65,55 ↑ 100 JPY
11,28 ↑ 10 CNY
72,50 ↑ USD
64,13 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 9 м/c
18 июня
Пятница

Общество

Уголек или жизнь

Над заповедным участком приморской природы нависла серьезная угроза экологической катастрофы

Кому-то эта история на фоне сегодняшних насущных забот и страхов перед предстоящей зимой покажется "не в тему". В атмосфере одновременно появляющихся восторженных репортажей об идущих к нам эшелонах с сибирским углем и тревожных аналитических расчетов о том, что его все равно не хватит и без собственного топлива не обойтись, чьи-то протесты против разработки еще одного приморского месторождения выглядят по меньшей мере непатриотично. Но если взглянуть на проблему пристально, может быть, именно эти протесты и есть проявление настоящего патриотизма? Что есть любовь к родине, как ни желание сохранить ее живой и здоровой? И если жизнь - это миг между прошлым и будущим, то что останется от него, когда будущего не будет?

Велика и неиссякаема гордость наша - уссурийская тайга. Кажется, богатств в ней черпать - не исчерпать. А если зачерпнуть поглубже? Представьте себе, что на месте одного из самых "жирных", щедрых и великолепных таежных участков разверзнется гигантский угольный котлован. Представили? Но выкапывать уголь открытым способом - не хирургическая операция, этот разрез уже никогда зашить не удастся. Так кто же хочет нанести прекрасной земле зияющую рану?

Тайное становится явным

Уссурийский район, на свое несчастье, богат не только тайгой, но еще и недрами. Здесь обнаружено четыре угольных месторождения. Из трех разработанных ранее два уже закрыты. Сегодня настала очередь четвертого.

Участок "Юго-Западный-1" Бонивуровского буроугольного месторождения расположен в 2-3 километрах южнее села Кондратеновки. По словам местных жителей, и само село стоит на залежах, граница планирующегося разреза проходит буквально рядом с его окраиной, чуть ли не через дом егеря. Но дело не в одной деревеньке. Деятельность разреза неминуемо окажет непосредственное влияние на всю округу, где, помимо еще семи сел (Боневурово, Заречное, Каймановка, Каменушка, Дубовый ключ, Долины, Горнотаежное) с населением около двух тысяч человек, базируются всемирно известные приморские достопримечательности - Уссурийский заповедник и Горно-Таежная станция ДВО РАН, а также учебно-опытный лесхоз Приморской сельхозакадемии. Взгляд на то, какое же это будет влияние и стоит ли оно планируемой от добычи угля выгоды, у противостоящих сторон - разработчиков проекта и населения вкупе с учеными - натурально, разный. Посмотрим и мы.

Сначала о выгоде

Из документа, подписанного 5 июля 2001 года председателем комитета по природным ресурсам краевой администрации Евгением Стоматюком, следует, что "по предварительной оценке, в пределах данного участка запасы бурого угля марки Б2, пригодные для открытой добычи, составляют более 25 млн тонн". Изучать этот участок начали еще в 1947 году - планировалось строительство в районе теплоэлектростанции, нужно было сырье. По словам одного из местных жителей - геолога, работавшего здесь более 40 лет, проводилось активное бурение, однако затем этот участок бросили - посчитали, что такой уголь для ТЭЦ не идет. Разведка показала, что уссурийские угли молодые, низкокалорийные - те самые некачественные бурые угли, которым, как сегодня знает любой приморец, постоянно нужен мазутный допинг. Кроме того, тогда же открылась перспективность Лучегорска.

Вновь вспомнили об уссурийских углях в начале 90-х, после массового закрытия приморских шахт. Разведка велась на нескольких участках, "Юго-Западный-1" пытались отвоевать у воспротивившегося населения с 1992 года. Из письма директора Горно-Таежной станции ДВО РАН М.М. Омелько главе администрации Уссурийского района Н.И. Литвинову от 7 апреля 1994 года: "Более двух лет жители населенных пунктов Кондратеновского сельсовета испытывают давление работников Приморгеолкома, пытающихся убедить всех, что добыча угля здесь чуть ли не улучшит экологическую обстановку. Прикрываясь разного рода спекуляциями экономической выгоды, условия жизни экологически благоприятного уголка стремятся подогнать под среднестатистические в России, изуродованной бездумной деятельностью. Так же "умело" были обоснованы проекты, позволявшие губить озеро Байкал и поворачивать северные реки на юг..."

Петр Зориков, сегодняшний директор Горно-Таежной станции, доктор биологических наук: "В 1994-м я был депутатом сельсовета. К нам приезжал представитель от компании, которая занимается угольными разработками. Они хотели видимости демократии - чтобы вопрос прошел через местную власть. Но мы согласия не дали. До сих пор помню, как этот товарищ заявил: "Ну тогда мы без вас обойдемся!" И начали буровые исследования..."

