65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 5 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Смертники

Трое бойцов-пограничников решили, что жизнь не имеет смысла, а уйти из неё нужно красиво - грабя и убивая всех на своём пути

Путь к славе

Эта трагедия произошла в 1997 году на небольшой заставе в поселке Преображение. Там и личного состава-то было немного - человек 50 солдат, все друг друга знают, все друг у друга на виду. И, конечно, вся застава видела, как великолепно спелись три бойца: Милюков, Меренцов и Казанцев. Ладно бы просто спелись - мало ли кто с кем дружит, не докладывать же об этом командирам. Но тут был особый случай.

Эти трое, не таясь других сослуживцев, часто и на полном серьезе вели странные разговоры: мол, идти после армии некуда, жизнь не удалась, поэтому неплохо бы захватить оружие, расстрелять прапорщиков, заехать в школу за девочками, грабануть по пути киоски, пожить красиво дня три, а потом умереть. И тем самым прогреметь на всю страну. Речь шла даже о том, чтобы захватить какое-нибудь судно. Правда, друзья так и не смогли решить, куда бежать, - в Китай, Корею или Японию. Обсуждали они и способ своего ухода в вечность: дескать, круче погибнуть не от чужой пули, а от своей - просто застрелиться. Так и рассуждали в открытую...

Были и другие разговоры. То, что потом вылилось в кровавую драму, зрело несколько месяцев. Например, многие бойцы не раз слышали, как Милюков говорил про то, что обязательно сочтется с прапорщиком Поповым. Тот с солдатами особо не церемонился: мог обозвать, поднять в разгар сна по тревоге. Однажды ударил Милюкова за то, что тот отказался стирать белье других бойцов... Ни сам Попов, ни остальные солдаты ни разу не придали значения тому, как злоба искажает лицо Милюкова. А он копил в себе ненависть и ждал главного дня. И этот день настал.

Назад ходу нет

В ночь на 13 марта они пили водку. Поутру Попов, подняв заставу по тревоге, обнаружил, что Милюков пьян. "Кто здесь еще пьян, выйти из строя!" Казанцев и Меренцов шагнули вперед. Если бы они остались в строю, возможно, инцидент был бы исчерпан. Но они решили: все, звоночек прозвенел...

Прапорщик отправил их сдавать оружие. Тут-то джинн и вырвался на волю: в оружейке все трое напали на дежурного, избили, забрали ключи, взяли пулемет и патроны. Меренцов первым делом пошел квитаться с Поповым - ворвался в канцелярию, где сидел прапорщик, и выпустил в него две очереди из автомата. Позже эксперты насчитали у убитого 18 огнестрельных ранений.

В это время другой прапорщик, Александр Ивахненко, не испугавшись наведенных на него стволов, старался образумить Казанцева и Милюкова: "Парни, одумайтесь. Сдайте оружие, и вам ничего не будет!" Вообще-то, в отличие от Попова, Ивахненко на заставе любили: балагур и хохмач, он был требовательным, но не зверствовал и относился к солдатам уважительно. Он и в тот момент не потерял самообладания и в своей обычной манере пытался удержать их от рокового шага. Они все понимали, но отступать было поздно: Меренцов уже открыл кровавый счет. Со словами "Нам нет ходу назад!" они начали стрелять.

На выстрелы сбежались другие бойцы. Кто-то попытался оказать помощь раненому прапорщику. "Отойдите, убью всех!" - орал Меренцов. Ивахненко умер от шока и кровопотери... Позже свидетели говорили: полупьяная троица явно находилась в состоянии психоза. Они довели себя до такой экзальтации, что, если бы и захотели, уже не смогли бы остановиться. Беспрерывно палили в пол, в потолок, угрожали, матерились, расстреляли радиостанцию и только тогда выскочили из здания...

Во всём виновата страна?

Им был нужен транспорт. Все трое вломились в квартиру начальника заставы Черных и, размахивая автоматами, потребовали у его жены ключи от машины. Но командир увез ключи с собой. План срывался, с досады они стали стрелять в потолок. Сын начальника, Дима, неплохо знал Меренцова, но его попытки объяснить, что отца нет и, значит, машину они не получат, привели к тому, что у "повстанцы" окончательно разъярились: вышли на крыльцо и расстреляли командирский "Марк-2". Уходя, Меренцов произнес две фразы, которые во многом объясняют то, что произошло дальше: "Мы смертники, нам терять нечего!" и "Я не хочу жить в этой стране и не хочу, чтобы мои дети в ней жили. Я же у матери отличником был!"

Дальше события развивались со скоростью дешевого боевика. Когда на территорию заставы приехала "скорая помощь" (ее вызвал кто-то из бойцов, чтобы помочь раненым), Меренцов крикнул: "А вот и заложники!" Все трое ломанулись к машине, стреляя на ходу в воздух. Возражать явно нетрезвым и перевозбужденным бойцам, угрожавшим им оружием, ни медики, ни водитель не рискнули. "Скорая" с заложниками выехала из части...

