65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 1 м/c
13 июня
Воскресенье

Общество

Право бесправного

Комитет арестантских жен обвиняет правоохранительную систему в тотальном нарушении прав человека и учит ее жертв защищаться

Больной туберкулезом безработный получает пять лет лишения свободы за две украденные тушки уток и на этот срок 11-летний ребенок остается сиротой. Отец четверых маленьких детей проводит 13 месяцев в СИЗО за недоказанное преступление - суд трижды потребовал дополнительного расследования. Двое бывших военных, награжденных за боевые заслуги, обвиняются в терроризме, но после 14 месяцев в СИЗО получают условный срок, потому что реальных доказательств их вины нет... Подобных сюжетов, от которых за версту несет правовым произволом и полицейским бездушием, в современной истории российских правоохранительных органов наберется не одна тысяча. Это Система.

Они практически исчезли из поля зрения журналистов, а значит, общества. Они не устраивают громких скандалов, не участвуют в политике, не проводят масштабных акций. Может, и нет их уже вовсе? Все оказалось проще: они по-прежнему бьются, защищая самую маленькую и самую главную ценность большого государства - человека. А если в этой борьбе много шуметь, быстро кончатся силы. Их и так не очень-то много...

Владивостокская городская правозащитная общественная организация "Комитет арестантских жен" действует уже больше года. Хотя даже на годовщину создания, 15 мая, в прессе не "обозначились" - не до праздников. По словам активистов, даже если бы они захотели, прекратить существование комитет не может - люди пишут, зовут на помощь, идут сами. Некоторые остаются, предварительно сделав великое открытие: оказывается, в российском законодательстве прописана туча наших гражданских прав. Нужно только уметь их отстаивать. Потом приходит понимание главного: заставить представителей государства соблюдать наши права и законы можно лишь сообща. Общественность - в самом деле великая сила, в этом они тоже убеждаются.

За год к четырем учредителям комитета, возглавляет который Нина Морева, жена осужденного в прошлом году начальника РТУ ТОФ, присоединились 11 человек - родственников приговоренных или потенциальных "уголовников", свято верящих в их невиновность и готовых драться за это, и самих подследственных, которых усилиями членов организации удалось вытащить "оттуда". Именно так пришли в комитет бывшие милиционеры Сергей Попов и Вадим Воробьев (их трагическая история настолько показательна, что заслуживает отдельного рассказа). Но все же костяк комитета - настоящие арестантские жены.

Чисто конкретный пример

25 августа, после 13-месячного заключения в СИЗО, вернулся к семье 36-летний Валерий Дударев. Он все еще подследственный, но и изменение меры пресечения, которой удалось добиться с помощью комитета, его жена Елена считает маленькой победой.

Ирина Аджидерская, адвокат, одна из основателей комитета:

"Случившееся с семьей Дударевых - пример правового беспредела. Валерий, отец четверых малолетних детей, был арестован летом прошлого года, когда младшему ребенку исполнилось всего девять дней. Семья осталась без средств к существованию. Только через 20 дней судья, обнаружив это, изменил ему меру пресечения. Следователь же, обязанная по закону учесть такое обстоятельство, просто не указала его в деле. Через месяц она все-таки взяла Валерия под стражу, предъявив ему два новых обвинения - разбой, вымогательство, но абсолютно бездоказательных. Это просто нонсенс: суд три раза отправил дело на доследование!"

Елена Дударева:

"30 августа Валерий опять приступил к знакомству с обвинительным заключением по 201-й статье УПК. Но что в нем могло появиться нового? Следователь Первомайского РУВД с самого начала отнеслась к Валерию предвзято. Увидев впервые человека, у которого и судимостей не было, поставила диагноз - бандит. Он это сразу почувствовал. Фактов у нее нет, она использует эмоции и домыслы. Потерпевшие говорят: он не участвовал в драке. Следователь пишет другое. Это невозможно, но это так".

