57,17 ↓ 100 JPY
89,95 ↓ 10 CNY
62,39 ↓ USD
52,98 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-11° ветер 5 м/c
EN
30 января
Четверг

Общество

"Я хочу, чтобы его посадили в тюрьму..."

То, что случилось в семье Балашовых (фамилия изменена) вечером в воскресенье, стало очередной и последней, по мнению старшей дочери, Светланы, каплей в чаше ее терпения. Отец опять был пьян и требовал у матери денег на пиво. "Не давай ему денег", - сказала Света. "Он зацепился за слово "ему", - рассказывает она. - Заорал: "Ему? Ах, ему! Кто я тебе, отец или оно?!" Бить начал с ходу. Врезал по лицу, я упала, а он схватил за волосы и давай мутузить. Кулаками бил, ногами, так в спину пнул, что я чуть не задохнулась..."

Предварительный диагноз, поставленный Светлане Балашовой в отделении нейрохирургии: "Сотрясение головного мозга, ушиб грудной клетки, подозрение на перелом носа". Плюс многочисленные синяки и ссадины. По судебно-медицинской терминологии - легкий вред здоровью. Но если подтвердится перелом носа, это уже будут телесные повреждения средней тяжести и совсем другой разговор...

Спасла Свету мать, оттащив разъяренного отца буквально за шкирку. Она же позвонила по "02". Милиционеры медлить не стали: девочку отвезли в травмпункт, затем в "тысячекойку", а буйного папашу - в вытрезвитель. Маме, как обычно, предложили написать заявление. Она, как обычно, согласилась.

Я встретилась с родителями раньше, чем со Светланой. Разговорились не сразу - это, считают, их семейное дело. Потом мама смягчилась: да, последствия тяжелые, и она понимает, что случившееся - не только их "достояние" и должно стать уроком для других тоже. Оба не отрицали ничего, но объясняли по-своему.

Валерий Балашов, отец: "Да, я ударил дочь один раз, потому что она проявила неуважение ко мне. Что это за слово - "ему"? Как будто я тут никто...

Наталья Балашова, мать: "Отец Свету очень любит. А она повзрослела, и ему кажется, что отдаляется от него, становится непослушной. Он ее ревнует, по-отечески, ко всем, даже ко мне, потому они и ссорятся часто..."

Еще один ужас родительской любви? Наверное, мама с папой все-таки лукавили (особенно в том, что никогда раньше руки на дочь никто не поднимал). На взгляд самой девочки, все гораздо проще: у отца "едет крыша", потому что он пьет.

Светлана Балашова: "Это тянется давно - пьянство, ругань, избиения. Он может недолго продержаться, но потом снова уходит в запой, звереет. Мы много раз вызывали нарколога, его откачивали с помощью капельницы. Зимой 97-го мы с мамой и братом уходили от него. Он бегал за нами, просил прощения, клялся, что закодируется. Мы тогда поверили ему, вернулись, но через полгода он опять сорвался. Однажды так напился, что всех нас страшно избил. Я устала от него..."

За время нашего разговора Света старательно избегала слов "папа" или "отец". Ей кажется, что она уже никогда не сможет простить его. Почти год Света ощущает себя вполне взрослым и достойным уважения человеком - она работает продавцом рядом с мамой, зарабатывает на себя и часть отдает в семью. В отличие от отца, который денег не приносит, "только с нас все сосет". Ей жалко младшего брата, который боится отца, "как кролик удава". Ей жалко маму, которая не может ничего сделать, потому что отцу все сходит с рук. Теперь у Светы есть свой план: пусть его посадят, тогда они смогут поменять квартиру, чтобы он их больше не нашел. "Может быть, тюрьма его и не излечит, но я с ним больше жить не хочу..."

Александр Шихельман, начальник службы участковых Советского РУВД: "Мы можем принять меры, когда этого хотят потерпевшие. Если мама пойдет до конца, мы готовы привлечь его, в зависимости от квалификации телесных повреждений у девочки, по 115-й или 116-й статье УК. Но если они простят его опять, как делали уже не раз, милиция бессильна. И я не удивлюсь, если мама изменит показания. Пока же мы собираем материалы и передаем их в прокуратуру..."

Света Балашова уверена, что мама будет бороться за нее, а не за отца. Валерий Балашов уверен, что ничего страшного он не совершил. Наталья Балашова уверена, что ему "пропишут какой-нибудь штраф". А я уверена, что ничего в этой семье не изменится, пока двое взрослых и вполне разумных людей не осознают, что ТЕРЯЮТ СВОИХ ДЕТЕЙ. Любимых, как они горячо меня заверяли. Андрею, брату Светланы, уже 13, и он тоже хочет, чтобы его уважали.

Татьяна Ощепкова

Поделиться:

Наверх