65,26 ↓ 100 JPY
11,22 ↑ 10 CNY
71,83 ↑ USD
64,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+19° ветер 5 м/c
16 июня
Среда

Общество

Миссия невыполнима

Чтобы разоблачить российских последователей японской экстремистской секты, серьёзно готовившихся к терактам, приморским чекистам потребовалось глубокое знание психологии

Когда в начале 2000 года в Управление ФСБ по Приморскому краю поступила оперативная информация о том, что группа россиян, членов секты "Аум Синрике", собирается с грузом оружия и взрывчатки переправиться в Японию, чтобы организовать там серию терактов, добиться освобождения основателя секты Секо Асахары из тюрьмы и на катере привезти его в Россию, это показалось бредом. Однако при отработке информации стало выясняться, что бред очень похож на правду. Наши аумовцы оказались предельно серьезными ребятами: они имели несколько квартир, солидные финансы, мощный арсенал и план местности в разных городах Страны восходящего солнца с указанием объектов для закладки бомб...

Мы помним, как всё начиналось

Явление японской тоталитарной секты "Аум Синрике" нашему народу произошло в 1992 году, когда на Русь-матушку хлынул мутный поток всевозможных "церквей". И к знакомым, и к диковинным религиям потянулись все социальные слои. Не осталась в стороне и молодежь. Она-то и оказалась наименее стойкой. В ситуации, когда на религиозном, как и на обычном, товарном, рынке действовали общие законы, в борьбе за души (и заодно кошельки) побеждал тот, кто умело работал с клиентом.

"Аум Синрике" вела свою деятельность с размахом: основатель секты гуру Секо Асахара и его помощники по часу в сутки вещали на всероссийской радиостанции "Маяк", активно работали с молодежью, бесплатно обучали японскому языку, не жалели денег на рекламу. Неудивительно, что морально не окрепший юноша, обдумывающий житье, гарантированно попадал в сети "Аум", где его любили, встречали с улыбкой и с нетерпением ждали следующей встречи. Одним из тех молодых людей, чью душу "Аум Синрике" получила в безвозмездное пользование, стал Дмитрий Сигачев.

Цепная реакция

Сигачев увлекся идеями "Аум" как раз в начале 1990-х, будучи еще подростком. Дело в том, что в то время он, как и другие члены его команды (это выяснилось позже), был озабочен поисками духовной опоры и достаточно созрел для того, чтобы порвать с прежним кругом общения, в том числе с семьей. "Аум" просто ускорил этот процесс. А буддийские практики, чтение спецлитературы и участие в семинарах закалили дух и тело будущего вождя аумовской бригады. Он нашел себя.

Впрочем, всех последующих свершений Сигачева могло и не быть. Но после знаменитой газовой атаки в токийском метро в 1996 году "Ауму" пришлось несладко: в Японии арестовали Асахару и его приближенных, некоторых вообще казнили. На секту начались гонения: в Америке и Европе ее экстренно запретили, в России, хоть и с опозданием, тоже разогнали филиалы. Стоит отметить, что, по данным ФСБ, у нас секта не успела особенно разрастись: аумовцы смогли зацепить лишь Москву, Московскую область и часть городов средней полосы. Но зацепили крепко: те, кого им удалось обработать, были настроены весьма решительно.

Миссия - освободитель

Решительных и, главное, скорых на расправу последователей Секо Асахары было много и в самой Японии. Например, одного из предателей они заживо сожгли в огромной СВЧ-печи. Однако после ареста гуру многие аумовцы, в том числе российские, словно потеряли смысл жизни. И тут возник Сигачев.

