65,55 ↑ 100 JPY
11,28 ↑ 10 CNY
72,50 ↑ USD
64,13 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 8 м/c
18 июня
Пятница

Общество

Учебная реформа

Меры по модернизации российской системы образования могут кого-то утешить, но вряд ли всерьез что-то изменят

Реформа образования оказалась небезразлична самым широким слоям населения и бурно обсуждается в течение последнего месяца. Формальным поводом явилось прошедшее 29 августа заседание Госсовета РФ, посвященное этой теме. Событие вдвойне значимое для страны, поскольку впервые за много лет власть обратила внимание на сферу образования.

С тем, что образовательную систему нужно менять, никто не спорит - ее современное состояние характеризуют хотя бы цифры, озвученные на Госсовете в докладе рабочей группы. Например, бюджетное финансирование школ выполняется на 25-40 процентов от расчетной нормативной потребности. А о том, что в школах за грошовое пособие работают только пенсионеры и фанатики, знают даже те, у кого нет детей-школьников.

Президент, начав свой доклад с оценки нашей системы образования как "лучшей в мире", похоже, сильно ей польстил: наше хваленое естественнонаучное и математическое образование, по утверждению экспертов, уже отстает от европейского и сравнялось по уровню с американским, об отставании которого перед выборами говорили и Гор, и Буш. Об уровне преподавания гуманитарных дисциплин в стране, где учебники истории переписываются с частотой смены поколений, даже и говорить неловко. К слову, демократия с выбором учебников доходит до абсурда: по стране насчитывается около тысячи учебников, рекомендованных и допущенных к использованию, а число учебников по одному предмету доходит до десятка - что, безусловно, выгодно для авторов и издательств и невыгодно для всех остальных.

Путевка в жизнь или музейный экспонат?

Что в принципе представляет собой современная российская школа, если отбросить всякие новомодные прибамбасы? Бисмарк в свое время сказал знаменитую фразу о том, что франко-германскую войну XIX века выиграл немецкий школьный учитель. Эта победа настолько впечатлила тогдашнюю русскую администрацию, что немецкая система образования, позволявшая государству успешно готовить кадры для своего бюрократического аппарата, была использована как образец для российской и до сих пор, в общем, изменилась мало. А сами классно-урочная схема и предметное построение учебных программ, до сих пор лежащие в основе нашей школы, были придуманы Яном Коменским лет 500 назад в средневековой Польше (с абсолютно другими задачами) и также во многом не отвечают современным требованиям. В результате ставшие привычными разрывы между школой и вузом, а затем между вузом и практикой, ликвидируются с большими затратами сил и средств.

Что, собственно, предлагается в школе изменить? Примечательно, что в ходе разработки слово "реформа" поменяли на "модернизацию" - то есть кардинально менять систему не будем, а попытаемся улучшить то, что есть. По крайней мере, честно. Усиленно рекламируемый переход на 12-летнее обучение, не подтвержденный никакими доводами, в реформе не обсуждается. По мнению многих педагогов, эта мера была бы выгодна только двум "минам" - Минобразу и Минобороны: первое могло бы растянуть непомерно раздутые учебные программы еще на год и занять учителей, которым из-за демографического спада грозит безработица, а второе получило бы возможность ставить рекрутов призывного возраста под ружье прямо на выходе с выпускного бала - пока не разбежались по военным кафедрам.

Помимо этой совершенно бредовой и заслуженно отвергнутой идеи, основные моменты "модернизации" таковы. Предполагаются повышение статуса учителя (включая отсрочку от службы в армии), увеличение доли бюджетных расходов на образование с 3 до 4,5 процента ВВП, снижение роли Министерства образования в работе образовательной системы и выплата зарплаты учителям не муниципалиями, а регионом. Финансирование заработной платы, закупка оборудования будут возложены на региональный уровень, а ремонт и обеспечение школы теплом, светом и другими благами цивилизации - на муниципалитеты. Согласно проекту бюджета-2002, расходы на сферу образования будут увеличены на 57 процентов по сравнению с прошлым годом, что позволит увеличить учительскую зарплату раза в два. И, пожалуй, самое важное: государство решило вернуть школу себе. Ему нужны кадры, образованные чиновники и грамотные службисты, значит, следует вмешаться в образовательные процессы. Государство будет учредителем школы, и оно же (в лице регионов) будет платить учителям зарплату. В идеале, конечно, федеральному центру логичнее было бы взять на себя финансовую ответственность за народное образование, но, видимо, президент не решился рискнуть.

Компетентное мнение

Константин Межонов, начальник управления народного образования края:

- Ежемесячные отчисления муниципальных образований для школ, садов и т.д. должны составлять не менее 40 процентов от доходной части горбюджетов, а на деле во многих районах 8-20 процентов. В Приморье более 1,5 тысячи учебных заведений, и все нужно вывести на уровень субъектов федерации. Предстоит многое переоформить, переподчинить управление, ведь если учреждения будут государственными, то управление не должно остаться муниципальным. Думаю, где-то с 1 января 2002 года начнутся изменения, а за месяц до этого произойдет увеличение зарплаты бюджетникам в среднем в 2 раза, в том числе и в сфере образования. Думаю, это позволит ликвидировать дефицит кадров в школах Приморья - им не хватает 800 учителей. Не только преподавателей иностранных языков, информатики, но и начальных классов, математики, физики.

