65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 1 м/c
21 июня
Понедельник

Общество

Триллер для шахтерского бухгалтера

Метельным ноябрьским днем оперуполномоченный вызвал их и, потупив взгляд, передал небольшой холщовый мешочек: "Вот, - сказал, - останки..." Не приведи, Господь, пережить такое: после двух месяцев мучительных поисков сына - здорового, красивого 22-летнего парня - получить горсть пепла вперемешку с обугленными костями. И за что? Любовь Ивановна ответила просто: "Пусть этот случай станет уроком для всех бухгалтеров - не стоит спасать деньги своего предприятия, если это угрожает жизни ваших детей..."

Служебный долг

О том, что в 1997 году на Смоляниновском разрезе шахты им. Артема совершались хищения, возможно, узнали бы еще не скоро, но помог случай. Шкотовский хлебозавод, (х/з), спаситель, - один из немногих, кто расплачивался за уголь наличкой. Но с середины весны 97-го хлебопеки куда-то запропали. Любовь Пичугина, главный бухгалтер шахтоуправления, постепенно заподозрила неладное.

Проведенная ею в начале сентября на хлебозаводе встречная проверка показала, что заводские документы по поставкам угля за четыре месяца оказались фальшивыми. Вместо обычного штампа "оплачено" на счетах стояла поддельная круглая печать. Судя по документам, кражи происходили именно на шахте: начиная с апреля 3-4 раза в месяц уголь со Смоляниновского разреза привозили на х/з, но деньги в шахтоуправление не поступали.

Пичугина составила акт, написала докладные на имя директора шахты Савченко и гендиректора "Приморскугля" Васяновича и позвонила главбуху объединения, которая на следующий же день прислала ревизию. 20 сентября 1997 года ревизоры передали документы в Шкотовскую милицию. Началось следствие. Закончилось оно только недавно, но дело еще даже не передано в суд. Как бы там ни было, главбух Пичугина свой служебный долг выполнила.

Организатор краж, встревоженный проверками, сразу же повстречался с руководством шахты, попытался устроить поджог бухгалтерии хлебозавода, чтобы уничтожить документы. Но остановить набирающий обороты маховик ему не удалось. И тогда возникла идея надавить на главного "виновника" шума - Любовь Пичугину, хотя от нее к тому времени уже мало что зависело.

Банда

Евгений Пресняков, основатель преступной группы - личность неординарная и типичная для нашего времени одновременно. 44-летний капитан запаса, со знанием языков, оказавшись в отставке, столкнулся с естественными финансовыми трудностями. Выход подсказал сосед - бывший директор шахты Владимир Чикиндин, он же познакомил Преснякова с мастером по погрузке со Смоляниновского разреза Михаилом Касимовым и директором хлебозавода Владимиром Павлюковичем. Организовать вывоз угля по подложным документам особого труда не составило, и дела пошли в гору, пока в них не вмешалась главбух шахты. Смириться с этим Пресняков, конечно, не мог.

Ближе всех к нему был 38-летний Владимир Кудленок (инвалид на почве клещевого энцефалита) по кличке Студент. Он выполнял роль адъютанта-охранника. Психологически крайне неустойчивая личность, патологически жесток - даже по мнению близких к криминалу людей. Ходили слухи, что за его спиной 14 трупов. Был вооружен до зубов: хранил ружье, обрез, пистолет, штык-нож.

Кудленок "подтянул" к делу 25-летнего Дмитрия Шелегеду, ранее судимого за хранение оружия. В качестве вознаграждения за грязную работу Пресняков пообещал Шелегеде через руководство шахты решить квартирный вопрос. Двоих других, 28-летнего Андрея Еремича и 25-летнего Азамата Газизова, Пресняков вовлек в банду, использовав их сложные жизненные ситуации. На суде Еремич объяснил свое участие в банде кратко, но емко: "Я не мог ему отказать..."

Казнь и карма

Собрав таких "безотказных" людей, Пресняков назвал имя своего врага - Любовь Пичугина. Разработали план: похитить старшего сына Игоря, чтобы оказать давление на мать. План изначально предполагал убийство.

28 сентября Игоря обманом увезли из Штыково в Артем, по дороге обильно поили, подсыпав в водку димедрол. В почти бессознательном состоянии его затащили в дом Кудленка и начали пытать, требуя рассказать все, что известно о ревизии на шахте. Но и убедившись, что парень абсолютно ничего не знает, они не отступились.

