65,24 ↓ 100 JPY
11,17 ↓ 10 CNY
72,33 ↓ USD
63,86 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 3 м/c
25 июня
Пятница

Общество

Трассовики

Дерзкая, циничная и неуловимая банда грабителей разбойничала на дорогах Приморья почти полтора года. Как им это удавалось, сыщики поняли позже - бандиты оказались профессиональными военными. Но противостоять им вышли тоже профессионалы...

"Крузер" взяли на абордаж

18 марта 1997 года водитель гендиректора одного из владивостокских хладокомбинатов, как обычно, ехал на служебном "Ленд Крузере" по неизменному маршруту. Неподалеку от железнодорожного переезда Садгород взмахом жезла его остановил инспектор ГАИ. К машине подошли двое в милицейской форме и попросили довезти до КП-19. Водитель опаздывал и потому вежливо отказал милиционерам. Но служители порядка оказались довольно упрямы и, не спрашивая разрешения, залезли в "Крузер", один - на переднее, второй - на заднее сиденья. И приказали ехать прямо. Молодому парню ничего не оставалось делать, как подчиниться.

Когда проезжали мимо одного из коттеджей, милиционер, сидевший рядом с водителем, приказал остановиться и дать три сигнала. Парень не рискнул перечить. Неожиданно незваный попутчик наставил на него пистолет и заставил пересесть на заднее сидение. Там второй инспектор надел на водителя наручники и напялил ему на голову непрозрачный пакет. Парень услышал, что в машину подсел кто-то еще. "Крузер" двинулся...

Пакет сняли, когда пленника притащили в какое-то бомбоубежище. Там же наручники заменили скотчем. Отбирая водительские права, один из "милиционеров" посоветовал парнишке не бояться: "Хотели бы убить, давно бы так и сделали. Мы из управления по борьбе с организованной преступностью. Жаль, что шеф с тобой не приехал... " Лже-убоповцы (это стало уже понятно) бросили связанного пленника со словами, мол, как разберемся - приедем отпустим.

Водитель освободился сам, найдя осколок стекла. Уже через пару часов поисками пропавшего "Крузера" и похитителей занялись сотрудники оперативно-сыскного управления (ОСУ) краевого УВД.

Где охота, там и стреляют

Некто Немов, Петров, Михайлов и Дубов (фамилии потерпевших изменены), жившие в поселке Тавричанка Надеждинского района, зарабатывали на жизнь автобизнесом: через турфирму оформляли поездки в Японию, откуда в Приморье привозили машины. 29 марта 1997 года коммерсанты получили информацию из фирмы: завтра - очередной вылет в Японию. Приятели решили выпить на дорожку в местном баре. Выходя из питейного заведения, вся подвыпившая братия заметила автомобиль. Дружно согласившись, что он не местный, разошлись по домам. Никому и в голову не пришло, что сидящие в машине пасут именно их...

Утром тронулись во Владивосток на машине Дубова. После полудня на трассе неподалеку от поселка Рыбачьего их остановили сотрудники ГАИ. Два инспектора устроили стандартную проверку: ваши права, откройте капот, есть ли с собой наркотики, оружие... Один из милиционеров настоял, чтобы ему показали личные вещи, и перетряс сумки пассажиров.

Обстановка накалялась: гаишники почему-то злились, коммерсанты были недовольны, что расшвыряли их вещи. Водителя попросили открыть бардачок. Вдруг стоявший рядом с ним милиционер наставил на него пистолет с глушителем. В тот же момент его напарник навел такую же пушку на пассажиров. Дубова заставили залезть в багажник, Петрова - пересесть назад. Ему пришлось водрузиться на колени другу. Пытаясь сесть поудобнее, он услышал злой ментовский окрик: "Еще раз дернешься - пристрелю!"

Из показаний свидетеля: "Я увидел стоявшую на обочине машину своего знакомого Дубова и остановился, чтобы узнать, что случилось. Но тут ко мне подошел сотрудник ГАИ, спросил, почему я остановился, и попросил проезжать. Я увидел, что в машине Дубова сидят два милиционера, и спросил, почему они остановили моего знакомого. И тут я увидел в руках сидевших в машине гаишников пистолеты с глушителями. Раздались хлопки, из салона со стонами вывалился Петров. Он держался за живот, из-под руки бежала кровь... "

Затем выстрелы раздались снова. Гаишники стреляли по убегавшим в лес Немову и Михайлову. Они были ранены, но обоим удалось скрыться. В это время из багажника через заднее сидение в салон вырвался Дубов. Из своей "камеры" он захватил шашлычный шампур и бросился на одного из стрелявших. В рукопашной схватке ему не удалось обезвредить бандита - оцарапанный шампуром, тот наставил на коммерсанта пистолет. Но, на счастье Дубова, выстрела не произошло: в ходе борьбе случайно сдвинули предохранитель. Воспользовавшись этим, Дубов рванул в лес. Неожиданно появилась еще одна машина, на которой нападавшие и скрылись. Свидетель кинулся на помощь раненому Петрову. Позже тот, увы, скончался в больнице...