Дойти до конца

Далеко уехать не получилось: через пару сотен метров "скорая" врезалась в микроавтобус "Мицубиси Делика", но не сильно. Ему не повезло дважды: "повстанцы" вытолкали из "Делики" хозяина, пересадили туда заложников и рванули дальше. Но на въезде в поселок их уже ждал наряд милиции.

Когда микроавтобусу прострелили колеса, бандиты выскочили наружу и открыли по милиционерам шквальный огонь. Пользуясь возникшим замешательством, женщина-врач убежала. Она слышала, как Меренцов сказал: "Надо же, как глупо. Даже перекурить не успели..." Прикрываясь заложником, они попытались остановить ехавший мимо "Форд Лазер". Водитель "Лазера" решил рискнуть и нажал на газ. В следующую секунду в затылок его пассажира попала пуля...

Перестрелка продолжалась. После меткого выстрела одного из милиционеров из ПМ Казанцев начал оседать: пуля пробила ему спину. Это наступил тот финал, к которому они стремились: трудно сказать, какие чувства испытывал раненый Казанцев, но он сумел приставить ствол к подбородку и нажать на курок. Меренцов застрелился следом - приставив ствол к груди. Но Милюкову мужества пойти до конца не хватило. Сначала он грозился всех кончить, в отчаянии размахивал пулеметом, но, так и не сумев привести его в действие, пошел смотреть, правда ли мертвы подельники. А убедившись в этом, сдался.

Расплата

В ту ночь на юге Приморья выпал полуметровый слой снега. Когда утром 13 марта во Владивосток пришла весть о ЧП, следователю военной прокуратуры погранокруга Олегу Макаренко пришлось добираться до места происшествия на армейском "Урале". На Лазовском перевале грузовик попал в колею, накренился и едва не перевернулся. Кроме Макаренко, в ближайшие четверо суток добраться до Преображения не смог никто. Без сна и отдыха, проводя по десять допросов в день, он пытался восстановить всю картину случившегося.

Милюков сразу пошел в отказ: мол, находился под сильным влиянием Казанцева, да и Меренцов оказывал на него психологическое давление, бежать его вынудили, и он ни в кого не стрелял. Перелом в поведении последнего "повстанца" произошел на одном из следственных экспериментов - устанавливали, кто же стрелял в Ивахненко. Шестеро экспертов (криминалист, баллист, медик и др.) корректировали эту работу. "Я стоял здесь и стрелял вот так", - говорил Милюков. "Нет, - возражал экспертов, - пули входили в тело под другим углом". И так несколько раз. После очередного уточнения Милюков вдруг повалился на колени со страшным криком: "Да! Это я его убил! Я! Я! Я!" Это неожиданное покаяние шокировало всех: ни следователи, ни адвокаты, ни эксперты не ожидали такого финала...

Прокуратура сумела доказать, что Милюков не был в психологической зависимости ни от кого из своих подельников - он делал все добровольно и осмысленно. Однако ни его признание, ни неоспоримые доказательства, ни осиротевшие двое детей Ивахненко и трое - Попова не лишили наших судей свойственного им гуманизма. Обвиненного по восьми статьям УК (убийство, захват заложников, дезертирство, сопротивление властям, незаконное приобретение оружия и т.п.) Милюкова военный суд ТОФ приговорил к 12 годам строгого режима.

По всему - это был очень мягкий приговор. Больший стресс, наверное, пережили высокопоставленные офицеры погранокруга, снятые после этого ЧП со своих постов...

Самые громкие ЧП в погранвойсках за последние годы

1. 1993-й, Южно-Курильский погранотряд. Старослужащие третировали рядового Богдашина и младшего сержанта Белькова. В отместку те, украв несколько автоматов, расстреляли спавших в казарме сослуживцев - шестеро погибли, трое были ранены. Обстреляли посланный за ними вдогонку вертолет МИ-8, он загорелся и упал. Были ранены еще шестеро военнослужащих. Обоих "повстанцев" приговорили к смертной казни.

2. 1995-й, Посьетский погранотряд, застава Попова. В число срочников туда попал ранее судимый парень, который стал угнетать сослуживца Бугакова. Называл его "стукачом", принудил отделиться от коллектива и даже есть отдельно. Из мести Бугаков расстрелял шесть человек, включая обидчика. Был казнен по приговору военного суда.

3. 1995-й, Находкинский погранотряд. Рядового Хусаинова сослуживцы называли "тормозом", "лохом", "тупильником", "тупорылым". Под воздействием этих насмешек он стал впадать в психическое расстройство. Однажды имитировал нападение на заставу: вырубил сослуживца ударом приклада и выстрелил себе из автомата в живот. Обоих спасли. Впоследствии экспертиза обнаружила у Хусаинова "демонстративно-шантажное поведение" и "психопатию мозаичного круга". Он был признан невменяемым.

Александр Огневский

Поделиться:

Наверх