65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 3 м/c
20 июня
Воскресенье

Общество

Кровавый путь белых партизан

В 1920-х годах в Приморье в отличие от всей страны гражданская война затянулась, потому что местный бандитизм был тесно связан с иностранными разведками

В галерее приморских изуверов того смутного времени особняком стоит мрачная личность Леонида Пискунова. И в революцию, и в гражданскую хватало людей, для которых чужая кровь была водицей, но этот побил все рекорды. На его счету - около двухсот трупов. И это меньше, чем за год кровавой работы. Но самое страшное, что Пискунов убивал своих жертв не как врагов - просто ему это нравилось...

Поезд смерти

Его судьба могла быть вполне рядовой. Родился в 1898 году в многодетной мещанской семье в городе Оса Пермской области. Неизвестно, кем бы стал Пискунов, но февральская революция сломала все планы: из последнего класса реального училища он ушел в ряды войска Александра Керенского, оттуда - в Казанское военное училище, где он через несколько месяцев получил звание прапорщика пехоты. Потом Керенский пал. А Пискунов был направлен в село Венюково Хабаровского округа, где молодая советская власть даже наделила его восемью десятинами земли.

Однако пахота мало привлекала прапорщика, и, благо, граница была рядом, он рванул в Китай. Там и нашел новое прибежище, быстро влившись в казачий отряд атамана Калмыкова. Пара месяцев - и отряд стал называться "армией": в его составе были, помимо регулярных войск, собственная контрразведка и личный бронепоезд атамана. В бронепоезде же существовала так называемая походная гауптвахта, прозванная в народе "вагоном смерти". Название появилось не случайно: Пискунов, став комендантом бронепоезда, поставил пытки и смерть на поток. Не ради дела, ради собственного удовольствия.

В период лета-осени 1919 года прапорщик допытал до смерти и казнил около 200 человек. Происходило это так: контрразведка Калмыкова выявляла подпольную организацию ВКП(б), хватала всех участников, а дальше к делу подключался Пискунов. Он мог бы расстрелять этих людей, не пытая, но он предпочитал людей мучить. Когда в 1927 году ему пришлось расплачиваться за содеянное, чекисты нашли и тех, кто выжил, и тех, кто видел злодеяния Пискунова своими глазами. Свидетели, в основном полуграмотные крестьяне, даже спустя восемь лет с ужасом вспоминали, как он отрубал руки, отрезал носы, заставлял жертв поедать собственные экскременты и заниматься педерастией. Забитые шомполами, посеченные нагайками и в живую расчлененные шашками исчислялись десятками. Перечень всех изуверств, которые вытворял 20-летний парень, занял в обвинительном заключении полтора листа. Женщинам, пожалуй, от молодого изверга доставалось почище, чем мужчинам.

Апогеем пискуновского беспредела стало убийство коммунистов-подпольщиков - контрразведка, выявив врагов, похватала их и отдала Лене-коменданту. Казнил он их на Амурском мосту. Как всегда, растягивая удовольствие от мучений жертвы. Те, кому только предстояло умереть, от вида мясницкой работы Пискунова падали в обморок, седели на глазах, лишались рассудка. Хотя собственно подпольщиков среди них было мало. Большинство приговоренных были обычными крестьянами, которые еще не определились, с кем им быть - с белыми или красными.

Вся деятельность калмыковского палача тщательно конспектировалась неким гражданином Ждановым, который ухитрился даже издать брошюру "Вагон смерти". Учет убийств велся и в агентурных донесениях информационного отделения колчаковской контрразведки. Все эти данные потом легли в основу доказательств вины Пискунова...

В декабре 1919 года его перевели на другую должность, доверив командовать взводом пулеметчиков бронепоезда 2 "Уссуриец". Но эта служба нравилась ему меньше. В июле 1920-го он бежал в Китай, оттуда на полгода вернулся в Никольск-Уссурийский (где даже недолго поработал в милиции). А в 1921-м попал в банду полковника Ширяева. Разбои, налеты, диверсии, похищения людей стали для него обыденностью. Но риск Пискунов не любил - куда приятнее было измываться над безоружной жертвой. В банде Ширяева, например, он взял на себя ответственную миссию похищать заложников.

Смертельная дуэль

В начале 1920-х годов Советская власть только вставала на ноги, а бандиты уже вовсю хозяйничали в Приморье. Одним из тех, кто должен был избавить край от этой нечисти, стал Альфред Оттович Розен, присланный в Приморский губотдел ОГПУ именно для борьбы с бандами. Уроженец Риги, Розен вступил в РСДРП(б) в 1916 году. С 1917-го работал в Сибири и Приморье - помогал партизанам, организовывал работу партийного подполья. И вот ему, направленному в Спасский уезд, предстояло разобраться с бандами как с офицерскими - полковника Ширяева, ротмистра Овечкина, - так и с типично уголовными - Уткина, Инванова, Коршуна.

Завязалась смертельная дуэль. Дело осложнялось тем, что, например, банда Овечкина состояла из бывших жителей Ханкайского района, которым вовремя маяковали многочисленные родственники и знакомые: здесь облава. Но Розен оказался человеком расчетливым и терпеливым - сначала выявил всех пособников банды, потом нейтрализовал их. Наладил и агентурную работу на высоком профессиональном уровне. Бандитам же, когда не стало их пособников, пришлось действовать вслепую. Оставшись без поддержки, банда Овечкина рассыпалась на группы мародеров, большинство из которых погибло в перестрелках с частями особого назначения ОГПУ. Именно так нашел свою смерть и сам Овечкин...

Когда шпионы и бандиты заодно

Ширяев же в отличие от Овечкина и уголовников называл себя идейным борцом с Советской властью. Правда, рассекречиваемые сегодня архивы Приморского УФСБ дают истинную картину этой идейности. Полковник Ширяев входил в организацию "Братство русской правды". Поэтому поначалу банда называла себя белым партизанским движением и занималась исключительно диверсиями: закладкой фугасов на железной дороге, поджогами домов, почтовых отделений, административных зданий. Откровенным бандитизмом она занялась с появлением бойца неидейного, но очень кровавого - Пискунова. Как и раньше, он взял на себя функции заплечных дел мастера. Если банда шла на несколько заданий - одни минировали, другие убирали в руководство поссоветов, - то этот непременно шел брать заложника. Чаще - заложницу. А по пути мог еще и грабануть кабак близлежащей деревеньки. Естественно, популярности делу полковника Ширяева это не добавляло...

И шпион Ширяев, и мародер Пискунов, и другие члены банды в свое время получили по заслугам. Полковник был убит в перестрелке с бойцами ОГПУ в 1924-м. Экс-прапорщик, сбежавший в том же году за границу, два года просидел в китайской тюрьме, а в 1927-м попытался вернуться и укрыться в Приморье, но прямо на улице его опознал рабочий Воробьев. По приговору суда Пискунов был расстрелян. Жизнь расставила все по местам...

Белоэмигрантскую организацию "Братство русской правды" (БРП) основали в Германии осколки армии Врангеля. По сути своей она была типично фашистской, прославилась экстремизмом. Дальневосточный филиал БРП обосновался в Харбине в 1927 году и существовал на деньги японской военной миссии. "Братство" забрасывало с территории Манчжурии в Приморье диверсантов и террористов, вело идеологическую работу, засылая в Россию через проводников КВЖД печатную агитационную литературу.

Александр Огневский

Поделиться:

Наверх