Он был весьма деятельным: собрал часть бывших сектантов и продолжил для них религиозные практики в Москве, создал сайт в интернете, организовывал конференции. А в 1999-м, как он сам позже скажет следователям Приморского УФСБ, к нему пришла простая и четкая мысль - освободить Асахару. По идее Сигачева, поскольку Асахара - гуру, то стоило его освободить, как все решилось бы само собой. И сама идея, и дальнейшие его действия содержали так много мистического и иррационального, что заставляли сомневаться в искренности Сигачева. По мнению следователя УФСБ Олега Анисимова, возглавлявшего следственную группу по этому делу, скорее всего, Сигачев рассчитывал, что освобождение Асахары поднимет в глазах адептов секты на немыслимую высоту его собственный авторитет.

Дерзкие и энергичные

Для своих 22 лет он действовал на редкость уверенно. Сначала завербовал надежных людей. В группу влились Александр Шевченко, электронщик от бога, и Борис Тупейко, физически крепкий, исполнительный парень, занимавшийся единоборствами. Что происходило дальше - просто фантастика. Сигачев, который в иерархии "Аум" имел статус самана (посвященного), занял у одного из аумовцев 12 тысяч долларов и приказал Тупейко приобрести оружие. Тот исполнил поручение с блеском: в разгар акции "Вихрь-Антитеррор" прямо на Лубянской площади (!) купил два пистолета ТТ, еще два - на рынке в Мытищах, а также автомат Калашникова, взрывчатку и другие боеприпасы. Шевченко в это время создал хитроумное устройство: сотовый телефон, который откуда угодно позволял привести в действие бомбу в любой точке мира. Позвонил, и все - взрыв.

Осенью 1999 года Сигачев начал переписываться по электронной почте с Синичиро Исией - одним из сподвижников Секо, оставшимся на воле. Синичиро так доверился русскому парню, что 2 октября в Вене передал ему на осуществление благой миссии 30 тысяч долларов, а через полтора месяца на Бали - 9 миллионов иен. На эти деньги было закуплено еще оружие. В это же время к сигачевцам присоединился Фарид Сайфутдинов, сыгравший позже для них роковую роль. Фарид, по сути, работал на другую ветвь "Аум", которая не участвовала в разработке плана по освобождению гуру, но активно интересовалась тем, как идет процесс.

К началу 2000 года в группу влились Алексей Юрчук и Дмитрий Воронов. Тогда же решили действовать поближе к Японии - из Владивостока. Приехав в город, сняли несколько квартир, обзавелись сотовыми телефонами. Оружие и взрывчатку перевезли из Москвы в боксерских мешках без проблем: дали взятку проводнику.

Во Владивостоке случился первый прокол: Шевченко, испугавшись чего-то, сбежал в Москву. А без него уже готовые бомбы нельзя было привести в действие. В спешке они начали искать новых минеров через владивостокские интернет-сайты и случайно попали в разработку краевых сыщиков. Им продали фальшивые дистанционные взрыватели, но задержать тогда группу не удалось по вине участковых, которые слишком халатно отнеслись к проверке указанных оперативниками квартир...

Всё у нас получится

Весной 2000-го Сигачев предельно активизировался: летал в Японию, выбирал места для закладки бомб, составлял текст террористического послания японскому руководству. Тупейко тем временем продолжал делать новые бомбы простейшего устройства: тротиловые шашки с часами. Казалось, никаких преград возникнуть не может...

Однако вскоре сдали нервы у Сайфутдинова, и он пошел в УФСБ. Его показания подтвердили уже имевшуюся информацию. 1 июля чекисты задержали Сигачева, Тупейко и Воронова, но Юрчуку удалось бежать. Сначала все трое были в полном отказе. Однако московский угрозыск прислал сообщение о том, что Сигачев и его группа причастны к разбою и убийству в 1999 году в Москве русской сотрудницы американской фирмы "Прайс Уотерхауз". Началась рутинная следственная работа, были найдены и изъяты арсеналы, допросы становились все более долгими. Первым пал Сигачев...

