67,68 ↑ 100 JPY
11,47 ↑ 10 CNY
73,70 ↓ USD
65,30 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+11° ветер 3 м/c
19 мая
Среда

Общество

"Дед", который много на себя взял

Сколько еще дембелей должны оказаться за решеткой, чтобы другие поняли: так жить и служить нельзя

Отчего люди меняются?

Когда дагестанца Шамиля Агаева в мае 2001 года призывали из Подмосковья служить пограничником в Приморье, он согласился с радостью - этот род войск нравился ему больше всего. Его служба началась на заставе в Хасанском районе. Там рядовой Агаев скоро стал лидером - и неформальным, и вполне формальным. Он заслужил признание и сослуживцев, и командиров, быстро получил звание ефрейтора. В первый год службы имел только поощрения - помимо благодарностей, занесенных в служебную карточку, его родным от командования заставы пришло благодарственное письмо.

Однако когда в 2002-м бравого ефрейтора перевели в роту обеспечения Находкинского погранотряда, его поведение изменилось в диаметрально противоположную сторону. Посыпались взыскания: за нарушение формы одежды, неуставной распорядок дня и прочие солдатские прегрешения. А в предчувствии скоро дембеля, в начале 2003 года, Агаев совсем расслабился. В карточке появились уже строгие выговоры, вынесенные за более серьезные проступки: за самоволку, халатность и распитие спиртного. Однако эти меры воздействия никак не влияли на поведение ефрейтора, вполне осознавшего себя "дедом". Которому повзолено все. Ну или почти все.

Старший приказал!

В конце концов суровый "дедушка" решил, что за его крутизну сослуживцы должны платить ему наличными. В марте нынешнего года ефрейтор оглядел придирчиво - на предмет платежеспособности - личный состав. Взор упал на бойца более молодого призыва. Как рассказывал позже рядовой Степанов (фамилия изменена) в своих показаниях, в один пасмурный день его разбудил дежурный по роте: "Шамиль Агаев зовет к себе". А дальше началось...

Из протокола допроса потерпевшего Степанова: "Когда я подошел к нему, Агаев применил силовой прием, бросив меня на кровать, заломил руку, одновременно требуя передать ему деньги в размере полутора тысяч рублей. Опасаясь за себя и за свое здоровье, я пообещал ему дать эту сумму..." Следующей ночью ефрейтор опять разбудил рядового Степанова и, избив парня деревянной палкой по голове, снова потребовал мзду. Понимая, что взять такие деньги ему негде, Степанов обратился к командиру с заявлением о вымогательстве.

Как попадают в неволю

Как отмечают сегодня сотрудники военной прокуратуры ТОРУ ФПС, командование части сработало грамотно, согласно всем процессуальным требованиям российского законодательства. Рядовому Степанову выдали 500 рублей с заранее переписанными номерами купюр, а для того, чтобы задокументировать процесс, снабдили диктофоном.

Отдавая ефрейтору 500 рублей, Степанов сказал, что больше собрать не смог. В ответ посыпались угрозы, оскорбления и требования "выкатывать" всю сумму - Агаев и представить не мог, что его наезд записывается на пленку. По мнению прокурорских работников, именно продуманные действия командования помогли изобличить вымогателя.

Майор юстиции Олег Макаренко, зампрокурора ТОРУ ФПС: - В процессе следствия Агаев стал отрицать свою вину: мол, его не так поняли, он не вымогал 500 рублей, а просил дать их ему в долг. И конечно, непременно бы отдал, получив перевод от матери. Его позиция вполне понятна. Другое дело, как повели себя сослуживцы, бывшие свидетелями и вымогательства, и вообще отношения Агаева к младшим бойцам: они либо отказывались давать показания, либо сообщали заведомо ложные сведения, хотя были предупреждены об ответственности за такие действия. Почему-то никто не задумался, что на месте Степанова мог оказаться любой из них...

Горячая кровь, холодный расчет

В июне Находкинский гарнизонный военный суд приговорил Шамиля Агаева к трем годам лишения свободы по довольно редкой для наших Вооруженных Сил статье УК РФ - 163-й (вымогательство). Ефрейтор, конечно же, считает этот приговор суровым, несправедливым, предвзятым и собирается его обжаловать до упора. Но хочется отметить и другой аспект этой истории.

Как утверждают в пограничной прокуратуре, количество уголовных дел против уроженцев Северного Кавказа, которые приходится расследовать военным юристам, постоянно растет. Проблема состоит в том, что у выходцев из этого региона очень своеобразный подход к службе. Самое распространенное явление (это подтвердит замполит любой в/ч) - отказ выполнить приказ командира, мотивированный запретом Корана. Нередки и случаи, когда горячие парни создают сплоченное землячество и начинают навязывать свою волю остальным военнослужащим. Особенно это ощущается, если в роте оказывается 10-15 кавказцев.

Еще одна проблема - отмена института гауптвахты. Солдаты и матросы просто кожей чувствуют свою безнаказанность. Об уголовной ответственности они не задумываются. Возможно, просто не верят, что и их могут так же отправить в дисбат или колонию.

По словам майора Макаренко, сегодня в производстве прокуратуры ТОРУ находится порядка десяти дел против срочников, которые либо отказываются выполнять приказы, либо просто хамят и пытаются нападать на офицеров. Чего стоит дело рядового Александра Татосьянца, осужденного Находкинским гарнизонным судом к штрафу в размере 10 тысяч рублей плюс еще 1,5 тысячи в качестве возмещения морального ущерба: пьяный Татосьянц отказался объяснять офицеру, почему он пьян, а потом, в присутствии других солдат, еще и обматерил его...

Александр Огневский

Поделиться:

Наверх