65,24 ↓ 100 JPY
11,17 ↓ 10 CNY
72,33 ↓ USD
63,86 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 2 м/c
25 июня
Пятница

Общество

Дело на глиняных ногах

По утверждению адвокатов Пасько, спецслужбы при сборе доказательства его вины допустили около 30 нарушений законов

Всем известен один из незыблемых принципов права: незнание законов не освобождает от ответственности. Как же тогда относиться к несоблюдению законов людьми, для которых их знание является обязательным профессиональным требованием? Одно из двух: нарушая законы, они либо все-таки не знают их, либо просто не боятся никакой ответственности...

В понедельник, после месячного перерыва, возобновился процесс по делу Григория Пасько. Однако защита все это время не отдыхала - суду было представлено четыре письменных заявления, которые приобщены к материалам дела. Причем прокурор, как пояснили "Н" адвокаты, не возражал, что весьма важно: половина заявлений связана с обнаруженными защитой многочисленными нарушениями законности, допущенными органами УФСБ по ТОФ при расследовании уголовного дела Пасько.

В одном, в частности, говорится о факте фальсификации экспертизы документа, которую должны были сделать офицеры штаба ТОФ. Однако, выступая в качестве свидетелей, они показали в суде, что всего лишь подписали экспертное заключение, подготовленное сотрудниками УФСБ. При этом один из офицеров добавил к своей подписи особое мнение - о несогласии с выводами экспертизы. Второе заявление, которое так и называется "О нарушениях законности...", достаточно обширное, поэтому прокомментировать его мы попросили адвоката Анатолия Пышкина:

- На нарушения уголовно-процессуального законодательства при расследовании дела Григория Пасько защита и ранее обращала внимание суда в своих письменных заявлениях. Например, на то, что были нарушены требования закона при проведении обыска в квартире Пасько и осмотра документов, изъятых во время него, при создании следственной группы, при выполнении отдельных следственных действий ненадлежащими лицами. Кроме того, органы следствия скрыли от суда документы, свидетельствующие о невиновности Пасько. Теперь все выявленные нами нарушения законности - всего около 30 - обобщены и представлены суду в виде единого документа. Причем на многие из них мы указывали в своих жалобах прокурору флота и генпрокурору в ходе расследования, однако отовсюду получали ответы, что следствие проводится в строгом соответствии с законом.

Что это за "соответствие", судите сами. Например, вынося постановление о возбуждении уголовного дела, следователь привел такие основания: у Пасько, вылетавшего в Японию, при таможенном досмотре были изъяты документы, содержащие гостайну, и согласно оперативным материалам, за эти документы он должен был получить вознаграждение от японского журналиста.

Однако, как видно из материалов дела, среди изъятых документов не было ни одного секретного. А в деле оперативной проверки не было никаких данных о том, что Пасько должен был получить за них еще и вознаграждение. Таким образом, у следователя не было законных оснований для возбуждения уголовного дела, и постановление вынесено незаконно. В связи с этим все последующие следственные действия тоже не могут быть признаны законными. Вывод один: органы ФСБ не только возбудили уголовное дело в отношении Пасько с нарушением закона, но и незаконно содержали его 20 месяцев под стражей. Начав работу таким образом, следствие и в дальнейшем неоднократно отступало от требований законодательства. Пересказывать все не хватит места - наше заявление занимает 20 листов. Перечислю некоторые, самые показательные факты.

Например, из имеющихся в деле выписок из сводок телефонных переговоров невозможно установить, кто, когда, откуда и куда звонил, какой телефон прослушивался, а также то, что участником этих разговоров был Пасько. Прослушивание продолжалось иногда в течение нескольких дней непрерывно, а в сводках приведены переговоры, состоящие всего лишь из нескольких строчек. Из них невозможно понять, что записано - один диалог или монтаж из нескольких. Вызывает сомнение и достоверность этих записей: в протоколе указано, что выписки из сводок прилагаются на 44 листах, а приложено 53. Проверить, что записано на "лишних" 9 листах, невозможно - кассеты с записями отсутствуют.

Не соблюдались требования закона и в других случаях. Составляя важный протокол, следователь часть данных внес в него позже. Выемка секретных документов производилась без санкции прокурора и без понятых. Понятыми привлекались военнослужащие, проходившие срочную службу в УФСБ по ТОФ, поэтому их нельзя признать независимыми от офицеров ФСБ, расследовавших дело. Переводчиком выступал сотрудник ФСБ, хотя от переводчика закон требует незаинтересованности в исходе дела. В случаях, когда были необходимы специальные познания и исследования, следователь делал выводы без проведения экспертизы. Не раз нарушались процессуальные права участников дела: в разгар расследования предпринимались попытки не допустить к работе адвоката или допросить обвиняемого без него. Не соблюдались права обвиняемого и нарушался закон при проведении очных ставок. Допросы нескольких свидетелей следует расценивать как домогательство, что запрещено законом: они продолжались по 9-12 часов без перерыва и даже ночью...

Что же из всего этого следует? Закон отвечает ясно: если был нарушен установленный законодательством порядок собирания и закрепления доказательств, то они должны признаваться полученными с нарушением закона и, следовательно, не могут быть положены в основу обвинения. В своем заявлении мы просим суд исключить перечисленные факты из числа доказательств. Можно предположить, как отнесутся к этому сотрудники органов ФСБ: дело, на которое потрачено столько усилий, рухнет. Но ведь эту яму они выкопали сами...

Татьяна Ощепкова

Поделиться:

Наверх