Чекистам удалось довести дело до суда. За создание вооруженной группы краевой суд отправил "освободителей" в колонию строгого режима: Сигачева - на восемь лет, Тупейко - на 6,5, Воронова - на 4,5 года. Шевченко получил 2,5 года условно. Юрчук признан невменяемым и помещен на лечение в стационар на Шепеткова, возможно, скоро он выйдет. Следователи Приморского УФСБ убеждены, что в колонии Сигачев и Тупейко, благодаря своей физической и моральной подготовке, чувствуют себя на зоне вполне уютно. И еще в одном они убеждены точно: у бригады самана могло получиться все задуманное...

Из чего сделаны фанатики

Когда эта информация стала достоянием общественности, у нас прежде всего возник вопрос: откуда, перефразируя Светлова, у парня японская грусть? Каких тараканов надо иметь в голове, чтобы броситься в столь отчаянную авантюру? По просьбе корр. "Н" следователи Приморского УФСБ, которые расследовали это дело, дали психологические характеристики членов группы.

Дмитрий Сигачев, 1977 года рождения. Самовлюбленный, способен влиять на определенную категорию людей. Всегда доминирует, добивается, как минимум, уважительного к себе отношения. Несомненно, ему помогли буддийские практики. Некоторые действия Сигачева можно назвать трюкачеством, но весьма эффективным. Так, например, уже находясь в СИЗО Владивостока, зимой 2000 года во время прогулок он садился с голым торсом в позе лотоса при уличной температуре и медитировал. Это впечатляло сокамерников настолько, что скоро Сигачев смог там проповедовать: рассказывал им, например, что, согласно буддийским канонам, убийство хотя бы насекомого лишает человека возможности выбраться из круга перерождений и, соответственно, стать буддой. Сокамерники верили и даже ловили руками мух и выбрасывали их в окно: чтобы Сигачев, не дай бог, нечаянно не пришиб насекомое и не потерял перспективу превратиться в будду. Следователей он называл "марами" - дьявольским началом, но заявлял, что мирится с этим злом. Будучи прижатым к стенке, первым начал давать показания. В СИЗО, переписываясь с соратниками (сотрудники УФСБ держали все под контролем), лаконично, но твердо убеждал остальных членов команды не упорствовать: "так надо", "это целесообразно". И они снова пошли за ним.

Борис Тупейко, 1973 года рождения. Рос без отца. Серьезный боевик. Интеллектуально развит хорошо, но ум некритический: если во что-то верит, идет до конца, ничего не подвергая сомнению. Из породы тех людей, для которых вопрос: "Зачем мы живем?" гораздо важнее вопроса "Что будем кушать?" Тупейко, как и Сигачев, весьма подвержен мистическим настроениям: на полном серьезе полагал, что достаточно вытащить Секо из тюрьмы, и все остальные проблемы решатся сами собой. Долго не верил, что Сигачев начал давать показания. По мнению психологов, не увлекись Тупейко идеями "Аум", из него получился бы хороший военный или мент.

Дмитрий Воронов, 1969 года рождения. С ним следователи намучались больше всего: по их словам, возникало такое ощущение, что простейшие вопросы до его сознания доходят словно сквозь пелену. Возник вопрос о его невменяемости, но экспертиза показала, что он вполне разумен. Единственное обнаруженное отклонение: он живет, говоря языком психологов, в постоянно возвращающейся мысли - то есть воспринимает все происходящее сквозь призму одной навязчивой идеи, в данном случае аумовской. Имеет плохую наследственность: известно, что его отец умер в психушке.

Алексей Юрчук, 19 года рождения. Один из троих детей, которых мать воспитывала одна. Она для Юрчука - святое.

Умудрился и ее привлечь к своей деятельности, она тоже состояла в "Аум". Когда сотрудники ФСБ заявились к ним с обыском, мать села в позу лотоса и начала медитировать. Судя по ее реакциям, она и вправду не совсем понимала, кто эти люди и чего они хотят.

Александр Огневский

Поделиться:

Наверх