Решит ли модернизация актуальные проблемы школы?

Елена Новикова, директор НОУ "Азиатско-Тихоокеанская школа":

- Хотя факт реформирования сам по себе - явление отрадное, в ходе реформы власть намерена решать актуальные вопросы сегодняшнего дня. В будущее же никто не заглядывает, идеальная система образования для будущего пока никем не рисуется и не строится. Налицо ситуация, когда краткосрочные цели идут вразрез с долгосрочными. Мы должны в системе образования перейти от обучения к образованию, а то, что есть сейчас, - это чистой воды обучение, то есть простая передача каких-то знаний. Образование в принципе шире. Оно предполагает работу с образом самого себя, целеполагание, мотивацию своей деятельности, коммуникативные навыки. Нужно закладывать работу с теми или иными ценностями, осознавать, что актуальным в России будет завтра, и быть к этому готовым. Например, в России развитие всегда идет через кризис, а человек к этому не готов. Нужно менять систему подготовки самих педагогов, а об этом даже не говорится. Нужна диверсификация оплаты труда в школе: классное руководство должно оплачиваться иначе, чем труд предметника - это педагог-менеджер, который может управлять классом, коллективом, это совершенно другая деятельность, и она стоит других денег. И то, что Дарькин сказал о необходимости менеджмента в образовании, совершенно правильно. Сейчас никакого менеджмента в образовании нет, а его надо строить. Менеджмент предполагает работу с разными ресурсами, в том числе финансовое планирование, а у нас даже негосударственные школы не имеют бюджета.

Главное - деньги

Для любых изменений нужны ресурсы, и не в последнюю очередь - финансовые. Государство согласилось потратить еще немного бюджета на образование, которое традиционно считается затратной сферой, и это воспринимается как мера вынужденная - что поделать, инвестиции в наше будущее. Однако так ли уж бедна эта сфера? Те, кто зарабатывает деньги на преподавании, знают, что деньги там есть, и немалые. Но не в школе, а в сфере образования в целом. Репетиторство, взятки, различные поборы со школьников и студентов давно стали частью образовательной системы и в масштабах страны оцениваются сотнями миллионов долларов. А это ни что иное, как средства, которые вкладываются гражданами в разные превращенные формы образовательных услуг. Проблему легализации теневого оборота "школьных" денег и ликвидации скрытой системы вступительных взяток под видом репетиторства разработчики модернизации намерены решить за счет введения Единого государственного экзамена (ЕГЭ), сдаваемого выпускниками в обезличенной форме тестов, также вызывающего массу возражений.

Но принцип расходования бюджетных денег, к сожалению, не изменится: власть будет ликвидировать нехватку школьных средств, направляя деньги органам управления образованием. Худшего варианта бездарно истратить деньги и придумать нельзя: ведомственные чиновники будут тратить школьные деньги по-прежнему неэффективно, и бюджетные миллиарды, скорее всего, опять исчезнут бесследно, не дав нужного результата.

Разумный механизм финансирования - "деньги следуют за учеником", когда финансы крепятся не за школами, а персонально за каждым ребенком, в модернизации не предусмотрен, а жаль, поскольку это создало бы настоящий рыночный механизм конкуренции. И, раз уж речь идет о деньгах, приведем некоторые данные о местном рынке образовательных услуг.

По итогам проведенного в прошлом году исследования, только во Владивостоке, по самой грубой оценке, средний класс вкладывает в образование около трех миллионов долларов ежемесячно. Имеются в виду как прямые вклады в образование (оплата репетиторских услуг, студий, секций, занятий в школах, образовательные поездки за рубеж и т.п.), так и вклады в сопутствующие рынки (компьютеры, книги, компакт-диски и т.п.). При этом средний класс готов платить еще столько же (разница между предполагаемыми и фактическими инвестициями): деньги, предназначенные для образования, есть, но нет предложения, некому их отдать. Вот так.

Таким образом, очередная реформаторская инициатива власти превратится, скорее всего, в легкий косметический ремонт изрядно обветшавшего здания постсоветской школы. Отказавшись даже от "реформы" - то есть попытки изменения формы - власть тем более не решилась затронуть куда более сложные вопросы содержания, ограничившись мерами по переводу учительских масс из категории "неимущих" в категорию "бедных" - вполне возможно, впрочем, что их работа больше и не стоит.

Поэтому легко спрогнозировать ситуацию, когда через каких-нибудь пять-десять лет государству вновь придется искать пути решения тех же проблем, но уже в более запущенном виде. Беда в том, что поколению, выученному в недореформированной школе, будет все сложнее адаптироваться к жизни в стремительно меняющейся картине мира, отставание от которого мы пока даже не начали преодолевать. У нашей страны может не оказаться этих пяти-десяти лет, а принцип "догоняющего развития", как показывает практика, не более чем мифологема - даже Ахиллес не догонит черепаху. Все просто: для успешного выживания в современном мире стране и государству нужна современная школа - а то, что мы имеем и будем усилиями Минобраза иметь в ближайшие годы, нам не поможет. Если, конечно, власть опять не спохватится.

Лев Коломыц, Татьяна Суворова

Поделиться:

Наверх