67,83 ↓ 100 JPY
11,52 ↑ 10 CNY
74,36 ↑ USD
65,68 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 1 м/c
14 мая
Пятница

Общество

Миллиард проехал мимо

Семь лет назад во Владивостоке группа товарищей решила бомбануть машину с кучей денег. Но дело сорвалось по не зависящим от бандитов обстоятельствам

Как сорвать большой куш

14 октября 1996 года, средь бела дня, в 14 часов в кустах возле дороги, ведущей в сторону рыбозавода N1, сидел молодой человек. В одной руке он сжимал сотовый телефон, в другой - гранатомет. Несмотря на то, что гранатомет считался учебным, болванка, заправленная в ствол, могла взрываться. Правда, несильно. Кроме этого, у парня была при себе лимонка Ф-1 и пистолет ТТ. И то, и другое вполне было пригодно для использования.

Как потом установят следователи отдела по особо важным делам прокуратуры Приморского края, этот человек ожидал двух событий: сигнала на сотовый телефон о "Ленд Крузере", который выехал из пункта А в пункт B, и появления этого джипа в пункте А1. Конечно же, в одиночку на такое дело не ходят: у сидевшего в засаде была "группа поддержки", с которой он и разработал свой гениальный план по "раскулачиванию" владивостокской фирмы, торговавшей водкой.

Личность "гранатометчика" (назовем его Александром Сорокиным) была весьма примечательна. 35-летний рецидивист, трижды судимый за воровство, определенного места жительства не имел, но при том и не бедствовал. Например, уважал ходить в рестораны. А однажды, по случаю, приобрел гранату, ТТ, учебный гранатомет и свыше сотни патронов. Зачем ему такое количество боеприпасов, поначалу, вероятно, он и сам не знал, но, как водится, ежели в первом акте ружье повесили на стену, то в последнем оно непременно выстрелит. Так оно и вышло.

Позже, в своих показаниях, данных на следствии, Сорокин рассказал, как все начиналось. У него с приятелями появилась информация о "Крузере", в котором под охраной будут перевозить миллиард неденоминированных рублей. Расчет был прост: один следит за машиной на выезде и сообщает об этом Сорокину, тот выскакивает на дорогу с гранатометом, останавливает джип, а подоспевшие подельники, разоружают охрану и удаляются с большим кушем. План был идеальным, но тут вмешался случай.

Кругом менты

Наверное, это был не его день. Во-первых, хотя звонок поступил вовремя, Сорокин ухитрился прозевать тот момент, когда машину можно было остановить. Во-вторых, "Крузер" шел очень резво (благодаря чему ехавшие в нем люди избежали печальной участи). В-третьих, собираясь уходить после провала, Сорокин стал складывать свое оружие в тряпку и нечаянно нажал на курок гранатомета. Вырвавшаяся на волю болванка пролетела совсем немного и взорвалась со страшным грохотом.

Место засады пришлось покидать очень быстро, с гранатой и пистолетом в карманах. Но и тут Сорокина ждала неприятность: на перроне станции Вторая Речка, куда он выскочил, стояли два молодых милиционера, одетые "по гражданке". Одному из них показалось странным, что сначала прогремел взрыв, а потом на путях появился подозрительный человек. С криком "Стоять, милиция!" ребята бросились за ним вдогонку, хотя при себе у них не было ничего, кроме служебных удостоверений. Понимая, что его сейчас схватят, Сорокин выхватил пистолет и трижды выстрелил в ближайшего преследователя. Картину расстрела милиционера видели несколько человек.

Дальше действие развивалось с динамичностью киношного боевика. Открывшему огонь Сорокину терять было уже нечего, он шел напролом. На его пути стояли две машины, возле которых копошились люди. Подбежав к ним, Сорокин потребовал, чтобы ему дали ключи от одного авто, но хозяин с ключами куда-то ушел, поэтому пришлось ему отнимать вторую тачку. И надо же было такому случиться: водитель и пассажир машины, остановившиеся, чтобы отремонтировать дверь, оказались оперативниками ГУВД. Прыгнув в салон, Сорокин бросил пистолет на пассажирское сидение, а когда уже развернулся, один из оперов распахнул дверь, схватил пистолет и несколько раз выстрелил внутрь салона. Одна из пуль пробила Сорокину руку, но он все-таки сумел скрыться. Как потом выяснилось, на пассажирском сидении, под милицейской курткой, лежал газовый пистолет, и милиционер был уверен, что схватил свой и стрелял газом...

В западне

Пытаясь сбить милицию со следа, Сорокин рванул к Дому молодежи, где работал его знакомый. Оставив машину, он выбросил в подвале ключи, пистолет и гранату и, забрав у одного из официантов форменную курточку, сумел уйти из милицейского оцепления, выдав себя за работника ресторана. Впрочем, спрятаться надолго у него не получилось - через десять дней его нашли сотрудники уголовного розыска УВД края.

Задержание, происходившее в районе Эгершельда, носило тот самый комедийный оттенок, который любят почитатели сериалов "Улицы разбитых фонарей" и "Убойная сила". Оперативники и бойцы СОБРа знали, что Сорокин сидит в квартире N14. Однако, по чистой случайности, они зашли не в то крыло дома (номера квартир там начинались с 20-го), но и увидели именно 14-й номер. И тут дверь открылась. Ворвавшись внутрь, группа захвата вместо матерого преступника застала там двоих парней и двух девушек. Оказалось, у квартиры совсем другой номер, просто хозяева недавно поставили себе бэушную дверь, а номерок поменять еще не успели. С крепкими выражениями собровцы и опера отправились штурмовать настоящую 14-ю квартиру. Сорокин, естественно, оказал сопротивление. К счастью, на этот раз у него при себе не было ствола...

В ходе расследования этого дела, следователям и сыщикам пришлось столкнуться с нелицеприятным фактом: одному из подозреваемых помогал уйти от ответственности... сотрудник милиции. Он внес в служебные документы запись о том, что в тот момент, когда Сорокин сидел в засаде, его подельник (против которого сам горе-стрелок давал показания) якобы был доставлен в здание УБОПа и, следовательно, не мог принимать участие в налете. Разбор полетов показал, что в тот день "собровцы" действительно доставляли на Тормозную пятерых парней, взятых в здании цирка, однако сорокинского приятеля среди них не было. Подтверждение тому - фото и "пальчики" задержанных. Потом было установлено, кто именно вписал подозреваемого в журнал доставленных в УБОП, но, к сожалению, серьезного наказания этот опер почему-то не получил...

В итоге, за все содеянное Сорокина приговорили к 14 годам строгого режима, а его товарищ, пытавшийся отвертеться, получил-таки семь лет колонии, но совсем за другие преступления. Остается надеяться, что больше мы про них никогда не услышим.

Александр Огневский

Поделиться:

Наверх