67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+10° ветер 2 м/c
09 мая
Воскресенье

Общество

Русский патриот Яков Смирнов

Среди белогвардейских эмигрантов в Маньчжурии были настоящие герои, готовившие победу Красной Армии над японцами

Страницы архива

В истории второй мировой войны есть еще много неизвестных страниц, неясностей. Например, как после тяжелейшей войны с Германией Красная Армия смогла в рекордно короткий срок - за два месяца! - наголову разгромить хорошо организованную, вооруженную, тщательно подготовившуюся к боям, выстроившую глубоко эшелонированную оборону миллионную Квантунскую армию Японии?

Да, уместно говорить о полководческих талантах командования Красной Армии. Но у быстрой победы есть и еще одна причина, о которой рассказывают архивы УФСБ по Приморскому краю: на советскую контрразведку работали белые офицеры, бежавшие в свое время в Манчжурию. В 1930-1940 годы они занимали важные посты в правительстве Маньчжоу-Го и монархических организациях, поддерживавших Японию. Многие из них были и остались настоящими патриотами своей Родины. Об одном из них - наша сегодняшняя история.

Белый офицер Смирнов

Яков Яковлевич Смирнов - типичный представитель русского офицерства: белая кость, голубая кровь - это про него. Сделал блестящую военную карьеру: в 1916 году (в 26 лет!) окончил академию Генштаба в звании полковника. До этого успел повоевать на полях первой мировой, дважды был ранен. После революции остался на стороне белых: подавлял революционное восстание в Петрограде, впоследствии принимал участие в попытке выбить революционные войска из города.

Затем судьба забросила его на Дальний Восток. В августе 1918-го его призвали в армию адмирала Колчака на должность начальника штаба стрелковой дивизии Никольск-Уссурийского. Несколькими месяцами спустя он стал начальником штаба Владивостокской крепости, а затем - генерал-квартирмейстером штаба Приамурского военного округа во Владивостоке. После того как в 1921 году белых выбили из города, возглавил гарнизон Никольск-Уссурийского. В 1922 году во главе кавалерийского полка Смирнов ушел в Маньчжурию.

Наверное, он бы так и остался до конца жизни неплохим коммерсантом (свыше десяти лет работал на американской мукомольной компании), если бы в 1931 году японцы не захватили Северо-Восточный Китай, а следующем году уже создали марионеточное государство Маньчжоу-Го. Ему, как и тысячам других эмигрантов, просто некуда было деваться: или помирать от голода, или идти служить японцам, тем более что американцы свои предприятия в Манчжурии свернули.

В 1935 году Яков Смирнов ненадолго оказался на посту секретаря бюро по делам российских эмигрантов и в том же году поступил на службу в военную японскую миссию (читай - разведку) в Харбине. Ввиду того что он был исключительно грамотным боевым офицером, японцы поручили ему руководство т.н. вторым отделом, который изучал СССР, его уклад, жизнь, отслеживал книги, прессу, указы правительства и прочая.

Не учли японские разведчики одного - русского менталитета. Чем больше Смирнов изучал жизнь СССР, тем больше понимал, что Россия, хотя теперь и красная, но - Родина. А японцы, как ни крути, - враги. Да, он любил свою Родину, старался ей хоть чем-то помочь и не терял надежды вернуться.

Несомненно, все эти годы японская контрразведка следила и за Смирновым, и за другими эмигрантами очень внимательно - мало ли чего можно ждать от инородцев. Нападение Германии на СССР в 1941 году возмутило Смирнова до глубины души - он помнил первую мировую, боль и горечь потерь и поэтому даже не скрывал и в речах, и в официальных отчетах своих настроений. Японцам он говорил открыто: Германия не сможет победить Россию! А Россия, как оказалось, уже тщательно за ним наблюдала...

Кузнецов и другие

Просоветские настроения Смирнова не были секретом и для органов госбезопасности СССР. И в декабре 1941 года Якову Яковлевичу открыто предложили стать секретным сотрудником советской разведки. Вербовку Смирнова провел кадровый разведчик Иван Кузнецов. С 1941-го по 1943-й (пока Кузнецова не перевели на другое место службы) Смирнов поставлял ему всю информацию, которая была ему доступна в японской военной миссии. А в 1943-м и по зову совести, и по совету Кузнецова перевелся на должность командира Первого отдельного русского кавалерийского отряда. Здесь было меньше закрытой информации, но во время войны ценится любое сообщение, особенно сделанное кадровым военным.

Командуя отрядом, Смирнов очень умело ничего не делал для Квантунской армии - японцы не получали от отряда никакой выгоды, что опять же ценно в войне. Под конец войны японцы перевели Смирнова обучать один из диверсионно-разведывательных отрядов "Асано". Не здесь ли кроется секрет успешной борьбы нашей разведки с японскими диверсантами? А после того как 16-17 августа 1945 года японская армия капитулировала, Смирнов и другие белоэмигранты добровольно охраняли важные железнодорожные мосты через реку Сунгари. По этим мостам части Красной Армии прошли без задержек и потерь. Имущество русских частей Смирнов сдал советским войскам буквально под расписку.

Благодарная родина

А дальше началось страшное: Яков Смирнов был арестован сотрудниками СМЕРШ Амурской военной флотилии. Несмотря на то что он выдал все секретные документы отряда "Асано" и рассказал о своем активном сотрудничестве с НКВД, его этапировали в Хабаровск. Военная прокуратура предъявила ему обвинение по ст. 58. В 1946 году Смирнова осудили на 15 лет исправительно-трудовых лагерей в Красноярском крае. Военные прокуроры говорили ему прямо: "Ваша помощь СССР нас не интересует. Нас интересуют ваши преступления против Советской власти!" И пришлось генштабисту Смирнову осваивать профессию выбраковщика древесины в ИТЛ. Ему, правда, даже скостили несколько лет. В итоге он просидел десять. Брежнев в середине 1960-х отказался реабилитировать Смирнова. Полностью его оправдали только в 1989 году...

Александр Огневский

Поделиться:

Наверх