Местные бьют тревогу

Обращения полетели в районную и краевую администрации, в Госдуму - к Светлане Горячевой. Глава района Литвинов заверил людей, что предпримет все, чтобы не допустить надругательства над природой. Но все это время на участке продолжалось бурение, и в 1998 году "Юго-Западный-1" продали. Лицензию на добычу угля получило ЗАО "Уссуруголь". Однако нет худа без добра: так и не приступив в течение двух лет к освоению участка, фирма потеряла лицензию. Что уж там было причиной, никому не известно. Факт лишь, что все эти годы на нем велись геологоразведочные работы, которые финансировал федеральный бюджет...

Галина Климец, староста села Кондратеновки: "А нынче все началось заново. Мы узнали об этом случайно - в уссурийских газетах стали появляться обвинительные статьи: дескать, бессовестные и несознательные кондратеновцы не разрешают открывать разрез, когда бедному Уссурийску не хватает угля и он может опять замерзнуть зимой. Оказалось, что втайне от нас чиновники опять выставили участок на конкурс. Теперь, говорят, заказчик освоения - "Приморскуголь", они уже все мероприятия спланировали, провели расчеты, даже директора разреза назначили..."

Виктор Лютер, председатель Кондратеновского сельсовета: "Комитет природных ресурсов направил главе администрации Уссурийска и Уссурийского района Рудице заявку на отвод земли около 400 га под раскорчевку леса для угольного разреза в 2 км от Кондратеновки. Узнав об этом, в середине июня мы созвали сход жителей, пригласили двух докторов наук и шестерых кандидатов - специалистов по изучению леса и экологии. Народ высказался категорически против, ученые тоже. В общем, наука и население поддержали друг друга. В итоге решили - не пущать. Вплоть до решительных действий..."

Ужас лунных ландшафтов

11 июля в газете "Дальневосточный ученый" сотрудники горно-таежной станции опубликовали обращение ко всем жителям и властям Приморского края. Выступление "с решительным протестом против открытой добычи угля в Кондратеновке" заканчивается словами: "Мы пойдем на все возможные меры, чтобы предотвратить готовящуюся экологическую катастрофу!" О том, к каким катастрофическим последствиям приведет разработка разреза и до каких границ простирается решительность ученых и местных жителей, рассказывают они сами. Чаще всего в разговорах с сельчанами звучали две метафоры - "лунный ландшафт" и "новый Новошахтинск".

Виктор Лютер: "Работы на разрезе повлияют на все - на экологическую обстановку, климатические условия, весь сложившийся уклад жизни. У нас леса первой группы, то есть они не эксплуатируются, а служат определенному назначению - в данном случае, водоохране и экологии. Это же уникальный природный уголок, здесь все сохранилось таким, каким его увидели Пржевальский и Арсеньев. Население на протяжении 4-5 лет живет за счет растительности - держат хозяйство и занимаются побочным пользованием леса. Это и зона отдыха всего Уссурийска, даже владивостокцы сюда едут. Нашу тайгу называют "легкими" Владивостока и Уссурийска. И что - все это кончить? Но главная беда - пострадают люди..."

Петр Зориков: "Не надо никаких особых изысканий, достаточно посмотреть на уже раненные разрезами районы - Липовцы, Михайловку, Новошахтинск, Воздвиженку, Павловку. Воды нет, растительность скудная, пыль, газы в воздухе. Уголь сам тоже выделяет вредные вещества - в атмосфере он разлагается. Это будет незаметно для человека, но через 10-15 лет многие уйдут из жизни, и кто будет знать почему? Будут фиксировать цирроз печени, заболевания верхних дыхательных путей, сердечно-сосудистые, расстройства нервной системы. Но кто будет это связывать с разрезом?"

Валерий Григорьев, ведущий специалист водно-балансовой станции Приморскгидромета, житель села Каменушки: "Это будет второй Новошахтинск. Они же собираются добывать открытым способом, а это огромные котлованы, куда будет стекать вся вода, которая находится в этом водоразделе. Она просто уйдет отсюда. У меня колодец 6 метров - он засохнет. Посмотрите, и так воды в речке полметра, а начнутся вскрышные работы - и все. Были мы на этом Павловском угольном разрезе, видели их лунный ландшафт: жуткие котлованы, наполненные водой, горы вырытого грунта, на которых ничего не растет. Здесь будет то же самое..."

А еще и радиация

Неминуемое нарушение водного баланса и полное обезвоживание территории - беда не только для местных жителей, но и для всего заповедного участка: от разреза до горно-таежной станции менее 10 км, до Уссурийского заповедника - около 13. В будущем году Горно-Таежной станции исполняется 70 лет. Она была организована по инициативе выдающегося советского ученого, академика Комарова и стала первым НИИ, начавшим изучать дальневосточную тайгу. Охрана, воспроизводство, восстановление реликтовых лесов, изучение и освоение ресурсов с целью использования в народном хозяйстве - до сих пор актуальность этих задач не исчезла. Уникальный дендрарий с 900 видами кустарников, деревьев и лиан, многие из которых имеют потрясающие лекарственные свойства... Да что там говорить - это просто жемчужина южного Сихотэ-Алиня. Уйдет отсюда вода - уйдет и жизнь...

