от компаньона.

Вскоре представился очень удобный случай: после неудачного покушения, совершенного неизвестными Генкалу "благодетелями", Шаяхметов оказался в реанимации. Андрей решил довести начатое другими до конца и добить Шаха. Даже погода была на руку злоумышленнику - благодаря дождю и туману, да еще в темноте, и люди, и машины становились практически неразличимыми.

Поэтому Генкал-младший без опасений отправился на дело на собственном автомобиле "Тойота Марк II". Зачем-то прихватив с собой свою сожительницу (та была совершенно не в курсе задуманного), Андрей поехал к "тысячекойке". Остановившись возле больничного корпуса, прямо напротив окон реанимации, он на глазах у изумленной подруги вытащил гранату и уверенно направился к зданию. Перед этим, как позже рассказывала на суде девушка, зачем-то дал подержать в руках лимонку ей.

Все произошло стремительно: хлопнула дверца автомобиля, хлюпнула под ботинком вода в луже, несколько секунд тишины и - грохот взрыва. Через мгновение "Марк" на большой скорости уносился с места преступления. Генкал не заметил, что из дверей приемного покоя выскочил второй охранник Шаяхметова и в свете фар успел рассмотреть уезжавшую машину...

Показания, обыски, приговоры

Сожительница незадачливого киллера попала в очень неприятное положение: Андрей до того запугал ее, заставляя молчать об увиденном (зачем он ее с собой вообще брал, так и не выяснилось), что несчастной пришлось сбежать из Приморья на Камчатку. Девушка действительно была опасной свидетельницей. Генкал просто не оставлял ей выбора: например, приехав сразу после случившегося на квартиру к брату, прямо при ней сказал: "Наконец-то все получилось!" В общем, начни сожительница говорить, братьям не поздоровилось бы. Генкалы это понимали, и ее счастье, что она успела спрятаться...

Впрочем, и без показаний сожительницы Андрея, братья Генкалы попали под подозрение: прежде всего сам Шаяхметов обвинял в своих бедах именно Александра Генкала. Когда раскрутка дела по "тысячекоечной" достигла пика, потерпевший признался следствию, что, по его мнению, первый взрыв, в гараже его офиса, и второй, в больнице, - дело рук партнера по строительству АЗС. Кстати, среди тех, с кем Генкалы общались постоянно, факт их причастности к покушению на Шаяхметова ни у кого не вызывал сомнения. По признаниям свидетелей, прозвучавшим в суде, выходило, что братья не сильно-то скрывали от знакомых свое участие в этом преступлении.

В декабре 1996 года Андрей Генкал был задержан, а спустя несколько дней арестован. Через несколько дней к Александру Генкалу, проживавшему на улице Калининской во Владивостоке, нагрянули с обыском. В одном из шкафов были обнаружены патроны и 400-граммовый брусок тротила.

После ареста братьев следствие тянулось еще год: милиция и прокуратура искали свидетелей, велись бесконечные допросы, обвиняемые выдвигали новые версии произошедшего, суть которых сводилась к тому, что Шаяхметову они ничего не должны, никакую заправку вместе с ним строить не собирались, на него не покушались. Александр так потом, в суде, вообще заявил, что тротил и патроны ему подбросила милиция.

Позиция обвинения заключалась в том, что Александр был организатором, а Андрей - исполнителем покушения. Все точки над i расставил суд Приморского края, который 17 декабря 1997 года установил: Александр Генкал организатором не является, но виновен в незаконном хранении оружия, а Андрея Генкала следует признать виновным в покушении на убийство общеопасным способом и в незаконном хранении оружия и боеприпасов.

Для Андрея, понятно, все закончилось гораздо печальнее, чем для брата, - девять лет лишения свободы в колонии общего режима. Александра получил два с половиной года. Кроме того, суд обязал Андрея выплатить в пользу охранника, пострадавшего при взрыве, 20 миллионов неденоминированных рублей.

Впрочем, стоит заметить, что приговор, вынесенный Андрею Генкалу был еще достаточно мягким, потому что за покушение на убийство его судили по ст. 102 старого Уголовного кодекса, в котором еще не было запредельных санкций вплоть до пожизненного заключения. А в реанимации "тысячекоечной" больницы с тех пор установлены сетки и решетки на окнах - мало ли, кому взбредет в голову добить тяжело раненного...

Александр Огневский

Поделиться:

Наверх