Сейчас Елена Дударева подготовилась выступать в суде в качестве общественного защитника. Собраны документы, официально подтверждающие ее права и полномочия, закон на ее стороне. Но и в этом закон не указ следователю - Дударевой отказано. Не как общественному защитнику, члену комитета, а как... жене обвиняемого.

Развяжите Фемиде глаза

Основатели комитета - сами юристы, поэтому свои "дела" они блюдут строго. Все задокументировано, официально, пунктуально. "Поступило 61 письмо от родственников и от самих подследственных и осужденных с просьбами оказать правовую помощь, дать совет, поддержать. На все обращения даны письменные ответы с предоставлением необходимых нормативных документов, комментариев к ним и разъяснениями относительно дальнейших действий по каждому случаю. От имени этих людей в государственные органы также направлялись письма с просьбой разобраться в конкретных ситуациях..." За этими в общем-то сухими фразами - человеческие жизни, боль, обиды и бессилие. Но шестьдесят один человек, не оставленный без внимания, - это не считая личных встреч.

Нина Морева:

"К сожалению, чаще всего бывает так, что обращаются они, когда приговор уже вынесен. Но мы все равно стараемся помогать. Морально поддерживаем человека и его семью, даем юридически правильные советы, говорим о правах человека. Для нас главное - нарушена или нет Конституция. Это страшно: во всех случаях, во всех письмах, обращениях к нам - повальное нарушение Конституции и других законов именно правоохранительными и судебными органами. Почему наша организация необходима, говорит даже статистика. Сегодня в России выносится 0,013 процента оправдательных приговоров! Это страшная цифра, потому что даже во время Ежова и Берии оправдывали 3-5 процентов".

Комитет имеет пока небольшой, но все же опыт участия в уголовных процессах - предоставить всем желающим общественных защитников, к сожалению, пока невозможно. Однако и три суда, "пережитых" членами комитета, дали свои уроки. В одном случае, по делу Рафиса Азмухаметова с него были сняты все обвинения, вынесен оправдательный приговор (о чем и благодарность имеется). Освобождены в зале суда Вадим Воробьев и Сергей Попов, общественным защитником которых выступила Ирина Аджидерская. Но это полпобеды - им назначен условный срок, хотя защита настаивала на признании невиновности. В третьем случае доводам защиты суд, к сожалению, не внял. Впереди - новые суды.

"Комитет арестантских жен" обращается ко всем гражданам и организациям, кто в состоянии помочь делу правозащиты. Чем угодно - бумагой, конвертами, одеждой, книгами, учебниками, гуманитарными продуктами. Конечно, у кого-то это обращение может вызвать негативную реакцию: преступников не кормить надо, а уничтожать. Но "арестантские жены" убеждены - сегодня НИКТО не знает, каков процент настоящих преступников среди находящихся за решеткой и сколько сидит, мягко говоря, по судебной ошибке.

Нина Морева:

"Когда говорят о судебной реформе, я не очень понимаю, что это такое. У нас же все есть: вполне нормальный Угловно-процессуальный кодекс, Конституция, множество постановлений пленумов Верховного суда РФ, где все популярно разжевывается, прекрасные комментарии ко всем нормативным документам, сделанные ведущими юристами страны... Почему же их сплошь и рядом не исполняют? Например, 82-й приказ Генпрокуратуры гласит: прокурор в судебном процессе обязан поддерживать обвинение только в силу имеющихся доказательств. А что мы видим во многих делах? "В НЕУСТАНОВЛЕННОЕ время, в НЕУСТАНОВЛЕННОМ месте, НЕУСТАНОВЛЕННЫЕ лица, НЕУСТАНОВЛЕННЫМ путем приобрели, собрали, установили, совершили..." Так что же нам нужно реформировать? Может быть, достаточно просто обязать следователей, прокуроров и судей элементарно следовать нормам закона?.."

Ежегодно через пенитенциарную систему в России проходит 5 миллионов человек, отбывает срок 1,2 миллиона.

Татьяна Ощепкова

Поделиться:

Наверх