А еще люди опасаются, что "откроют уголь - пойдет повышенная радиация". Подозрения, что в здешних углях присутствуют трансурановые элементы, - не просто досужие вымыслы, они имеют под собой вполне научные основания. И настойчивое нежелание заинтересованных "товарищей" довести изучение участка до конца раньше, чем начинать разработку, только подтверждает их.

Из ответа замдиректора ДВ геологического института, доктора геолого-минералогических наук С.А. Щеки от 4 апреля 1994 года на запрос и.о. зав. Уссурийским заповедником В.К. Абрамова: "Разведка юго-западного участка Бонивуровского буроугольного месторождения проводилась в 50-х годах. Опробование углей на вредные примеси в те времена не проводилось. Судя по проведенному нами анализу углей близлежащего Раковского месторождения, последние АНОМАЛЬНО (до 1 %) ОБОГАЩЕНЫ БЕРИЛЛИЕМ, соединения которого относятся к первому классу вредности. Не исключено, что угли Бонивуровского месторождения окажутся такими же, что ИСКЛЮЧАЕТ использование их ДЛЯ СЖИГАНИЯ, особенно подземной газификации..."

Петр Зориков: "Раковское и Бонивуровское месторождения - одного происхождения, это, вероятно, общий пласт. И один процент - очень много! Представьте, что на 100 кг угля приходится 1 кг бериллия. Так что угольщикам даже выгодно, что наука больше не делала анализов, хотя когда проводилась разведка, наверняка они сами брали пробы. Скорее всего, именно поэтому они не хотят просить об экспертизе Институт геологии - ведь он даст реальный, объективный анализ. Наука не может соврать. Но зачем им профессор Щека - слишком много авторитета".

Галина Климец: "Раковский разрез открыли и закрыли, не больше года работал, и Алексее-Никольский - года два с половиной. Вычерпали что-то, а ямы остались. Раковка, правда, не успела, а Алексее-Никольск на себе реально ощутил эти угольные прелести - вода начала уходить, постоянно стоящая пыль. Никто же не проводил и не будет проводить исследований по заболеваемости. А она проявится через 5-10 лет, на детях это все скажется, пойдут врожденные заболевания. Партизанск вчера показывали - шахты там затопили абы как, люди жалуются: чувствуем запах ядовитый, из-под земли идет метан, дети болеют. А что это - не будет детей, не будет будущего. Ничего не будет - ни Партизанска, ни Уссурийска, ни Приморья..."

Это есть наш последний...

Виктор Лютер: "Мы своей позиции не изменим. А чтобы нас не обвиняли в самодурстве, для начала требуем провести НЕЗАВИСИМУЮ экспертизу угля. Не в Приморгеолкоме, в котором, говорят, даже нет необходимого оборудования, а в Институте геологии, тем более что они уже делали такие анализы по Раковскому месторождению. И в состав комиссии обязательно ввести местных жителей, которым доверяет все население. А иначе эти "разведчики" состряпают себе экспертизу, какую захотят..."

Петр Зориков: "Ну что реально может сделать ученое сообщество? Бить в набат. Мы поставили в известность президиум ДВО РАН, его председателя академика Елякова. Зам. главного ученого секретаря ДВО Виктор Богатов является еще и замом председателя комитета по экологии администрации края и будет вести эту работу там. Еще у нас есть объединенный ученый совет по биологическим наукам при президиуме, туда входят представители от всех институтов биологического профиля. В случае негативного развития событий решение этого совета мы представим в президиум для направления в РАН. Будем участвовать в пикетах, поднимать прессу..."

Валерий Григорьев: "Пока скажите, что население настроено против. Агрессивно - это когда начнут брать в руки подсобный инструмент как оружие. Если разрез все-таки откроют, люди вынуждены будут вредить, по ночам ломать, а то и расстреливать технику - и до этого может дело дойти, что вы думаете. Но мы же не можем в своей стране, в таком живом ее уголке войну начинать. Надо решать миром..."

Игорь Козий, заместитель приморского природоохранного межрайонного прокурора: - Ко мне уже обращались экологи с этим вопросом. Но прокуратура может вмешиваться только в случае, когда уже нарушено природоохранное законодательство или когда есть возможность нарушения. Пока нет фактов, что строительство уже началось и что-то нарушено. На самом деле пока нет и экспертизы, подтвеpждающей, что это строительство может отрицательно сказаться на окружающей среде. Нужно провести исследование, а конечный итог должна дать экологическая экспертиза...

Татьяна Ощепкова

Поделиться:

Наверх