Объект - инкассаторы

Новых дерзких налетчиков оперативники ОСУ прозвали "трассовиками". По словам свидетелей, они носили форму сотрудников ГАИ, имели при себе милицейские корочки. Поэтому на причастность к преступлениям на трассе начали отрабатывать всех бывших и действовавших работников правоохранительных органов. Проверка ничего не дала, а налеты продолжались. Причем объектами грабежей становились в основном инкассаторы.

Самое наглое из таких нападений трассовики совершили 10 июля 1997 года. При помощи все того же волшебного жезла они остановили автобус одной из частных компаний, в котором главбух и кассир везли более 20 миллионов рублей - месячную зарплату предприятия. Двое мужчин, один из которых был одет в милицейскую форму, размахивая пистолетом, ворвались в салон и отобрали деньги. Спустя некоторое время в лесном массиве рядом с трассой местные жители обнаружили эту форму: "милиционеры" стали миллионерами, и камуфляж им стал больше не нужен. Об очередном появлении оборотней на трассе сообщили местные СМИ...

Следы вели в другую сторону

Оперативники ОСУ, что называется, рыли землю, но все нити приводили в тупик. А время шло. Не обнаружив ничего в милицейских досье, сыщики решили рыть в другом направлении. Коммерсанты из Тавричанки рассказали, что о дне их поездки знали только в фирме. Разболтать еще кому-то они просто не успели - о том, что документы на вылет готовы, сами узнали лишь накануне. Опера начали отработку сотрудников турфирмы, услугами которой регулярно пользовались потерпевшие.

16 июля 1998 года были арестованы два охранника этой компании - 25-летние Анатолий Мошков и Олег Кульбей. Во время обысков в их квартирах изъяли арсенал, которого хватило бы, чтобы вооружить пехотное отделение, - два гранатомета, противотанковые мины, четыре пистолета Макарова, револьвер, автомат Калашникова, глушители, четыре гранаты, шесть тротиловых шашек по 200 и 900 граммов, детонаторы, дубинки, жезлы, наручники, множество патронов плюс оружие солдат "теневой армии" - нунчаки, кастеты, а также поддельные документы. У Кульбея была еще обнаружена тетрадь со вклеенными копиями фотографий автобизнесменов и данными на них - ФИО, адреса, телефоны, пейджеры и пометки типа "Бывает только вечером"...

Синдром полнолуния

Мошков и Кульбей оказались настоящими оборотнями, только не милицейскими - оба когда-то служили в одной из пограничных частей на офицерских должностях. В 1995 году их уволили: одного за проступок, другого - за нарушение условий контракта. Они нашли работу охранниками в частных компаниях, но зарплата их явно не устраивала. Зимой 1997 года, собрав единомышленников, они поставили четкие задачи и пошли на первое дело - за "Крузером", который им заказал знакомый. После первой удачи в кармане зазвенели монеты, и банда начала вооружаться и оснащаться: помимо оружия, закупили около десятка автомобилей, портативные радиостанции, мобильный телефон, видеокамеру и пр.

Они работали только по наводкам, досконально собирали сведения об очередных жертвах, несколько дней вели наружное наблюдение. Форма сотрудников ГАИ помогла им не вызвать подозрение, когда они на трассе следили за ежедневным маршрутом "Крузера". Так же они пасли коммерсантов около бара - удостоверялись, что те готовятся к поездке. А в сумках тогда искали деньги - по их информации, коммерсы при себе должны были иметь не менее 60 тысяч долларов. Позже Мошков объяснил, что разозлился, не обнаружив денег, и потому стал стрелять.

В банде состояло несколько человек, но заправляли всем Мошков и Кульбей. Им же и пришлось за все отдуваться: несмотря на усилия оперов и следователей, установить всех членов банды не удалось. Против главарей было возбуждено уголовное дело по 11 статьям УК - бандитизм, убийство, похищение человека, незаконное хранение оружия, разбойное нападение и т.д. До суда дело доводили уже оперативники Управления по борьбе с организованной преступностью. 13 июля 1999 года краевой суд приговорил Кульбея к 20 годам строгого режима, Мошкова - к 23-м, обоих с конфискацией имущества...

Ляна Шарова

Поделиться:

Наверх