Особо усердствовал Шелегеда (позже, на следствии, он искренне рассказывал, как много в свое время помогала мать Игоря его семье - жена работала на шахте, но объяснить свое зверство по отношению к ее сыну так и не смог): он избивал беспомощного парня кочергой и ногами, приставлял нож к шее, угрожая отрезать ухо. Он же начал убивать его, с остервенением нанося удары ножом в спину. Потом, дважды ударив Игоря в область сердца, Шелегеда решил, что цель достигнута...

Вскоре Шелегеда с Еремичем уехали, чтобы доложить Преснякову о выполнении задачи. Кудленок с Газизовым остались охранять, как они полагали, труп. Но Игорь был еще жив. Очнувшись, он поднял окровавленную голову и попросил попить и закурить. С перепугу Кудленок принес ему воды и даже дал сигарету, но потом в ответ на просьбу Игоря вызвать "скорую" разозлился: "Да ты спятил! Тебе давно пора умереть - карма у тебя такая. Труп сожжем, так что долго душа твоя на земле не задержится". И он добил жертву - на этот раз окончательно.

На следующий день убийцы, расчленив и сложив в рюкзаки тело, вывезли его в лес и сожгли. Позже идентифицировать останки Игоря Пичугина удалось по единственной сохранившейся фаланге пальца. Невыносимые подробности мучительной смерти сына стали известны родителям только на суде...

Отцовский долг

Родители сбились с ног в поисках Игоря. Выяснив, что уезжал он с Шелегедой, отец обратился в Артемовскую милицию с просьбой задержать его. Его задержали, но вскоре отпустили: "Нет оснований". Тем временем по шахте и поселку поползли непонятные слухи: мол, Игорь - наркоман и похитили его за долги. Александр Пичугин: "Сердце подсказывало, что это подлая ложь. Сыновья были постоянно у нас на виду, наркотиков, голову отдам, не было!" По словам старшего следователя краевой прокуратуры Ольги Пьянковой, следствие тоже не подтвердило этих злых сплетен...

Александр Николаевич с горя запил. Однажды, сидя в шашлычной, услышал чей-то совет - пойти к Александру Андрианову, одному из артемовских авторитетов. Вышел на него Пичугин быстро. Андрианов отнесся к его беде с пониманием. "Это дело рук Студента", - сказал с ходу. Пообещал помочь, но денег не взял: "У меня с ним свои счеты, попутно и с твоей проблемой разберусь". Как понял Пичугин, группировка Андрианова подозревала Кудленка-Студента в убийстве кого-то из своих людей. Тем же вечером они привезли Шелегеду. Он отчаянно отпирался, но андриановцы своими методами вытянули из него правду. Через пару дней Андрианов собственноручно доставил Шелегеду с письменным признанием в милицию...

Расплата

Кудленок, устав бояться всех - и милицию, и братков, 15 ноября сдался сам. После его ареста в течение нескольких дней задержали всю банду, и дело передали в отдел по расследованию убийств и бандитизма краевой прокуратуры. Кудленок сразу после ареста рассказал все и показал на следственных экспериментах, как это было - и в доме, и в лесу.

На расследование ушел год, все затягивалось в основном из-за многочисленных сложнейших экспертиз. Следователь Ольга Пьянкова: "Трудности были с Кудленком - он требовал к себе, как к инвалиду, особого отношения. Стационарная психиатрическая экспертиза в Уссурийске признала его невменяемым и определила лечение в больнице... общего типа (как на Шепеткова)". Следователю это показалось подозрительным, и при повторной проверке эксперты-психологи однозначно охарактеризовали Кудленка как крайне лживого типа и, конечно, как абсолютно вменяемого.

16 марта 1999 года шесть томов уголовного дела начал изучать суд, закончившийся 19 апреля. Приговор был суров. Закончив оглашение, судья с заседателями немедленно покинули зал. В спину им из клетки с осужденными полетели маты и оскорбления. "Да пошли вы...!" - в истерике орал главарь банды, Пресняков, потрясенный простым математическим расчетом: 24 года заключения, назначенных ему, закончатся, когда он будет 70-летним стариком. Кудленок получил 25 лет, Шелегеда - 22 года, Газизов - 16 лет, Еремич - 15. Строгий режим, с конфискацией имущества - всем.

Татьяна Ощепкова

Поделиться:

Наверх